banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
В Баку открылся новый картинг-центрВ Баку открылся новый картинг-центр
Джейсон Кац: «Армяне умоляли еврейскую диаспору в США встать на их сторону, но…»Джейсон Кац: «Армяне умоляли еврейскую диаспору в США встать на их сторону, но…»
Вице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла Алиева встретилась с детьми с ограниченными возможностями здоровьяВице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла Алиева встретилась с детьми с ограниченными возможностями здоровья

спорт

Нигяр Арпадараи: «Сейчас люди хотят не просто попасть на концерты, а посмотреть гонку, погулять по развлекательной зоне»Нигяр Арпадараи: «Сейчас люди хотят не просто попасть на концерты, а посмотреть гонку, погулять по развлекательной зоне»
Мемориал Гашимова: итоги 1-го тураМемориал Гашимова: итоги 1-го тура
Алена Гасанова: «Не намерена останавливаться на достигнутом»Алена Гасанова: «Не намерена останавливаться на достигнутом»
Алтай Гасанов: «Евро-2018 — очередной успех азербайджанского спорта»Алтай Гасанов: «Евро-2018 — очередной успех азербайджанского спорта»

Политика

«Иран сегодня» — проект, умышленно бросающий тень на Азербайджан и его отношения с Ираном
12 января, 2018

Волна протестов, захлестнувшая Иран в последние дни, превратила страну в центральную тему мировых новостных лент.

Обратившись в поиске дополнительной информации об Иране к русскоязычным сайтам, на фоне ограниченного доступа к иранским источникам, мы наткнулись на крайне любопытное издание.

«Иран сегодня» — так называется портал, который, если верить описанию на самом сайте, посвящен иранской истории, культуре, национальной кухне, а также тому, чем Исламская Республика живет сегодня.

Но это только на первый, и даже на второй взгляд, ибо время от времени на сайте размещаются статьи, внимательное изучение которых сталкивает с довольно неприятным моментом.

Возьмем, к примеру, статью «Кто такие талыши?» Максима Алонцева — казалось бы, материал полностью посвящен языку, истории, культуре талышского народа. В самом ее начале автор сетует на «чрезвычайную» сложность изучения «народов, не имеющих собственной историографии, легко определяемых предков или собственной письменной традиции».
«Дополнительная трудность состоит в том, что иногда эти народы, пусть и сохраняя идентичность, проживают на территории разных государств и тем самым попадают под влияние местных культурных, исторических и языковых условий. Именно такой ряд трудностей возникает при изучении одного из иранских народов — талышей, проживающих на территории современных Ирана и Азербайджана», — пишет он.

Но самое интересное начинается дальше:

«Поиск мифических предков в условиях отсутствия собственной развитой исторической традиции и письменного языка является характерной чертой многих этнических формаций, в том числе и талышей. И если талыши, проживающие в Иране, имеют стойкую иранскую идентичность, то их соплеменники, живущие на территории Азербайджана, находятся в состоянии анклава в окружении тюркского населения и нелояльного обращения со стороны титульной нации, но тем не менее сохраняют национальное самосознание» (здесь и далее выделено нами).
То есть в как будто бы «чисто исторической» статье подспудно проскальзывает явно провокационная и лживая мысль о «нелояльном обращении» с талышами в Азербайджане.

Возникает впечатление, что, выпячивая, не прямо, а исподтишка, национальный фактор, автор подспудно стремится внушить представителям национальных меньшинств, что в Азербайджане их права ущемляются, и как это назвать, как не скрытой провокацией и вмешательством во внутренние дела суверенного государства?

Вообще, в последние дни обращает на себя внимание синхронность появления на отдельных российских площадках, в соцсетях и СМИ утверждений об актуализации несуществующего «национального», в частности, «талышского вопроса». Причем во всем этом проглядывается отчетливый армянский отпечаток, чему не так давно 1news.az посвятил обширный материал.

Или вот еще статья: «Откуда в Азии появились туркмены?», в которой огузы упоминаются с нескрываемым пренебрежением: «Летом 922 года посланник аббасидского халифа Ибн Фадлан в ходе своего путешествия в Волжскую Булгарию проезжал плато Усть-Юрт, располагающееся между Каспийским и Аральским морями, на территории которого проживали тогда племена огузов. Мусульманский эмиссар не слишком высоко отзывается о тюркских кочевниках, сообщая, что они «скитаются по земле, подобно диким ослам». Некоторые из них, тем не менее, переходили к оседлому образу жизни — в другом историческом сочинении говорится о городе Янгикент («Новый город») в низовьях Сырдарьи. Этот город называется «столицей неверных огузов». Позднее они сформировали конфедерацию из 22 племен и переместились южнее, к северным границам государства Саманидов. Непосредственное соседство с мусульманским населением, по всей видимости, привело к исламизации огузов — детали этого процесса остаются в тени из-за отсутствия источников, однако мы точно можем сказать, что семейство Сельджуков уже приняло ислам к 992 году».

