ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР

общество

Ретроспектива
В Баку стартовала олимпиада по русскому языку и литературе
АЗЕРТАДЖ начал распространять  новости на испанском языкеАЗЕРТАДЖ начал распространять новости на испанском языке
П.Бюльбюльоглу: «Мы не отождествляем то,  что произошло в условиях тоталитарного  режима Советского Союза, с сегодняшней  демократической Россией»П.Бюльбюльоглу: «Мы не отождествляем то, что произошло в условиях тоталитарного режима Советского Союза, с сегодняшней демократической Россией»

спорт

Тургай Мохбалыев: «Равняюсь на Аяза»
Генеральная репетиция в Новогорске
Такой разный Дерлис
Болельщики выбрали УсикаБолельщики выбрали Усика

Экономика

Либерализация в сфере налогообложения — призыв к частному сектору легализовать теневую часть бизнеса
03 января, 2019

2019 год, как изветно, обещает стать годом концептуальных налоговых реформ в Азербайджане, что обусловлено необходимостью борьбы с теневым бизнесом.

Об этом в последнее время в отечественных СМИ много писалось. Однако, как выясняется, подготовку к этим коренным преобразорваниям налоговики начали задолго до разработки предложений по внесению изменений и дополнений в Налоговый кодекс Азербайджана. Сам 2018 год был определен Министерством налогов периодом перехода от теневой экономики к прозрачной, и в ходе встреч с предпринимателями, которые регулярно проводились в течение последних месяцев, налоговики объясняли им, что собираются начать работу с представителями бизнеса, что называется, с чистого листа. В качестве доказательств было существенно сокращено количество проводимых проверок, а в ответ от частного сектора ожидают полное устранение фактов товарооборота без сопутствующей документации, фиксирование в отчетах правдивых сумм по доходам и затратам, обеспечение прозрачности оборота и полное устранение схем по уклонению от налогооблажения. Представители налоговой службы страны посвятили текущий 2018 год реструктуризации своей работы и проведению кадровых перестановок, что позволит им повысить в 2019-м эффективность управления и контроля, а предприниматели, в свою очередь, должны были устранить недостатки в своей работе. Отсюда и название — переходный период налоговых реформ, что, кстати, по словам заместителя министра налогов Сахиба Алекберова, лишний раз подтверждается и тем фактом, что при обнаружении налоговиками какого-либо нарушения в работе предпринимателей в первый раз, они будут об этом просто оповещены. То есть Министерство налогов не станет сразу же применять санкции, а ограничится письменным уведомлением с тем, чтобы представители частных структур изменили подходы к работе и устранили пробелы в отчетности. Санкции станут применяться, если недочет не будет устранен и налоговики его обнаружат при повторной проверке. И этот пункт был оговорен в изменениях и дополнениях в Налоговый кодекс особой статьей.

Впрочем, либерализация в сфере налогообложения и уступки со стороны государства вовсе не означают, что некоторые нерадивые бизнесмены могли расслабиться, и нарушать налоговое законодательство в еще более грубой форме. Так, по словам генерального директора Департамента предварительного расследования налоговых предступлений при Министерстве налогов Азербайджана Хагани Искендерова, если по большинству секторов бизнеса представители частного сектора просто услышали призыв к переходу к прозрачной форме работы, то в наиболее рисковых секторах контроль со стороны налоговиков, наоборот, был ужесточен.  

«Среди таковых хотел бы назвать производство алкогольных напитков и оборот безакцизной тобачной продукции, — говорит Х.Искендеров. — Если в начале года на внутреннем рынке объем табачной продукции, завезенной в страну контрабандным путем достигал, 16—18 процентов, то в результате принятых мер к сегодняшнему дню его удалось снизить до 3—5 процентов.

Помимо этого с начала августа нынешнего года на основных предприятиях, занятых производством алкогольной продукции, были установлены акцизные посты, что позволило выявить интересный факт: объемы производства крепких напитков умышленно занижались в 5 раз. Под наименованием одних товаров фактически выпускались  другие, на продукцию не приклеивались акцизные марки, а нередко они даже были поддельными».

