Роман ТЕМНИКОВ

Роман ТЕМНИКОВ

Политические торги       

Политика
17 Апрель 2024
10:05
525
Политические торги       

Западные партнеры не хотят брать на себя обязательства перед Арменией

Мы продолжаем обсуждать итоги брюссельской встречи глав США-ЕС-Армения, подрывную деятельность Франции и в целом ситуацию в регионе Южного Кавказа.

В сегодняшнем выпуске представляем вашему вниманию беседу нашего корреспондента с политическим аналитиком из России Михаилом Нейжмаковым.

- Можно ли считать прошедшую 5 апреля в Брюсселе встречу провальной для Армении?

- Во многом завышенные ожидания от масштабов договоренностей между Арменией, ЕС и США по итогам встречи в Брюсселе были заданы именно на фоне предположений и прогнозов в прессе, а не заявлений официальных лиц. В свою очередь такие предположения могли высказываться в СМИ потому, что ранее группой высокого уровня «Сеть друзей Армении», возглавляемой бывшим генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном, был представлен доклад, где акцент был сделан в заметной мере именно на рекомендациях по поводу возможных мер поддержки Иревана (здесь и далее правка наша. - Ред.) в сфере безопасности: от выделения средств Европейского фонда мира для оказания военно-технической помощи Армении до участия сотрудников Европейского агентства пограничной и береговой охраны (Frontex) в совместной работе с армянскими пограничниками на ключевых пунктах пересечения границы. Но все же это были именно рекомендации со стороны дружественно настроенных к Иревану лиц, и само по себе это не говорило, что на встрече в Брюсселе должны обсуждаться именно такие гарантии.

Анализ высказываний официальных лиц на пути к этой встрече заставлял предположить, что участники переговоров сосредоточатся больше на «прощупывании почвы» для дальнейшего взаимодействия, что во многом и произошло.

- После брюссельской встречи появились мнения, что основные переговоры прошли в закрытом формате и, что были достигнуты договоренности о гарантиях безопасности Армении. Насколько это оправдано?

- Конечно, нельзя исключать, что вопросы безопасности могли обсуждаться на тех же переговорах в Брюсселе в закрытом формате. Но и такой сценарий скорее предполагал бы, что именно обязательств перед Арменией в этой сфере западные игроки на себя брать не спешат. Показательно, что в ходе состоявшегося чуть позже визита в Иреван европейской делегации во главе с председателем Комитета по политике и безопасности ЕС Дельфин Пронк повестка безопасности также затрагивалась скорее косвенно - в контексте обсуждения перспектив мирных переговоров с Баку и работы гражданской миссии ЕС в Армении. 

Стоит полагать, что западные игроки в ближайшей перспективе, сделав ряд шагов в сторону Иревана, будут ожидать, какие именно обязательства возьмет на себя Никол Пашинян. В команде армянского премьера это наверняка прекрасно понимают, потому даже на фоне существенного охлаждения отношений с Россией не идут на кардинальный разрыв с ней. В этой ситуации членство Армении в ОДКБ, а также присутствие в стране российских пограничников и военной базы остаются для Пашиняна основанием для политического торга, как с Москвой, так и с западными центрами силы. 

Конечно, определенное расширение военно-технической помощи Иревану со стороны западных стран вполне возможно, но стоит учитывать, что собственные финансовые возможности и запасы вооружений у США и ведущих игроков ЕС не бесконечны и заметная часть имеющихся у них подобных ресурсов будет в ближайшей перспективе направлена, прежде всего, на поддержку Киева.

- В последнее время Франция с Индией и Грецией предпринимают активные шаги по милитаризации Армении. Кроме того, есть планы по оказанию военной помощи Армении в рамках Европейского фонда мира. Какую цель преследует Запад, вооружая Армению?

- Представитель дипломатической службы ЕС Петер Стано в начале апреля упомянул, что «дискуссии о поддержке Европейского фонда мира (для Армении) продолжаются». Однако о перспективах оказания помощи Иревану именно по этой линии пока стоит говорить с осторожностью, учитывая, что внутри ЕС против такой поддержки могут выступить государства, взаимодействующие с Баку, например Венгрия.

