Ночная тема
Подписаться
24.01.2023

Не рой яму другому

Правительство Макрона  переживает кризис за кризисом

Ситуация во Франции накалилась после того, как восемь крупнейших профсоюзов призвали к протестам против повышения пенсионного возраста с 62 до 64 лет.  

Вообще-то пенсионная реформа является одним из ключевых предвыборных обещаний Эмманюэля Макрона, после чего арифметическое большинство электората отдало голоса за него. Но что значат 27,85 процента? Правильно, это означает турбулентность, так как президент в апреле не набрал даже трети аванса одобрения его предстоящей деятельности.  

По состоянию на сегодня, в массовых выступлениях, включая забастовки, задействованы более миллиона людей. Теперь на фоне системного кризиса не только политики, но и производственники вынуждены констатировать «пробоину в корабле» команды нынешнего главы Елисейских полей. Так, сотрудники крупнейшего местного энергетического концерна EDF наполовину сократили производство электро-энергии. По данным СМИ, в забастовке участвуют почти 100 процентов рабочих нефтеперерабатывающих заводов концерна Total Energies. 

Вспомним послания Макрона о том, что ему не нужны нефть и газ Азербайджана и что он будет до последнего вздоха поддерживать Армению. Демонстрации охватили также Ниццу, Марсель, Тулузу, другие крупные и не очень города - всего более 200 населенных пунктов.  

Главная причина в том, что президент Франции - популист чистой воды, не представляющий, чем на практике могут обернуться его прилюдные обещания. С его легкой руки, теперь место основных оппозиционных сил тоже постепенно заняли популисты с правой и с левой стороны политического спектра. И еще один момент, не учтенный Макроном, - в современном обществе под влиянием реструктуризации рынка труда происходят поляризация рабочих мест и фрагментация среднего класса - разделение его на тех, кто включился в современную экономику с ее высокотехнологичным производством, и тех, кто не приспособился к переменам. От внимания не вполне образованного финансиста, привыкшего все переводить на монетизацию, ускользнуло и следствие - между городами и периферией (деревнями, малыми и частично средними городами) возникла цивилизационная пропасть, с деградацией жизненного пространства, его экономической, социальной и культурной инфраструктур.  

Кстати, пенсионная реформа была инициирована Макроном еще и потому, что представители младших совершеннолетних возрастных категорий имеют трудности вливания в общепринятый рынок труда, не желая работать на традиционном производстве (станкостроение, кораблестроение, сталелитейные цехи и пр.) и в сфере «дедовских» услуг, - в итоге в этих отраслях появилась реальная угроза кадрового вакуума. Так что по факту местные пенсионеры стали гораздо более обеспеченными людьми, чем молодежь, а это постепенно приводит к размежеванию и недовольству юной поросли традиционной демократией, когда хочется побольше денег при меньших умственных и физических затратах. Отсюда системный культурно-религиозный разрыв между поколениями, переходящий в объяснимое противостояние населения и элит, что ведет к общему разочарованию граждан в так называемой представительной демократии, тем более, что они видят, как проходят выборы не в муниципалитеты, где все прозрачно, а в парламент и на должность президента. Говоря русской присказкой, население понимает, что «наверху дурят нашего брата».  

Поднимаясь до глобального уровня, констатируем давнее наличие там евроскептицизма и «культурного консерватизма» на фоне сугубо негативного отношения рядовых французов к глобализации, которые получают все большее распространение среди работников с низкой квалификацией, а ведь это большинство народных масс. Соответственно, они недовольны и той прослойкой, которой окружил себя Макрон, - это блок «зажравшихся» предпринимателей, высокопоставленных чиновников и топ-менеджеров, а также состоятельных пенсионеров. Вот они и поддерживают «свою в доску» Марин Ле Пен, не подозревая, что популистский хрен редьки не слаще и что вместо уличных стояний предпочтительнее грамотный менеджмент.  

