banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации
Азербайджан никогда не смирится с оккупацией своих земельАзербайджан никогда не смирится с оккупацией своих земель

общество

РетроспективаРетроспектива
В Баку прошли выборы президента  и вице-президента Всемирного скаутского комитетаВ Баку прошли выборы президента и вице-президента Всемирного скаутского комитета
Будет снят фильм об азербайджанском герое Ахмедие ДжебраиловеБудет снят фильм об азербайджанском герое Ахмедие Джебраилове
Очередная награда фотожурналиста АЗЕРТАДЖ на международном конкурсе

спорт

Состав на ПарижСостав на Париж
На арене «Колизея»На арене «Колизея»
Поражение в Абу-ДабиПоражение в Абу-Даби
700 млн за Иско700 млн за Иско

Хроника

Моисей Хоренский: вымышленный идол
17 апреля, 2017

В Позднем Средневековье, изобретая национальный миф о происхождении хайского народа, «армянская традиция» непоправимо опорочила себя грехом кощунства.

Откровенный цинизм заключался в том, что замысел был основан на безнравственной идее подтасовать Библию для внедрения в нее этнического самоназвания «хай».

В «классическом» национальном сочинении «Патмутюн хайоц» («История хайев»), автором которого считается христианский священник по имени Мовсес Хоренаци (Мовсес из Хорена или Моисей Хоренский), выдуманный прародитель хайского народа Хайк оказался вставленным в библейское родословие Яфета.

Образ Мовсеса (причисленного армянской церковью к лику святых) был создан «традицией» для того, чтобы его словами поведать хайскому читателю о том, какими уловками и в каких именно местах должна быть препарирована Библия, ради внесения в Святое Писание чужеродного для нее элемента — хайского прародителя. Поскольку святотатство в отношении канонизированных текстов является первоисточником всей армянской историографии (факт совершенного «деяния» святого Мовсеса запротоколирован в Книге 1, гл. 4, 5, 6 «Истории хайев») «традиция» преподносит Хоренского не только как изобретателя «уникальной» методики сотворения мифа, но и как «отца-основателя» всей национальной историографии, трудившегося над «Историей хайев» в середине V века. Именно эта датировка и несет в себе то глубинное противоречие, которое разрушает национальную «традицию» от самых ее оснований.

Дело в том, что существование в V веке предполагаемого автора, называющего себя учеником и современником Месропа Маштоца (создателя армянского алфавита, умершего в начале V в.), опровергается информацией, как из других источников «традиции», так и обилием содержащихся в самом «Патмутюн» анахронизмов (т.е. ссылок на события, происходившие намного позже V века) и свидетельствующих о том, что ни в V, ни в VI, ни в VII, ни даже в VIII и IX веках не было никакого Моисея Хоренского, сочинявшего «Историю хайев».

Также как Геродот, находясь в V веке до н.э., не смог бы рассказать об открытии Америки, так и Хоренский, находясь в V веке, не мог упоминать события, происходившие значительно позже его смерти. Но замысел по созданию «древнейшей» истории и объявлению колоссального участка планеты Земля безраздельной собственностью этноса «хай», Великим Хайастаном («Мец Хайастан»), заключался не только в том, чтобы забросить в V век сочинение, составленное в более поздние времена.

Стержнем замысла была именно идея о силовом внедрении выдуманного Хайка прямо в сердце Святого Писания, в родословие сыновей Ноя, преподнося фальсификацию, как «древний» хайский миф, поведанный словами христианского священника Мовсеса из Хорена.
Интенсивное зомбирование поколений хайев идеологией «Великого Хайастана», расовой исключительности и превосходства над окружающими народами, первоистоком которой является сочинение Моисея Хоренского, и есть та самая исходная, идеологическая первопричина массовых убийств коренного мусульманского населения Анатолии, Закавказья и Средней Азии, совершенных хайскими националистами — первых геноцидов ХХ столетия.  

Помимо святотатства, совершенного во время перекройки Библии ради создания национального мифа, «армянская традиция» породила настолько парадоксальную картину вокруг возникновения «Патмутюн хайотц» и самого образа Хоренского, что исследователи вот уже более ста лет задаются вопросом — «А был ли мальчик?»

Подлинным бедствием для «традиции» является тот бесспорный факт, что в природе не существует даже крошечного фрагмента рукописи Моисея Хоренского. При этом факт отсутствия также отличается характерным для «традиции» неповторимым своеобразием.
Например, предположим,  что в ХI веке была издана некая книга, в основе которой могли быть утерянные рукописи
Х века — что ж, в это еще можно поверить, ведь книга-то появилась всего лишь век спустя… Но в случае с «Патмутюн хайоц» (на которой построена национальная историография хайев), произошло нечто фантастическое — спустя 12 веков (1200 лет!) со времени заявленного V века, при полном отсутствии даже фрагментов рукописи предполагаемого автора, в 1695 году, в городе Амстердам появилась книга «История хайев», состоящая из трех частей!

Возможно, читателю приходилось слышать, будто рукописи Хоренского хранятся в каких-то музеях или архивах — это ложь. Их нет. Есть несколько рукописей других хайских авторов из этой же «традиции», якобы приводящих фрагменты из сочинения Хоренского — но «древнейшая» из них относится к XIV (!) веку. То есть некто, спустя 9 веков (900 лет!) отсутствия каких-либо рукописей «Патмутюн», внезапно приводит некий фрагмент в своем рукописном труде с заверениями «традиции», что это выдержка из «истории» Хоренского. Можно ли в это поверить? Вообразите такую картину — сегодня, в наши дни, появляется некий автор, который в своем сочинении начинает внезапно приводить какие-то тексты, уверяя, что это отрывки из рукописей самого Чингисхана (жившего также около 900 лет назад) — при том, что даже фрагменты подобных рукописей нигде до этого не встречались. Но если в качестве доказательства автор станет произносить самые страшные клятвы — все равно никто не поверит в подобный подлог.

Такова неоднозначная фигура «Мовсеса из Хорена», скорее псевдонима, созданного в XVII—XVIII веках, но представленного «армянской традицией» в образе престарелого христианского священника, взявшего на себя тяжелый грех святотатства и преднамеренно исказившего Библию с целью привязать сочиняемую «историю хайев» к потомкам Яфета. Но при всей очевидности кощунства, выставленного на страницах «классического» сочинения — оно продолжает оставаться краеугольным камнем и предметом беспредельной гордости армянской национальной историографии.

А псевдоним, изобретенный для осуществления замысла по созданию мифа о несказанной «древности» хайев, был со временем превращен в идола исторической школы, ставшего неотъемлемой частью мировосприятия и самосознания целого народа. Как говорится, призрак вселился в памятник. 

Но это далеко не все причуды «традиции», о которых хотелось бы поделиться с читателями. Страницы «классических» армянских источников буквально кишат «перлами» абсурда и нелепостей… Мы еще вернемся к этой теме.

Аббас Исламов

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»