Как известно, огузы участвовали в этногенезе современных тюркоязычных народов: туркмен, крымских татар, анатолийских турок, азербайджанцев, турок-месхетинцев, турок-киприотов, урумов, гагаузов, саларов и частично узбеков. Заселение огузов (сельджуков) в Восточном Закавказье и Северо-Западном Иране с XI—XIII веков привело к тюркизации значительной части местного населения.

Даже если взять обычную новость о публикации в Великобритании исторического романа «Во дворце цветов», посвященного двору иранского шаха 1890-х годов. Уже в заголовке новости — «В Великобритании опубликуют роман о черном рабстве в Иране при Каджарах» содержится провокационный элемент.

Напомним, что династию Каджаров, правившую Ираном с 1795 по 1925 год, основал предводитель тюркского племени каджаров из огузских племен — Ага-Мухаммед-хан Каджар.

Именно он объединил Иран и утвердил столицей Тегеран, чего не удавалось ни одной предшествующей династии. Период правления Каджара был ознаменован стабилизацией Ирана после потрясений XVIII века, а также важными реформами и значительными изменениями в государственном устройстве, в частности конституционной революцией 1906 года.
К династии Каджаров принадлежал и Джавад-хан — великий полководец и политический деятель, последний хан Гянджинского ханства.

Так вот, чтобы понять причины неприязни к Азербайджану, тюркскому этносу вообще, в посвященном Ирану издании, мы попытались чуть больше узнать о портале «Иран сегодня».

Помимо упомянутого Максима Алонцева в числе авторов портала — некая Ида Саркисян, в приписке к фамилии которой указывается, что она из «Степанакерта, Нагорный Карабах». На портале под ее авторством пока всего две статьи, и одна из них «Армянские звезды иранского «Арарата» — об организации и членах армянской общины в Иране.

Например, о капитане сборной Ирана по футболу Андранике (Андо) Теймуряне, который «стал единственным христианином в национальной сборной Ирана»:

«Андраник Теймурян часто говорил: «Я не вижу разницы между армянами и иранцами. Мы живем своей мирной жизнью и очень дружны. Армяне всегда рады видеть меня на поле, а я мечтаю как можно дольше представлять свою страну (Иран) на поле», — цитирует его Ида Саркисян, попутно отмечая, что «кадры, где Андо целует Коран, разлетелись по всему Интернету».
«В Иране действуют и многие другие армянские клубы, такие как «Севан», «Наири», «Сипан» и другие. Но по своим масштабам и активностью они уступают «Арарату». Иранское правительство и министерство культуры не только не препятствуют деятельности общины, но и всячески помогают и поощряют ее, уделяя должное внимание и поддержку. Продолжая развиваться, клуб еще наверняка подарит Ирану новых героев», — пишет автор.

Главный редактор издания Никита Смагин в прошлом году опубликовал на сайте russiancouncil.ru статью «Армения и Иран: экономика превыше всего». Отмечая заметную роль Ирана в экономике Армении, автор указывает, что общий объем ежегодного товарооборота между двумя странами находится в районе $300 млн.

«При этом, учитывая размеры Ирана и наличие общей сухопутной границы, уровень экономических связей между странами далек от максимума. Ранее стороны заявляли о перспективах роста товарооборота до 1 млрд долл. Однако по итогам прошлого года этот показатель снизился на 5%», — пишет Никита Смагин.

Проблемы в развитии экономических отношений между Ираном и Арменией в последние годы автор объясняет, в первую очередь, с наложенными на ИРИ санкциями: «Поскольку значительная часть финансовых ограничений постепенно снимается с Тегерана, Ереван не без основания надеется воспользоваться перспективами, которые открываются между странами в экономической сфере».

С другой стороны, продолжает он, «у Ирана существует особый интерес к Армении, связанный с ее вступлением в Евразийский экономический союз в январе 2015 г.»:

«Сегодня эта страна — единственное государство на границах с Ираном, которая входит в ЕАЭС. Потенциально Армения может стать воротами для иранских товаров на рынки России, Казахстана и Белоруссии. Правда, с остальными странами — членами Евразийского экономического союза Армения не имеет общей границы, что несколько осложняет ее роль потенциального перевалочного пункта для иранской продукции».

