Афет ИСЛАМ

Афет ИСЛАМ

Наука о мудрости и духовности

Культура
31 Май 2024
10:17
1236
Наука о мудрости и духовности

Ханенде Агиль Меликов провел лекцию по мугаму «Шур»

В рамках проекта «Азербайджанский мугам» Международного центра мугама (МЦМ) состоялся очередной вечер под названием «Лекции по мугаму», где мугам «Шур» был представлен в лице замечательного ханенде и мугаматиста, тонкого знатока восточных газелей Гаджи Агиля Меликова.

Гаджи Агиль Меликов всегда готов поделиться своими знаниями и высочайшим духовно-интеллектуальным наслаждением со всеми, кто также является поклонником классической поэзии и ощущает потребность в постоянном обогащении средневековой мудростью и тем безграничным миром прекрасного, который эта поэзия открывает в гармоничном тандеме с мугамом. 
В исполнении музыкантов Рашада Ибрагимова (тар), Тебриза Юсифова (кяманча), Солмаз Рагимовой (канон), Рафаэля Аскерова (балабан), Эмина Джафарова (нагара), ханенде Эльнура Нифталиева, победителей телевизионного мугамного конкурса Хатаи Гаджиева и Вугара Абилова был исполнен дястгях «Шур».
Директор МЦМ, талантливый исполнитель на таре и заслуженный артист Сахиб Пашазаде, представляя Гаджи Агиля Меликова, признался, что является давним поклонником его искусства и всегда рад приветствовать людей, собирающихся на немеркнущий свет  азербайджанского мугама. Он выразил благодарность ханенде за его участие в проекте «Азербайджанский мугам» и согласие вести просветительские лекции о мугаме, чтобы наш народ глубже вникал в тайны и глубины своего древнего наследия. Директор МЦМ также сообщил, что недавним распоряжением Президента Ильхама Алиева ханенде Агиль Меликов был удостоен президентской пенсии, и поздравил его, пожелав дальнейших успехов в пропаганде и служении азербайджанскому мугаму. 
Гаджи Агиль в свою очередь поблагодарил Президента Ильхама Алиева и Фонд Гейдара Алиева за столь высокую оценку его творчества, и рассказал о своей поездке в Шушу для участия в фестивале «Харыбюльбюль». 
Ханенде, заслуженный деятель искусств Агиль Меликов, приветствуя собравшихся, отметил, что лекции о мугаме начались с разбора мугама «Раст» и продолжаются рассказом о мугаме «Шур». В отличие от преподавания уроков мугама в музыкальных школах и Национальной консерватории, для широкой аудитории ханенде предпочел раскрыть этот мугам в его философском и воспитательном аспекте, потому что мугам - это древняя наука, тесно связанная с поэзией, которую нужно знать не меньше, чем сам мугам со всеми его сложностями, нюансами исполнения и интерпретации наряду с раскрытием духовного мира мугама, а также сути единства и гармонии слова и музыки. 
Мугам «Шур» - один из крупных и часто исполняемых дястгяхов, причем подготовка к нему отличается в зависимости от того, исполняется ли сам мугам или он представляется теоретически и наглядно перед широкой публикой. 
Прочитав бейт Низами Гянджеви о мугаме Muğamı dünyada bilməyən bir kəs / Pərdəli yolları düz keçə bilməz, Гаджи Агиль отметил, что тем самым поэт возложил на всех нас огромную ответственность за сохранение мугама. Дястгях «Шур» начинается со вступления, называемого Bərdaşt, причем не с тоники, а выше для того, чтобы исполняя в верхних регистрах (также чтобы раскрыть голос), в самом начале пения привлечь внимание слушателей. Помимо этого Bərdaşt придает особую красоту мугаму. Ханенде признался, что еще в юности впервые Bərdaşt в начале мугама «Раст» он услышал в исполнении замечательного ханенде Гаджибаба Гусейнова. После Bərdaşt следует Mayeye şur, потом Şuri Şahnaz, Busəlik, Bayatı türk, Şikəsteyi-fars, Mübərriqə, Aşiyan, Simayi-şəms, Hicaz, Sarənc, Qəməngiz, Neşibu-fəraz и заканчивается он Şurun ayağı. 
Опытные ханенде одни и те же мугамы часто старались петь с разными газелями, тем самым обновляя мугам и наделяя его свежими смысловыми оттенками. Гаджи Агиль, который, кстати, сам пишет газели, с большим чувством прочитал сочиненный им Мухаммас (пятистрочник), посвященный мугаму «Шур»: Könlüm əcəb ilhama gəlir şur oxunanda. 
