banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Патриотизм — основа безопасности страныПатриотизм — основа безопасности страны
Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации

общество

РетроспективаРетроспектива
В преддверии юбилея академика Гасана Алиева будет проведен субботникВ преддверии юбилея академика Гасана Алиева будет проведен субботник
Управление мусульман Кавказа распространило заявление в связи с Иерусалимом
В Санкт-Петербурге почтили память великого лидера Гейдара АлиеваВ Санкт-Петербурге почтили память великого лидера Гейдара Алиева

спорт

Кубок Азербайджана по футболу: результаты первых четвертьфиналовКубок Азербайджана по футболу: результаты первых четвертьфиналов
Диего Симеоне: «Именно «Карабах» выбил нас из ЛЧ»Диего Симеоне: «Именно «Карабах» выбил нас из ЛЧ»
Роналду — обладатель «Золотого мяча»Роналду — обладатель «Золотого мяча»
ЛЧ УЕФА: в плей-офф прошли…ЛЧ УЕФА: в плей-офф прошли…

Хроника

Отложить «ливанский взрыв»: Саудовская Аравия и отставка Харири
04 декабря, 2017

Отставка премьер-министра Ливана Саада Харири 4 ноября 2017 года, объявленная им из Эр-Рияда, а также сообщения о том, что он удерживается там силой, привели к провалу внутреннего урегулирования — курса, который был провозглашен год назад по инициативе Саада Харири.

Урегулирование, включающее в себя «увязку конфликта» с «Хезболлой» и ее политической командой, а также откладывание в долгий ящик внутренних ливанских разногласий, представляет собой значительную уступку «Хезболле» и ее региональным партнерам со стороны Саудовской Аравии и ее ливанской команды.

Вскоре после того, как в первые месяцы правления президента был достигнут политический консенсус, развитие событий приняло другой оборот. Ливанский президент Мишель Аун и министр иностранных дел Джебран Басиль стали определять внешнюю политику страны, противоречащую заявлениям министров и правительства. Министр иностранных дел погрузился в сирийский кризис. Его контакты с представителями сирийского режима, а также встреча с министром иностранных дел Сирии Валидом аль-Муаллемом противоречат одобренной ливанским правительством политике «дистанцирования». Помимо этого Джебран Басиль перестал обсуждать с премьер-министром Саадом Харири важные вопросы, касающиеся его министерства, и начал принимать единоличные решения.

Все эти факты подтверждают мнение Саудовской Аравии по поводу того, что Ливан идет на поводу у Тегерана. Особенно явно это проявилось после заявления президента Мишеля Ауна от 31 октября 2017 года, в котором говорилось, что «Иран существует, имеет влияние на Ближнем Востоке и следует учитывать его интересы». Это заявление было сделано во время укрепления Ираном своих позиций в Ираке и Сирии и стало дополнительным стимулом для усиления влияния Ирана в арабском мире, что осложнило Эр-Рияду возможность ему противостоять. В то же время Саудовская Аравия оказалась втянутой в дорогостоящую войну в Йемене, что побудило Эр-Рияд взять курс на конфронтацию с Тегераном, нацелившись на «Хезболлу» в Ливане.

Отставка Харири указывает на огромные усилия Эр-Рияда по противодействию «Хезболле», руководство Саудовской Аравии пытается использовать свое влияние на Харири, чтобы положить конец системе разделения власти в Ливане, которая могла бы узаконить «Хезболлу» и ее роль в регионе. Используя речь Харири об отставке, Саудовская Аравия обвинила Ливан в объявлении
войны против нее.

Стало ясно, что в целом саудовцы относятся к ливанскому досье с неким неуважением. Так, они хотят, чтобы Харири взял на себя очень важную миссию по изменению политики «Хезболлы» в регионе. По мнению некоторых дипломатических источников, именно вопрос вмешательства «Хезболлы» в военные действия в Йемене, а совсем не отставки Харири является ключевым всякий раз, когда саудовская сторона обсуждает ливанский кризис на международной арене. Руководство Саудовской Аравии считает, что «Хезболла» является единственной силой, которая может повлиять на запуск йеменских ракет, способных достичь Эр-Рияда. На все вопросы о причинах эскалации отношений с Ливаном и Харири саудовцы отвечают, что проблема Ливана является его внутренним делом. Что касается Ливана, то, по мнению саудовцев, ливанскому правительству следует сделать официальное заявление с гарантией невмешательства «Хезболлы» в конфликты в регионе, в частности, в Йемене, и чтобы «Хезболла» заявила о своей приверженности этому обязательству.