Генеральный директор Департамента предварительного расследования налоговых предступлений также сообщил, что соответствующие проверки проводились также в медицинских учреждениях оказывающих населению платные услуги. Еще в мае—июне руководители некоторых из них были приглашены в налоговые органы, где директорам объяснили требование законодательства по правильному ведению отчетности. Однако, несмотря даже на превентивные меры, во время декларации налоговой отчетности выяснилось, что никаких существенных перемен в работе учреждений не произошло, и они по прежнему предпочитают скрывать истинное положение дел. Тогда налоговики были вынуждены прибегнуть к помощи цифровых технологий и других мер и обнаружили, что имеют дело с нарушениями, в которых фигурируют довольно серьезные суммы денег. Как результат, уже в ноябре нынешнего года налоговики провели серию выездных проверок в ряде медицинских учреждений и обнаружили, что в большинстве случаев, принимая наличные деньги за оказанные услуги, медики просто утаивали истинные денежные обороты, проходящие через учреждения. Не говоря также о таких нарушениях, как отсутствие соответствующих лицензий у некоторых медцентров и уклонение от заключения трудовых соглашений с врачами... (Кстати, здесь хотелось бы отметить, что по результатам десяти месяцев нынешнего года число выездных проверок со стороны налоговиков было существенно снижено. Настолько существенно, что такие проверки проводились лишь в одном из трехсот бизнес-хозяйств). Так вот, в ходе проверок в медучреждениях удалось определить, какими были реальные суммы заработка врачей и обороты самих центров. Даже в ходе предварительного расследования удалось выявить, что в 77 процентах от общего числа проверенных объектов нарушения касались правил ведения денежных рассчетов, 51 процент проверок выявил отсутствие трудовых соглашений с работниками, а 61 процент нарушений сводились к деньгам, которые принимались от населения наличными, что позволяло не декларировать реальные суммы оборота в отчетах. 

Несколько слов о том, почему нововведения не коснутся лиц занятых в нефтегазовой сфере или государственных служащих. Действительно, этот вопрос особо обозначен в изменениях в Налоговом кодексе, где в новых или измененных статьях можно встретить именно такие оговорки: «не занятые в нефтегазовой сфере». Если бы изменения коснулись абсолютно всех категорий граждан выплачивающих налоги, то они уже не назывались бы льготами, а представляли бы собой повсеместное изменение налоговых ставок. Суть послаблений и льгот в том и заключается, что они предоставляются на определенный срок и затрагивают ограниченную категорию населения. Да и выдержал бы государственный бюджет, если бы речь шла о поголовном изменении налоговой ставки? Согласно расчетам, та часть льгот, которая затрагивает полное освобождение от налогов заработной платы до 8 тысяч манатов, затронет 500 тысяч человек. То есть именно столько людей в течение семи лет смогут пользоваться этим преимуществом, что, в свою очередь, только в 2019 году обойдется государственному бюджету в сумму 316 млн манатов. Эти деньги останутся у населения и не поступят в казну. А в целом, от всех налоговых послаблений бюджет недосчитается 400 млн манатов, и эта сумма была бы гораздо больше, если бы под льготы попали также госслужащие и работники нефтегазовой сферы. Вот почему реформы 2019 года — это всего лишь льготы, для хоть и очень широкой, но все же части населения страны.

Вернемся к вопросу прозрачности бизнеса. Сегодня работоспособная часть населения страны оценивается примерно в 4,5 млн человек. Но при этом по контракту работают лишь 1,5 млн. То есть, если исходить из ситуации, сложившейся на трудовом рынке, то получим, что остальные три миллиона человек относятся к безработным, что, конечно же, вряд ли соответствует действительности. На деле эти люди трудоустроены, только факт трудоустройства не находит отражения в трудовых соглашениях, а следовательно, ими не производятся и налоговые выплаты.

То, что каждый гражданин страны обязан платить налоги не является требованием Налогового кодекса. Эта ответственность возложена на всех нас Конституцией Азербайджанской Республики (статья 73), согласно которой оплата в полной мере всех определенных законом налогов и других государственных выплат является долгом граждан страны. И потому, исходя из тех же законов Азербайджана, остаться вне объявленной сегодня политики полной прозрачности бизнеса можно будет только, если речь идет о государственной тайне или тайне налогообложения. Во всяех других случаях с 2019 года предприниматели будут обязаны указывать в отчетности все соответствующие данные по бизнесу.

Рауф НАСИРОВ

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»