Более того, будучи финансистом, Макрон начал приводить разросшиеся социальные обязательства властей в соответствие с экономическими возможностями страны, поэтому наиболее очевидная часть непопулярных преобразований воспринималась французами как «наступление на завоевания трудящихся». Отсюда и неоднократные массовые выступления «желтых жилетов», закончившиеся самым глубоким падением производства за весь послевоенный период в ходе пандемии коронавируса. А это, в свою очередь, привело правительство к неизбежно стремительному росту государственных расходов и задолженности, перевалившей по итогам минувшего года за 3 трлн евро, что окончательно во всех слоях общества закрепило за Макроном ярлык президента-должника.  

Потому не удивительно, что последние выпады нынешнего хозяина Елисейских полей адресованы не только Азербайджану и Турции, Великобритании, США и России, но и своим гражданам, хотя он сам виноват в том, что его страна стала «архипелагом» - разобщенным и расколотым на несколько частей обществом. А кризис «желтых жилетов» убедительно показал, что там имеется весьма широкая прослойка населения, у которой накопились серьезные проблемы с уровнем и качеством жизни, не совместимые с массовыми ожиданиями.  

Есть еще одна значимая причина социального раскола - растущее напряжение между иммигрантами и коренными жителями. Хотя доля проживающих во Франции «понаехавших» составляет пока не более 9 процентов (в основном это выходцы из Северной Африки, что сравнимо с переездом в Россию представителей постсоветского пространства), тем не менее между выходцами из мусульманских стран и коренным населением в принципе не существует цивилизационного диалога, и все потому, что приезжие с трудом поддаются интеграции во французское общество. Не случайно группа отставных высших офицеров опубликовала пару лет назад несколько открытых писем, в которых предупреждала, что если связанный с иммиграцией комплекс проблем не найдет конструктивного решения, принесет с собой угрозу гражданской войны. Пока такого развития событий нет, но спираль раскручивается как раз в данном направлении, и это тоже наглядный пример того, что Макрон - не субъект в политике, а ставленник «акул загнивающего империализма».  

Кстати, это исключительно внутренние проблемы Франции в ужатом виде; что касается внешнеполитических провалов - тут налицо абсолютная катастрофа, так как аппетиты и былые амбиции Парижа не совпадают с его «мышечной массой». Мы в данной связи можем пожелать одного: чтобы, как в том тосте из популярного фильма, его желания и возможности совпадали. 

 

Фидан САЛМАНЛЫ  

Другие новости

12:29 — СегодняРамиз Бекиров: Общенациональный лидер всегда проявлял большую заботу о проживающих в Грузии азербайджанцахОбщенациональный лидер нашего народа Гейдар Алиев всегда проявлял большую заботу о проживающих в Грузии азербайджанцах12:28 — СегодняАзербайджанку Наргиз Мухаммеди из иранского Зенджана выдвинули на Нобелевскую премию мира, сама правозащитница в иранской тюрьмеКандидатура заместителя председателя Союза защиты прав человека из города Зенджан Южного Азербайджана, находящейся под арестом Наргиз Мухаммеди выдвинута на Нобелевскую премию мира11:33 — СегодняЭто наша земля! Члены Русской общины и Ассоциации русской молодежи Азербайджана присоединились к экоактивистам на Лачинской дороге11:31 — СегодняДолгий путь к признаниюВенгерский эксперт: К Евросоюзу пришло запоздалое понимание своей ошибки11:27 — СегодняЗлодеяние невозможно оправдать Михаил Гусман: Азербайджан правильно взвешивает ситуацию, и думаю, что потребует от Ирана соответствующих объяснений10:53 — СегодняСлабое звено, или как Иран становится страной-изгоемМы привыкли называть наш мир быстроменяющимся, однако не совсем прослеживаем частоту перемен. Ведь 27 января, после того как было совершено вооруженное нападение на посольство Азербайджана в Тегеране, мир изменился в очередной раз

Э-газета