Молодые музыканты и ханенде по очереди исполнили все части дястгяха «Шур», явив публике сильные и яркие голоса, эмоциональное и грамотное пение с необычными переходами и неожиданными поворотами. Инструменталисты не отставали от солистов, показав отточенное мастерство аккомпанемента и знание самых разных, давно забытых и возращенных к жизни старинных ренгов. Воистину, мугам вкупе с потрясающими газелями, вмещающими мудрость двух миров, для человека осведомленного и ищущего становятся мощной информацией к размышлению. Это не только эстетическое и музыкальное, но и духовно-интеллектуальное наслаждение с одновременной аналитической работой ума и сердца. Выделить кого-то из молодых ханенде не представляется возможным, потому что каждый из них обладает своими преимуществами, которыми правильно пользуется. Вугар Абилов был очень выразителен, степенен и взвешенно-мудр на низких регистрах, А Хатаи Гаджиев, наоборот, - его яркий и поражающий воображение в верхних регистрах «зиль» срывал благодарные аплодисменты публики. Эльнур Нифталиев словно соединял в себе все эти качества, восхищенно внимая своим коллегам-ханенде, что встречается крайне редко. 
Гаджи Агиль с его выразительным и колоритным голосом, четкой дикцией и феноменальной памятью то и дело с большим энтузиазмом и любовью цитировал газели С.А.Ширвани и Г.Гусейнова, Вахида и Физули, попутно раскрывая их толкование и скрытый смысл, делясь своими мыслями и эпизодами из творческой практики, воспоминаниями высказываний ханенде прошлого. Он рассказал о художественно-эстетической и лирико-эмоциональной связи мугама и газелей, об их содержании и образности, их влиянии на музыку мугама. Во всем его облике, голосе, жестах и интонациях бурлила страстная и безграничная любовь к мугаму, классической поэзии, восточной философии и богатейшему наследию, оставленному азербайджанскому народу его предками. Живой человек не может жить без духовности, благодаря которой он остается человеком. Прочитав половину бейта Musiqi zövgü Hülakülara təsir etmiş / Oxu tarixi, gör nə rəvayətləri var!, Гаджи Агиль, давая толкование его словам, рассказал старинное предание об известном правителе Хулагу хане, который запретил музыку и отличался особой жестокостью. Каждый день он казнил любого, кто осмеливался прикоснуться к музыкальному инструменту. Но однажды некая женщина, сына которой должны были повесить утром, взяла в руки музыкальный инструмент, и спрятавшись за пологом, начала еле слышно наигрывать лирическую мелодию, в то время как Хулагу хан спал. Вдруг он проснулся и услышав издалека чарующую мелодию, побоялся шелохнуться, чтобы эти звуки и наслаждение, таящееся в них, не исчезли. Когда музыка прекратилась, Хан, человек, никогда в жизни не плакавший, расплакался навзрыд, и потом велел привести того, кто исполнял эту музыку, обещав выполнить любое его желание. Женщина попросила освободить сына и не казнить, а Хулагу хан велел ей каждый вечер играть для него эту мелодию. Человек, считавший музыку запретным деянием (харам), сам попал под ее чарующее воздействие и не смог не полюбить. Поэтому, сказал Гаджи Агиль, музыка не есть развлечение, это наука, о которой говорили все мыслители, мудрецы, поэты и философы древности, и наш мугам, дошедший сквозь тысячелетия, является богатейшим сокровищем, которым мы должны дорожить, лелеять и беречь, а также и наслаждаться им, учиться, вникать и постигать его вселенские истины.
Вот такой дивный и незабываемый вечер состоялся в МЦМ, наполненный не только прелестью мугамной музыки и мудростью восточной поэзии, но и неповторимым голосом уникального ханенде и просветителя, замечательного человека и патриота, поэта, музыканта и ученого­-филолога Гаджи Агиля Меликова.
 

Экономика
Новости