ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»
Новое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДРНовое исследование британского автора: свежий взгляд на наследие АДР

общество

РетроспективаРетроспектива
В Мурманске открылась выставка, посвященная Дню Конституции АзербайджанаВ Мурманске открылась выставка, посвященная Дню Конституции Азербайджана
За десять месяцев Международный аэропорт Гейдар Алиев обслужил 3,8 миллиона пассажировЗа десять месяцев Международный аэропорт Гейдар Алиев обслужил 3,8 миллиона пассажиров
Проблемы языка и веление времени

спорт

Гурбанов назвал составГурбанов назвал состав
Тристан ван Натта: «У бакинской арены нет конкурентов»Тристан ван Натта: «У бакинской арены нет конкурентов»
ЛЧ УЕФА: итоги 4-го тураЛЧ УЕФА: итоги 4-го тура
Озанджан Кекчю: «Мы улучшим свою игру»Озанджан Кекчю: «Мы улучшим свою игру»

Общество и культура

Автор памятника Лютфи Заде Омар Эльдаров отвечает на критику
07 сентября, 2018

В последние несколько дней в социальной сети Facebook развернулась дискуссия по поводу надгробного памятника Лютфи Заде. Появились неоднозначные и, конечно же, по большей части некомпетентные отзывы относительно созданного скульптором художественного образа.

6 сентября, в день кончины выдающегося ученого с мировым именем, автора теории нечетких множеств (нечеткой логики) Лютфи Заде  в Аллее почетного захоронения состоится открытие надгробного памятника работы народного художника Азербайджана, лауреата государственных премий СССР и Азербайджана, ректора Азербайджанской государственной академии художеств Омара Эльдарова.

Редакция «Бакинского рабочего» сочла необходимым выслушать самого автора работы.

— Омар муаллим, в связи с развернувшейся по поводу вашей новой работы дискуссией, я хочу вам задать, может быть, странный вопрос…

— Нет, ничуть не странный, ко мне уже обращались с тем же вопросом, который вы хотите мне задать, и вот что я хочу сказать. Автор может ставить перед собой разные цели. Он может поставить такую задачу: просто сделать хрестоматийный, по всем правилам, но при этом стандартный памятник, который у каждого проходящего мимо и бросающего взгляд на него не будет вызывать никаких чувств. А когда стараешься сделать что-то неординарное, такое, что передает глубинную суть человека, его характера, его значимости как личности, это часто вызывает вопросы или неприятие созданного образа, как и в моем случае: почему так, а не этак. Потому что Лютфи Заде — это большой ученый, математик, который работал в Америке, автор выдающегося открытия мирового, исторического значения. Он в какой-то мере повернул математику в совершенно другом направлении, и мне хотелось этот факт мирового значения обязательно символически отразить в создаваемом памятнике в формах скульптуры и архитектуры. Это было моей первостепенной задачей, а не отображение его реального образа, чтобы все сказали: «Ах, как похож!» Своей революционной теорией Лютфи Заде совершил мощный прорыв в математической науке, как бы открыл тяжелые, гранитные двери в неведомое, незнаемое. Поэтому позади его фигуры я поставил что-то вроде арки с проемом, символизирующими эту воображаемую дверь в сферу мировой науки, в ее безграничное пространство. Он сам как бы раздвигает своими руками эти очень тяжелые двери, плиты, на которых высечена его знаменитая формула. Она очень коротенькая, но именно она дала возможность японским и южнокорейским предприятиям по цифровой информатике, выпускающим телефоны, смартфоны и много другой продукции, настолько продвинуться вперед, что все поняли: не будут использовать эту формулу, неизбежно отстанут. Понимаете? Разве можно было это не отразить?!  Во всяком случае, в меру сил я отразил этот сюжет и знаю, что равнодушно мимо памятника никто не проходит, и это уже хорошо, значит, что-то в этом образе их заинтересовало. У вас есть еще вопросы ко мне?

— Мне интересно, сколько времени вы работали над этим памятником?

— Где-то четыре месяца, наверное, учитывая литье и гранитные работы, которые занимают там большое место.

— Насколько вам трудно или легко было найти творческое решение?

— Оно пришло сразу, но вначале в иных формах, пока постепенно не обрели нынешний вид. Мне господин Президент через заказчика, Кабинет Министров, передал, чтобы я проконсультировался с единственной родственницей Лютфи Заде — режиссером Джаннет Селимовой. Я человек послушный, посоветовался с ней. Вы можете позвонить и узнать ее мнение.

— Ну, она, наверное, уже высказала вам его?

— Она в восторге. Вас это удовлетворит?

— Конечно, мне вообще было интересно узнать, как вы работали, потому что творческие решения порой даются сложно.

— У меня сразу сформировался общий образ, но двери вначале были почти натуральные, но я от этого ушел, сделал их символическими, очень тяжелыми, которые он открывает, как бы прикладывая физические усилия, что символизирует работу  и мощь его ума. А вы сами видели памятник? Нет? Сядьте на такси и поезжайте, посмотрите в Первой аллее.

— Спасибо большое, конечно, поеду.

P.S. Поехала, посмотрела. Памятник великолепный, динамичный, интересный. Такое ощущение, что фигура ученого излучает живую энергию. На мой взгляд, это — одна из лучших работ скульптора, и чувствуется, что она сделана с любовью и уважением к личности выдающегося ученого.

Франгиз Ханджанбекова

 

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»