ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир
Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»Грэм Уилсон об АДР: «Чем больше я узнавал, тем больше поражал меня этот период истории Азербайджана»

общество

РетроспективаРетроспектива
В Азербайджанском центре культуры в Париже представлена гастрономическая продукция 15 странВ Азербайджанском центре культуры в Париже представлена гастрономическая продукция 15 стран
В Сумгайыте проведен пленэр, посвященный Году НасимиВ Сумгайыте проведен пленэр, посвященный Году Насими
В Киноцентре «Низами» состоялась презентация мультипликационного фильма «Мой маленький принц»В Киноцентре «Низами» состоялась презентация мультипликационного фильма «Мой маленький принц»

спорт

Место встречи изменить нельзя: праздник футбола в Баку состоится с Мхитаряном или без негоМесто встречи изменить нельзя: праздник футбола в Баку состоится с Мхитаряном или без него
Еще 3 года в МадридеЕще 3 года в Мадриде
Бруно Форнасари: «У Джанлуки есть цель»Бруно Форнасари: «У Джанлуки есть цель»
Финал доверили итальянцамФинал доверили итальянцам

Общество и культура

Салхаб Мамедов: «В тяжелые годы перестройки я открыл галерею, чтобы художники могли продавать свои работы»
13 марта, 2019

Во все времена художественная жизнь имела свои отличительные черты, в результате чего люди искусства разных периодов совершенно не похожи друг на друга, а по их творениям можно изучить промежуток истории, который они представляют.

Салхаб Мамедов застал сразу две эпохи, которые ему довелось сравнить. В беседе с 1news.az он рассказал о том, легче или, наоборот, тяжелее стала участь азербайджанских художников после обретения нашей страной независимости, а также поделился своим мнением касательно того, в каком духе нужно воспитывать новое поколение людей искусства, чтобы эта сфера непрерывно развивалась.

Отметим, что Салхаб Мамедов — народный художник Азербайджана, кавалер орденов «Шараф» и «Шохрат», персональный пенсионер Президента АР, секретарь Союза художников Азербайджана, профессор и проректор Азербайджанской государственной академии художеств, а также почетный член художественных академий России, Узбекистана и Грузии.


— Вы были свидетелем того, как протекала художественная жизнь в Советском Союзе, когда художники делились на тех, кто писал картины в стиле соцреализма и угождал властям, и «бунтарей», которые предпочитали авангард и притеснялись со стороны государства. Как, по Вашему мнению, это повлияло на художественную сферу в нашей стране?

— Знаете, каждый период имеет свои плюсы и минусы, но в целом система Советского Союза дала очень многое сфере искусства. Возьмите Таира Салахова, Тогрула Нариманбекова, Микаила Абдуллаева, Ваджию Самедову, Марал Рахманзаде, Таги Алиева и многих других выдающихся художников Азербайджана, а также, к примеру, Лятифа Керимова в сфере ковроделия и декоративно-прикладного искусства. Способным и талантливым ребятам оказывали поддержку — отправляли на обучение в университеты Москвы, Ленинграда, Тбилиси, потому что в те времена в Баку было только Художественное училище.

Потом они возвращались и старались стать членами Союза художников. Однако фильтрация была довольно жесткой. Это сейчас мы живем в независимой стране и в Союз художников очень легко попасть, а тогда был строгий отбор, необходимо было соответствовать критериям, иметь за плечами участие в республиканских и всесоюзных выставках.

Были и другие художники, о которых вы упомянули. Они работали в своих мастерских, и их работы практически не принимали для демонстрации на выставках, потому что они предпочитали творить согласно своему видению и идеологии, которые были чужды Советскому Союзу. Среди них можно назвать Джавада Мирджавадова, Тофика Джавадова, Ашрафа Мурада, Расима Бабаева, которые сейчас считаются великими художниками, сыгравшими огромную роль в развитии искусства Азербайджана. Пробиться они не могли, но и не голодали — брали какие-то нейтральные заказы, чтобы можно было заработать. Вообще, в Советском Союзе никто не голодал.

Художественная жизнь в те времена сильно отличалась от нынешней. Если сейчас можно заплатить многим галереям мира и выставить свои работы, то тогда мы не имели такой возможности.

Мы неоднократно ездили на зарубежные симпозиумы в Европу, но выставлять в других странах на продажу свои картины нам запрещалось государством. Художники Советского Союза могли выставляться только в государственных галереях при Министерстве культуры или Союзе художников.

Картины продавались через «Союз-экспорт» — была такая организация в Москве, которая открывала художнику счет и на него поступали деньги в случае продажи его картины. Однако он не имел права снимать эти деньги — валюту обналичивали только, когда человек ехал за рубеж. Это было, конечно, немного несправедливо, но таковы были правила.

С другой стороны, существовали договора, которые помогали художникам жить. Поступало очень много заказов от различных колхозов, совхозов, домов культуры, которые нуждались в оформлении. И художники получали за это немаленькие деньги. Можно даже сказать, что художники были одними из богатых людей в Советском Союзе.

