ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

В Центре Гейдара Алиева откроется выставка «Заповедник моды»В Центре Гейдара Алиева откроется выставка «Заповедник моды»
РетроспективаРетроспектива
В Баку состоялся сольный концерт мексиканской пианистки Аргентины ДуранВ Баку состоялся сольный концерт мексиканской пианистки Аргентины Дуран
Во Дворце Гейдара Алиева пройдет праздничный концерт, посвященный Дню национального спасенияВо Дворце Гейдара Алиева пройдет праздничный концерт, посвященный Дню национального спасения

спорт

Ринат Гусейнов: «Жду предложений из Азербайджана»Ринат Гусейнов: «Жду предложений из Азербайджана»
Topaz Премьер-лига: сезон-2017/2018 завершенTopaz Премьер-лига: сезон-2017/2018 завершен
Московская «бронза» азербайджанских пехлевановМосковская «бронза» азербайджанских пехлеванов
Марсело не покинет «Реал»Марсело не покинет «Реал»

Общество и культура

Пианист, превративший рояль в азербайджанский инструмент
12 января, 2018

Нам иногда кажется,что люди, которых мы любим, ценим и уважаем, будут с нами всегда. И только лишь их уход из этой жизни возвращает нас к суровой реальности, отрезвляя и  напоминая о существовании законов нашего бытия.

Чингиз Садыхов скончался ровно через год, день в день после ухода из жизни своего старшего брата и моего отца Ягуба Садыхова. Возможно, в этом есть что-то магическое, а, возможно, это  простое совпадение. Но не это главное. Ушел из жизни человек, с именем которого связана целая эпоха в истории азербайджанской музыки. С Чингизом Садыховым  меня связывают не только узы родства. Годы детства, которые я провел в доме его отца  и деда Гаджи, навсегда связали меня с этим удивительным, жизнерадостным и незаурядным человеком. Меня всегда пленили его необычайные человеческие качества: великодушие, благородство, врожденная интеллигентность,  необычайный такт.Мы дружили, находили общие темы, шутили, даже несмотря на большую разницу в годах. И в этом была его заслуга. Он умел воплотить в себе дядю, старшего брата и искреннего друга.Природная одаренность, талант, потрясающая музыкальная память в сочетании с работоспособностью предопределили его роль в обществе, сделали мэтром азербайджанской музыкальной культуры. В том, что из пианиста-классика он переквалифицировался  в пианиста, который играет азербайджанскую музыку, он  в шутку «обвинял» выдающегося певца Бюльбюля. Последний предложил ему  в свое время поездку на гастроли в Среднюю Азию, когда у него заболел аккомпаниатор. Именно тогда в Чингизе  что-то перевернулось. Он понял, что его призвание — исполнение азербайджанской музыки. С тех пор жизнь азербайджанского пианиста изменилась коренным образом. Именно тогда он решил посвятить этому всю оставшуюся жизнь. В Азербайджане не было ни одного  известного вокалиста, который бы не прошел «через мои руки», шутил маэстро.

Судьбе было угодно свести нас и в период моей длительной загранкомандировки в Йемен, где я находился с семьей. На мое счастье туда в качестве советника министра культуры приехал и Чингиз муаллим. Не  владеющий арабским языком и в отсутствии переводчика, который приехал туда значительно позже, он сразу же приступил к занятиям в открывшемся Институте искусств. Но нас всех потрясло другое. Мне рассказали, что когда маэстро  пересказывал йеменским слушателям либретто оперы «Риголетто», многие девушки-слушательницы  стали плакать, потрясенные судьбой героини. В этом был весь Чингиз. Он умел находить общий язык и быть понятым даже теми, кто говорил  и думал на другом языке.

Главная ценность Чингиза Садыхова  состояла не только  в том, что он был прекрасный аккомпаниатор, но и в том, что он становился для всех вокалистов близким по духу человеком, соратником и самым лучшим советчиком, в чем неоднократно признавался выдающийся певец и композитор Муслим Магомаев. С ним его связывали многие  годы концертной деятельности.

Чингиз был влюблен в азербайджанскую музыку. Он   превратил рояль в азербайджанский инструмент и  всегда старался играть так, чтобы наша музыка  была понятна тем, кто ее слушает за пределами Азербайджана.

Он был убежден, что, играя в соответствии с законами гармонии сегодняшнего дня и ставя во главу угла азербайджанскую мелодию, ты делаешь ее понятной и доходчивой для неазербайджанского слушателя. Будучи великим пропагандистом азербайджанской музыки, объездив более 40  городов Америки, он исполнял нашу музыку перед самыми разными аудиториями. Репертуар был насыщен и богат национальными мелодиями, нашими классическими произведениями, которые вошли в многочисленные диски. Среди них был и диск, посвященный американской блюзовой музыке 50—70-х годов. Неслучайно среди поздравивших его с 80-летием общественных и политических деятелей была и  спикер Палаты представителей американского Конгресса Нэнси Пелоси.

В одном из последних интервью Чингиз муаллим, обращаясь к своим слушателям, говорил, что искусство — это не только свадебная и ресторанная музыка. Истинными пропагандистами азербайджанской музыки были выдающиеся азербайджанские композиторы и исполнители, имена которых забывать нельзя.

За долгие годы пребывания в США Чингиз Садыхов неоднократно приезжал в Азербайджан, давая концерты, где он не только играл, но и сам исполнял азербайджанские песни. За возможность побывать на Родине и выступить перед земляками он неоднократно выражал признательность Президенту страны Ильхама Алиеву и  Первому вице-президенту Мехрибан ханум Алиевой, принявших деятельное участие в его судьбе.

А в 2009 году Распоряжением главы государства Ильхама Алиева за заслуги в развитии азербайджанской музыки Чингиз Садыхов был удостоен ордена «Шохрат».

Азербайджанские журналисты, побывавшие в Сан-Франциско и встретившиеся с Чингиз муаллимом, как-то спросили его, а что он будет делать, если в глубокой старости не сможет играть на рояле. Он не задумываясь ответил, что попрощается и  с жизнью, и с роялем.

Судьба распорядилась по-другому. Рояль, на котором Чингиз сыграл лучшие произведения азербайджанского музыкального творчества, конечно же, сохранился. Нет с нами того, кто благодаря этому инструменту смог с достоинством и честью внести огромный вклад в пропаганду великой азербайджанской музыки. 

Allah rəhmət eləsin!

Фикрет САДЫХОВ,
профессор Университета
Западный Каспий, политолог

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»