«Не стоит также забывать о роли Тегерана в обеспечении энергетической безопасности Еревана. Иранский газ — единственная реальная альтернатива российскому газу для Армении, также ИРИ рассматривает планы по поставкам «голубого топлива» через армянскую территорию в Грузию. В то же время явным противником реализации этих планов выступает «Газпром». Однако нынешняя отмена виз между странами вряд ли может напрямую повлиять на изменения в этой области», — пишет автор, плавно переводя тему на отношение Баку к армяно-иранским планам.

«Между тем за выстраиванием отношений между Тегераном и Ереваном внимательно следят из Баку. В отношениях с Азербайджаном и Арменией Иран стремится занимать взвешенную и равноудаленную позицию, развивая проекты с обеими странами».
В то же время главред признает-таки, что в процессе развития экономических проектов Ирана со своими кавказскими соседями Азербайджанская Республика оказывается в целом конкурентоспособнее Армении:
«Так, в создании международного транспортного коридора Север — Юг Ереван уже почти наверняка участие не примет, а маршрут пройдет через Азербайджан. Кроме того, проект по созданию железнодорожного сообщения между Ираном и Арменией еще не запущен, в то время как ирано-азербайджанская железная дорога может быть введена в эксплуатацию уже в ближайшее время».

«В целом в вопросе выстраивания отношений между Ираном и Арменией преобладающим фактором является экономическая повестка. Причины для сотрудничества в этой области существуют у обеих сторон, а вступление в силу безвизового режима может стать серьезным стимулирующим фактором для развития торгово-экономических связей. В то же время говорить о прорывах в области крупных инфраструктурных проектов пока не приходится», — пишет он в материале, в котором просматривается продвижение армянских интересов.

В другой своей статье «Трио в Тегеране» Никита Смагин выражает скептицизм в связи с перспективами трехстороннего формата Россия — Азербайджан — Иран.

По его мнению, «несмотря на дежурные положительные отзывы участников о трехстороннем диалоге, обозначенный переговорный формат обладает рядом естественных ограничений».

«Фактически он был создан вокруг одного конкретного логистического проекта — транспортного коридора Север — Юг.

…Не стоит забывать и тот факт, что в тройке Россия — Иран — Азербайджан Баку в этом трио выступает скорее в качестве незаменимого по географическим причинам посредника между Тегераном и Москвой в их энергетических и логистических проектах. При этом азербайджанскую сторону на текущем этапе такое положение вполне устраивает, поскольку это дает возможность получить дополнительные источники дохода в качестве страны-транзитера. Тем более что на аналогичную роль, хотя и с очевидно более скромными успехами, претендует главный соперник Азербайджана — Армения. Пожалуй, главным новшеством трехсторонних переговоров стал проект по созданию газового коридора из России в Иран через территорию Азербайджана. Сложно назвать этот итог прорывным, но успешная реализация нового проекта в сочетании с запуском маршрута Север — Юг может увеличить значение трехстороннего сотрудничества», — не скрывая сожаления пишет главред и, резюмируя статью, выносит свой вердикт:

«Естественные ограничения трехстороннего формата переговоров Россия — Иран — Азербайджан не позволяют принимать прорывных решений в рамках этой площадки, однако дают возможность продолжить работу над проектом «Север — Юг» и сотрудничество в рамках других сопутствующих инициатив; Баку продолжит активное участие в проектах России и Ирана в качестве страны-транзитера».
Стоит отметить, что, как бы ни стремился Смагин принизить роль Баку, Азербайджан в проекте Север — Юг выступает не просто «страной-транзитером», а его ключевым звеном — именно через его территорию проходит основное связующее звено мегамагистрали. Речь о железной дороге Решт — Астара, на строительство которой, напомним, Азербайджан выделил кредит Ирану — 500 миллионов долларов.

И вот что еще в статье вызывает недоумение: непонятно почему автор, правда вскользь, но все равно пытается «протолкнуть» армянский интерес, называя Армению «главным соперником Азербайджана».

Ну что же, давайте объективно рассмотрим, в чем (хотя бы в данном проекте) Армения может «соперничать» с Азербайджаном. В свете этого стоит вспомнить, что все предложенные Ереваном Тегерану проекты так и остались на бумаге ввиду отсутствия реальных экономических оснований и перспектив.

Возьмем, к примеру, планы Ирана и Армении составить часть транспортного коридора Персидский залив — Черное море. Да, между Ираном и Арменией действует автомобильный маршрут, доставляющий грузы — незначительные объемы, в основном, продукции перерабатывающей отрасли и сельского хозяйства — в грузинский порт Батуми и, далее, в европейские страны.