В тот период по разным государственным заказам в городе выполнялись росписи, мозаики, барельефы, скульптуры, многие из которых, к сожалению, не дошли до наших дней из-за халатности людей, не осознающих их ценность, а перед уцелевшими произведениями некоторые предприниматели построили здания.

Именно так и поступили с моей работой, которую я выполнил вместе с Эльдаром Ахмедовым в 1968 году. На фасаде здания «Интурист» мы создали большой цветной керамический горельеф на тему Azərbaycana xoş gəlmisiniz, который сейчас закрывает рядом построенный дом. Это было очень красивое произведение с изображением исторических достопримечательностей Азербайджана, и девушки в нашей национальной одежде с чашей огня в руках приветствовали гостей страны. Данная работа обошла многие мировые каталоги того периода. Я очень просил, чтобы здание построили немного в стороне, оставив прохожим возможность любоваться произведением, но, к сожалению, моя просьба не была услышана.

Также недавно на здании Славянского университета разрушали мозаичное панно, созданное заслуженным деятелем искусств Эльмазом Гусейновым, на котором были изображены выдающиеся писатели Азербайджана. Огромное спасибо нашему уважаемому Президенту Ильхаму Алиеву за своевременное вмешательство, а также Министерству образования, которое оказало нам помощь в восстановлении данной работы. Мы с группой художников на протяжении года восстанавливали разрушенное мозаичное панно, и работа практически была сделана заново.

А таких произведений искусства было довольно много. Сейчас практически ничего не осталось, потому что в 90-х годах, как я уже сказал, большинство подверглось уничтожению. Их нельзя было уничтожать, ведь они — олицетворение культуры того периода — имеют историческую и художественную ценность.

— Вы основали одну из первых в Азербайджане частных художественных галерей Qız qalası, на сегодняшний день она успешно функционирует. А каково было поднимать ее в те тяжелые времена, когда людям было не до искусства?

— Я открыл эту галерею во время перестройки, когда населению жилось непросто. Были разрушены колхозы, совхозы, перестал существовать художественный фонд, и целая плеяда членов Союза художников — 300—400 человек — осталась ни с чем. Эти люди в одночасье стали никому не нужными, потому что не было рабочих мест.

У меня была мастерская в Ичери шехер, и я решил превратить ее в галерею, где художники могли бы продавать свои работы, перенимая практику, увиденную в Европе. И, знаете, нашлось немало людей, готовых их приобрести! В результате эта галерея стала спасением для многих художников — Элияра Алимирзоева, Мусеиба Амирова, Алтая Садыхзаде, Микаила Абдуллаева, Халиды Сафаровой, Махмуда Тагиева, Беюкаги Мирзазаде, Марал Рахманзаде и других, которые не уехали, а остались в Азербайджане. В то же время я с этого практически ничего не имел, я просто считал своим долгом помочь стране и людям, оставшимся в безвыходном положении.

Мы и сегодня помогаем художникам выставлять и продавать свои работы. Но отбираем достойных, чтобы галерея держала свою марку. Изучаем биографию каждого человека, который к нам обращается, смотрим, в каких выставках он участвовал, и только тогда решаем, стоит ли с ним сотрудничать. Потому что нельзя демонстрировать в галерее картины какого-то художника с улицы, нужно выставлять качественные работы, чтобы у наших посетителей формировался правильный художественный вкус.

— А как прививать населению этот вкус, если сегодня люди не особенно активно посещают галереи и музеи?

— Надо прививать его с юных лет — вначале эта ответственность лежит на родителях, а потом на школе. По телевидению также должны транслировать передачи, посвященные нашей культуре. Если мы совместными усилиями этого не сделаем, не добьемся повышения культурного уровня нашего населения,  будет очень обидно, учитывая, что в Азербайджане есть множество прекрасных музеев, которые представляют большую ценность.

Мы должны благодарить нашего уважаемого Президента и Мехрибан ханум за строительство Центра Гейдара Алиева. Там проходят великолепные выставки мирового значения, о которых мы даже не могли мечтать! Например, сейчас там выставлена коллекция картин русских авангардистов 1900—1930 годов, благодаря чему Азербайджан посетило большое число иностранных гостей — осталось только добиться того, чтобы и местная молодежь ходила на подобные выставки.

Я помню, как наш Общенациональный лидер Гейдар Алиев периодически приглашал своих работников на концерты классической музыки знакомиться с произведениями наших выдающихся композиторов. Сегодня и Филармония, и Центр мугама предлагают интересные программы. Правительство сделало все, чтобы насытить культурную жизнь людей — остальное уже за самим населением.

— Пикассо говорил, что настоящее искусство рождается тогда, когда художник забывает обо всех правилах и рисует свободно, подобно детям. Вы как проректор Академии художеств поспорите с этим? Насколько, по Вашему мнению, фундаментальное образование важно для художника?