Эр-Рияд твердо убежден, что Ливан должен взять на себя инициативу вынудить «Хезболлу» вывести своих советников из Йемена и прекратить все виды политической, информационной и военной поддержки группировки Ансар Аллах как внутри, так и за пределами Йемена, а также выслать боевиков Ансар Аллах из Ливана. Нет никаких сомнений в том, что настрой Саудовской Аравии, которая продемонстрировала свою неспособность добиться быстрых результатов в первую неделю после отставки Харири, становится более пессимистичным, в особенности после недавней речи лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы, который расставил точки над «i» относительно позиции партии по йеменскому досье.

Это то, что касается региональной политики. На международной арене отношение американской стороны к отставке премьер-министра Ливана Саада Харири вызывает подозрительность и укрепляет слухи о том, что это дело гораздо глубже и опаснее, чем просто его принудительная отставка и удержание в Саудовской Аравии. По мнению аналитиков из Вашингтона, эти шаги следует рассматривать в более широком контексте противостояния Ирану в Ливане (после событий в Йемене), которые предусматривают ослабление ливанского правительства и отстранение «Хезболлы» от власти в Ливане, а затем начало там новой гражданской войны как части более масштабных военных действий Израиля против «Хезболлы».

Обострение прямой угрозы возникновения новой войны на Ближнем Востоке стало основной причиной того, чтобы официальная реакция Вашингтона была более жесткой и ясной и содержала предупреждение о возможном развитии подобного сценария, что отражает решимость союзников США не допустить ситуации, при которой кризис достигнет точки невозврата. Это положило конец молчанию на международной арене, которое царило в первые дни после объявления об отставке Харири.

Следует отметить, что позиция Госдепартамента США отличается от позиции Белого дома, поддерживающего действия саудовского наследного принца Мохаммеда бен Салмана против иранской экспансии в арабском мире, что продемонстрировала реакция на ливанский кризис госсекретаря США Рекса Тиллерсона, который 10 ноября предупредил о недопущении использования Ливана в качестве арены проведения «войны по доверенности». Слова Тиллерсона доказывают, что позиция Дональда Трампа и его администрации по отношению к Саудовской Аравии отличается от позиций дипломатического и оборонного ведомств США, как это уже происходило в июне нынешнего года во время блокады Катара. Похоже, что в Вашингтоне существует раскол между теми, кто поддерживает идею дать волю Саудовской Аравии и противостоять влиянию Ирана на условиях Эр-Рияда, и теми, кто считает, что США и их союзники должны оказать давление и подорвать влияние Ирана на Ближнем Востоке. Однако стратегия и тактика, используемые Саудовской Аравией против расширения влияния Ирана связаны с высоким риском и опасностью. Похоже, нынешние приоритеты Вашингтона не позволят допустить «большого взрыва». Если рассматривать это как успех, то этот успех носит временный характер, и решение проблемы откладывается на более поздний период. В конце прошлой недели вмешательство Администрации Дональда Трампа остановило развитие событий по худшему сценарию. Ведь с момента отставки премьер-министра Ливана Саада Харири и его пребывания в Эр-Рияде разговоры в Вашингтоне идут только о возможной войне Израиля против «Хезболлы» при поддержке Саудовской Аравии и координации с ее стороны.

Заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона, сделанное 10 ноября и носящее сдерживающий характер, по-видимому, не допустило развития событий по военному сценарию. Он не только выразил поддержку суверенитету и независимости Ливана и призвал все внутренние и внешние стороны уважать его позицию, но и заявил об отказе Соединенных Штатов Америки от любых операций, которые угрожают его стабильности. В заявлении также говорится, что в Ливане нет места иностранных силам, милиции или вооруженным формированиям за исключением правительственных вооруженных сил Ливана. Неожиданная реакция Рекса Тиллерсона контрастировала с молчанием Администрации США в течение нескольких дней после отставки Харири, как будто госсекретарь США, находившийся с президентом в азиатском туре, почувствовал острую необходимость сделать заявление и остановить развитие событий, которые могут поставить Вашингтон перед свершившимся фактом, что противоречит его политике.