В целом, западные игроки, развивая военно-техническое сотрудничество с Арменией, могут стремиться усилить влияние на это государство на более длительный период. Вероятно, западные державы одновременно стремятся таким образом получить основания для политического торга и с Баку.

- Есть мнение, что основной целью недавнего визита генсека НАТО Йенса Столтенберга на Южный Кавказ было прощупывание позиций находящихся в регионе государств на предмет открытия второго фронта против России. Насколько вообще реально открытие второго фронта против Москвы на Южном Кавказе?

- Если понимать «второй фронт» буквально, то есть, как возможность вступления каких-либо государств региона в «горячий конфликт» с Россией, - конечно, сейчас это крайне маловероятно. Если же считать «вторым фронтом» создание неких дополнительных вызовов для Москвы в регионе - да, вероятно, такая задача на перспективу ставится западными игроками. Но все же, вряд ли в НАТО ожидали от турне Йенса Столтенберга быстрых результатов. Скорее это была «демонстрация флага» в регионе, с учетом специфики каждой из посещаемых стран. Кроме того, в ходе переговоров генсека НАТО в Азербайджане и Армении проходило «прощупывание почвы» в плане дальнейшего влияния на переговорный процесс между этими государствами.

- Усиливая свои позиции в Армении посредством наблюдательной миссии ЕС, чье пребывание на армянской территории может быть продлено до 2027 года, Запад намерен вытеснить Россию с Южного Кавказа, а затем из Центральной Азии. Как в такой ситуации будет действовать Москва?

- Сближение Иревана с западными игроками может стать дополнительным мотивом для России по поддержке оппозиции в Армении и, возможно, поиску в этой стране новых перспективных оппозиционных лидеров, которые были бы готовы работать с Москвой. С другой стороны, Никол Пашинян уже демонстрировал, что может удерживать власть даже в опасных для себя кризисных ситуациях, а направленные против него протестные кампании пока не добивались принципиального успеха.

Судя по заявлениям российских официальных лиц, Москва пока выдерживает паузу. Нельзя исключать, что ситуативные «оттепели» в отношениях между Арменией и Россией могут происходить в период, когда внимание Вашингтона к Южному Кавказу может снизиться на фоне решающих этапов американской президентской кампании, то есть, примерно с июля по ноябрь 2024 года (а в случае победы кандидата от республиканцев и «пересменки» в Белом доме - и до января 2025 года). В этот период пространство для маневра у Пашиняна может сократиться, что при определенных условиях может подталкивать его к более активному диалогу с Москвой. Но, в целом, велика вероятность, что российско-армянские отношения в течение 2024 года останутся прохладными, нестабильными.

- Зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев заявил, что за недавним терактом в Москве стоит Франция. Как это заявление может отразиться на отношениях Москвы и Парижа?

- Стоит учитывать, что Дмитрий Медведев сделал эту реплику не в официальной обстановке, а в посте в Telegram. Кроме того, пока ни силовые структуры, ни МИД РФ о причастности Франции к теракту в «Крокус Сити Холле» не заявляли. Поэтому нельзя полностью исключать, что зампред Совбеза РФ мог говорить о «пособниках» в расширительном смысле - характеризуя в такой резкой форме взаимодействие Парижа и Киева в целом (в том числе по линии спецслужб).

Не секрет, что Дмитрий Медведев в 2022-2024 годах часто высказывал более жесткую внешнеполитическую позицию, что характерно для многих других представителей российского руководства. Те же телефонные переговоры между министрами обороны Франции и России Себастьяном Лекорню и Сергеем Шойгу, а также реплика пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, что «Путин всегда открыт для диалога в интересах решения сложных, иногда самых сложных мировых и региональных проблем», скорее говорят о том, что «окно для диалога» между Москвой и Парижем окончательно не закрыто. 

Другое дело, что возможности Франции выступить в роли посредника между Россией и западными державами, Москвой и Киевом сейчас заметно ниже, чем это было 1,5-2 года назад (как известно, последний на данный момент телефонный разговор Владимира Путина с Эмманюэлем Макроном состоялся в сентябре 2022 года). Париж, скорее всего, периодически будет пытаться вернуть себе возможности в рамках такого посредничества. Но не исключено, что в ближайшее время возрастет роль других потенциальных посредников, включая Швейцарию и Турцию.

 

 

Экономика
Новости