— Я считаю, что фундаментальное образование очень важно. Это как азбука, которую обязательно нужно пройти. Что бы ни говорил Пикассо, он сам прошел высочайшую школу и блестяще умел рисовать с натуры. Просто потом отошел от этих правил, начал создавать то, что ему по душе. Кстати говоря, наряду с этим, однажды он сказал, что создает абстрактные картины для простых обывателей, которые не понимают искусства, считают, что это стоящие произведения и платят за них баснословные деньги (смеется).

Так что молодежь должна иметь художественную базу. Но на последнем курсе студентам нужно расширять свои границы. Потому что за годы обучения они беспрерывно рисуют натуру и, оканчивая Академию, зачастую не знают, что делать дальше. Рисовать-то могут, но у них не сформировано свое художественное видение и индивидуальный почерк.

В Советском Союзе именно с этим и возникали сложности. Мышление всех художников во время обучения направлялось в сторону строительства коммунизма. И только потом потихоньку каждый начинал искать себя и развиваться.

Сегодня мы должны дать молодежи свободу в искусстве. Поэтому я организую в Академии мастер-классы, приглашаю художников из Европы, чтобы наши студенты могли узнать, чем дышит мировая художественная сфера. Надо обязательно шагать в ногу со временем, только так можно достичь развития. Как говорится, сколько не толкай старый паровоз, он все равно не поедет как скоростные поезда. Если художники сегодня обращаются к разным современным направлениям — инсталляции, перформансу и так далее, мы будем стараться, чтобы наше подрастающее поколение тоже следовало этим тенденциям, опираясь, конечно, на национальные корни и традиции.

— Вы являетесь автором многочисленных памятников, посвященных историческим событиям и выдающимся личностям Азербайджана, которые воздвигнуты в разных странах мира. Можно ли сказать, что пропаганда азербайджанской культуры за рубежом находится на высоком уровне?

— Безусловно. Сегодня большую роль в восстановлении и сохранении культурных ценностей Азербайджана играет наш Первый вице-президент и президент Фонда Гейдара Алиева Мехрибан ханум. Благодаря ее стараниям текущий период тоже можно назвать золотым в истории искусства нашей страны.

Как вы отметили, очень много памятников воздвигается за рубежом для пропаганды культуры Азербайджана. К примеру, мы с народным художником Али Ибадуллаевым поставили в Женеве перед зданием Организации Объединенных Наций большой памятник Arzular və düşüncələr («Мысли и желания»). Это было довольно непросто, учитывая, что сотни стран хотели выставить свои работы перед ООН, а в художественном совете было около пятидесяти человек. Азербайджан — девятая страна в мире, которая получила одобрение. Наша работа представляет собой огромную пятиметровую скульптуру — руки, держащие глобус, — которая олицетворяет желание добиться мира во всем мире.

Затем мы установили памятник в Страсбурге перед зданием Совета Европы. Он называется Çiçəklənmə («Цветение») и показывает, как от теплоты человеческих рук начинают расти цветы. Смысл этой скульптуры заключается в том, что развитие и расцвет страны зависят от ее народа. Для нас поставить памятники перед двумя мировыми зданиями — это большое счастье, потому что они простоят там еще сотни лет.

Также я с Али Ибадуллаевым являемся авторами памятников Низами Гянджеви в Риме, Мехсети Гянджеви во французском городе Коньяк и «Ходжалы» в Берлине. Но особенно хотелось бы подчеркнуть нашу последнюю работу, установленную в центре Ханты-Мансийска — памятник Фарману Салманову, в честь которого назвали аэропорт в Тюмени.

Это был выдающийся нефтяник, открывший нефтяные и газовые месторождения в Сибири, приносящие на сегодняшний день миллиарды Российскому государству. Он получил все награды Советского Союза, которые только были, начиная от Героя Социалистического труда и заканчивая Ленинской премией. И люди в знак уважения и благодарности проголосовали за то, чтобы аэропорт в городе был назван его именем.

Наряду с этим, в пропаганде азербайджанской культуры за рубежом важную роль играет открытая нами в столице Германии галерея «Баку — Берлин». Мы на этом не зарабатываем, преследуя главную цель — продвигать наше искусство на мировой арене. Согласно статистике, за 10 лет существования данной галереи, ее посетили более 30 тысяч людей, среди которых 95 процентов — немецкая интеллигенция. Поэтому, презентуя выставку работ какого-нибудь немецкого художника, мы обязательно параллельно открывали выставку азербайджанского художника, чтобы присутствующие гости могли ознакомиться и с ней.

А еще в галерее «Баку — Берлин» мы проводим выставки, приуроченные к разным датам. К примеру, в феврале открыли выставку «Ходжалы», на которой представили работы студентов нашей Академии, отобранные предварительно на конкурсной основе. Благодаря спонсорской поддержке 18 студентов Академии отправились в Берлин и показали иностранной публике, что творилось во время Ходжалинской резни. Подобные мероприятия имеют колоссальное значение для нашей страны.

— Спасибо за интересную беседу!

Лейла Мамедова

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»