Некоторые считают, что на фоне такого развития событий начал действовать план по возвращению Харири в Ливан, и интервью, данное спутниковому каналу «Аль-Мустакбаль», принадлежащему Харири, стало первым шагом на этом пути. К словам Саада Харири о его предстоящем возвращении наблюдатели отнеслись всерьез, но с некоторой осторожностью. Заявление Госдепартамента США предполагает схожее развитие событий.

Между тем в этот процесс вмешалась французская сторона, и президент Франции Эммануэль Макрон лично отправился в Эр-Рияд, чтобы встретиться с наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бен Салманом и потребовать от него разрешить ливанский кризис. Осведомленные дипломатические источники рассказали о разочаровании, которое царило по возвращении Эммануэля Макарона из поездок в Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию, поскольку по мнению президента Франции, Абу-Даби не желает оказывать давление на Саудовскую Аравию, а принц Мохаммед бен Салман не заинтересован в посредничестве французской стороны. Согласно европейским дипломатическим источникам, результаты данных, собранных министром иностранных дел Франции Жан-Ивом Ле Дрианом в связи с нежеланием Эр-Рияда видеть Харири в качестве премьер-министра Ливана, побудили его совершить второй французский визит в Эр-Рияд 15 ноября 2017 года.

Эти данные говорят следующее. Во-первых, французы понимают, что нынешнее давление может привести к единственному решению, которое предусматривает возвращение Харири в Бейрут в соответствии с соглашением о его отставке, поездку во Францию и уход с политической арены. В то время как Париж дает согласие на его возвращение, принимает его отставку и выдает ему мандат на формирование нового правительства до достижения политического урегулирования.

Во-вторых, Эр-Рияд выражает сильное недовольство Саадом Харири, считает, что он нарушил свои обещания, и не принимает его оправдания за его неспособность противостоять «Хезболле».

В-третьих, саудовцы убеждены, что Саад Харири слишком слаб, чтобы реализовывать их интересы в Ливане и не может продолжать выполнять свои обязательства. Они опасаются, что после возращения в Бейрут он может отступить от обязательств перед ними и остаться премьер-министром без каких-либо изменений. Поэтому Эр-Рияд начал искать не только преемника для Харири, но и стал менять все его ближайшее окружение.

Отсюда и убежденность в том, что возвращение Саада Харири в Ливан не остановит кризис, а обострит его под другим углом и может еще более усложнить ситуацию в самом Ливане. В соответствии со своей новой позицией Саудовская Аравия проводит политику блокады, не позволяющую использовать военный вариант. Наблюдатели не исключают, что оружие, использованное против Катара, в какой-то степени будет использовано и против Ливана.

В этой связи следует отметить, что заявление Госдепартамента США не содержало каких-либо данных о незаконном вмешательстве во внутренние дела Ливана, не говоря уже об отсутствии намеков на ненормальную ситуацию в которой оказался ливанский премьер-министр в Саудовской Аравии. Игнорирование Америкой этого факта демонстрирует не только учет интересов Саудовской Аравии, но и оставляет за США право при необходимости вернуться к этому вопросу. В Вашингтоне не является секретом, что трио «Трамп—КСА—Израиль» работает над подрывом иранского влияния в регионе. Проявив явную неспособность предпринять необходимые шаги в йеменской войне, было решено резко развернуться в сторону Ливана, чтобы накалить там обстановку и создать фронт против иранского влияния. Но похоже, расчеты США не оправдались, и происходящее можно сравнить с отсрочкой «ливанского взрыва». Как следствие, в Вашингтоне снизились спекуляции по вопросу эскалации ситуации в Ливане.

По-видимому, Администрация США намерена разобраться с саудовским кризисом в отношении Ливана так же, как Белый дом в свое время разобрался с кризисом в отношении блокады Катара: приостановил процесс, а не сдержал его — с той лишь разницей, что Израиль является одной из сторон конфликта, хотя он до сих пор в нем не участвует. Он может быть использован Администрацией президента Трампа, который не скрывает своего желания противостоять Ирану посредством противостояния его соратникам в регионе.

Отличительной чертой ливанского кризиса до сих пор остается напряженное ожидание возвращения Харири и того, что произойдет вслед за этим. Однако нет сомнения в том, что Эр-Рияд будет продолжать оказывать давление на Ливан, чтобы выбрать между ним и иранским влиянием, представленным «Хезболлой».

Newtimes.az

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»