Но ввиду крайней ограниченности поставок, отсутствия перспектив расширения, сложных географических и климатических условий ни на что большее, чем на удовлетворение интересов локальных экономических групп, этот маршрут претендовать не в силах.

Те же факторы, плюс отсутствие финансирования, не дают Ирану реализовывать с Арменией совместные железнодорожные проекты. Давно уже «замусоленный» проект железной дороги так и остается на бумаге, ибо ни в Иране, ни в Армении нет и, скорее всего, не появятся инвесторы, которые бы пожелали вложиться в сомнительный проект при непонятно какой загрузке и отдаче.

Декларативный характер носит и энергетическая составляющая ирано-армянского сотрудничества. С некоторых пор Иран и Армения рассматривают возможность своповых поставок газа через армянскую территорию в Россию. Иранский газ в основном направляется на армянские теплоэлектростанции и транспортируется в виде электроэнергии обратно в Иран, и изменить эту схему, исходя из ее реальных возможностей, невозможно. С другой стороны, для осуществления своповых поставок Ирану свои газохранилища российской стороне предоставил Азербайджан.

Здесь мы говорим о большом резерве, которого в Армении попросту нет, как и денег на строительство инфраструктуры.

Точно такие же сомнения вызывает и обещание Армении открыть для Ирана возможности Евразийского союза, поскольку, если, например, говорить о создании совместных экспортных предприятий, то ограниченные транспортные возможности Армении и проблемы с логистикой приведут к большим издержкам, что само по себе возводит эту идею в ранг сомнительных.

Или, скажем, армяно-иранская свободная экономическая зона в Мегри, открытие которой состоялось 15 декабря и на которую Ереван возлагает неоправданно большие надежды, считая, что она будет неким «мостом» между Ираном и ЕврАзЭС.

В ожидании того, что через мегринскую СЭЗ иранские товары прямо-таки «хлынут» на евразийский рынок, армянский премьер Карен Карапетян поручил в сжатые сроки завершить второй этап работ по созданию Мегринской свободной экономической зоны. В частности, им поручено в двухмесячный срок обеспечить техническое оснащение инфраструктур. Также главе МИД поручено посредством дипломатических представительств широко распространить информацию об экономических преимуществах, логистических и торговых возможностях и экономическом режиме СЭЗ.

В реальности на пафосном открытии СЭЗ, которое почтили присутствием члены армянского правительства во главе с премьер-министром, не было ни одного официального представителя иранской стороны, даже на уровне администраций провинций. Иранская сторона ограничилась участием в мероприятии своего посла в Армении, что красноречиво свидетельствует об интересе Тегерана к данной СЭЗ и  ее перспективам.

Заблокировал Тегеран и проект строительства межгосударственной трассы, призванной связать Иран и Армению. В частности, иранская сторона «забраковала» армянскую версию проекта, сочтя недопустимым предполагаемое им изменение русла реки Араз.

Как сообщил ранее председатель комитета водного хозяйства Армении Арсен Арутюнян,»строительные работы на южном участке межгосударственной трассы Ереван — Горис — Мегри — Иран, который проходит по берегу реки, временно приостанавливаются по решению правительства Армении.

Причина паузы — возражения иранской стороны по проекту восстановительных работ, которые в рамках строительства трассы планировалось провести на аварийном участке прибрежной зоны длиной в 40 метров. Он предусматривает, что русло Аракс будет изменено в сторону Армении.

Договор о восстановлении был подписан в интересах Госкомитета водного хозяйства, его действие по решению правительства прекращено».
Все эти факты как нельзя лучше характеризуют всю пустоту перспектив Еревана наладить и углублять сотрудничество с Ираном в пику Азербайджану и Турции, и показывают, что Армения как была, так и остается аутсайдером региональных проектов.

И вряд ли проекты вроде «Иран сегодня» с сомнительными источниками финансирования (о которых, кстати, на самом сайте нет никакой информации) смогут изменить политико-экономические реалии региона.

Кстати, что касается вопросов финансирования, то здесь у названного проекта, похоже, нет никаких проблем. Так, в 2017 году Союз журналистов России и сайт «Иран сегодня» (при поддержке Культурного представительства Ирана в Российской Федерации) объявили открытый интернет-конкурс для широкой аудитории. Его цель — представление культуры, традиций и достижений Ирана в РФ.

Конкурс довольно серьезный, так как предусматривает неплохие денежные призы:

Так что, вопрос о том, кто именно спонсирует, а, следовательно, и «танцует» проект «Иран сегодня», довольно актуален, особенно в свете его проармянской позиции и нешуточных финансовых возможностей (о чем свидетельствует и его солидная техническая база).

1news.az

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»