Фарида АББАСОВА

Фарида АББАСОВА

Эксперимент удался!

Культура
06 Июль 2023
13:54
1326
Эксперимент удался!

Кинопоказы в рамках Baku Piano Festival становятся традицией

Репертуар Baku Piano Festival пополнился показами фильмов, посвященных выдающимся композиторам Азербайджана и Латвии. Зрителям были представлены документальные картины, повествующие о жизни и творчестве великого маэстро Кара Караева и «короля рижского танго» Оскара Строка.

В завершение фестиваля, прошедшего под эгидой Фонда Гейдара Алиева, нам удалось побеседовать с куратором кинопрограммы, российско-азербайджанским киноисториком, членом Гильдии киноведов и кинокритиков России, арт-публицистом Ульви Мехти.

 

- Как сложилось, что на повестке дня оказались фильмы «Это вступает правда: Композитор Кара Караев» кинорежиссера Огтая Миргасымова и «Тапер» Илоны Брувере?

Показ первого фильма был приурочен к трем знаменательным датам - 105-летию Кара Караева, 55-летию выхода фильма на экраны и 80-летию самого Огтай муаллима. Главное событие состоялось накануне открытия фестиваля, когда Президент Ильхам Алиев в день рождения мэтра наградил юбиляра орденом «Истиглал» за заслуги перед Отечеством. Еще раньше, весной, в разговоре с режиссером выяснилось, что у него есть отреставрированная англоязычная версия дипломной работы выпускника ВГИК. Условием директора Baku Piano Festival Шаина Новрасли было обязательное участие азербайджанского кино. Таким образом все состыковалось и фильм был представлен для показа в рамках международного фестиваля. Демонстрация картины прошла на мажорной ноте, судя по резонансу в культурной среде Баку. За что Шаин Новрасли заслуживает самых теплых слов благодарности.  

Далее поступили предложения о сотрудничестве от нескольких диппредставительств. Мне показался интересным экспериментом фильм кинематографистов Латвии «Тапер» (2014) Илоны Брувере. Среди всех диппредставительств на ниве культуры очень активно работает посольство именно этой республики. За 5-6 последних лет они отметились во всех сферах культуры, и все это благодаря главе дипмиссии Вие Буши. Это экспериментальный фильм о жизни и деятельности загадочного Оскара Строка, который, несмотря на популярность своих произведений при жизни, получил признание лишь после смерти. Об удивительной судьбе музыканта я узнал от коллеги, латвийского киноведа Инги Перконе. В сети удалось посмотреть только трейлер, однако заинтриговал просмотр всего фильма, который так и не выложен в свободном доступе по сей день. Это придало показу эксклюзивную значимость.

- Илона Брувере отметила, что ее фильм - «современный взгляд на противоречивую судьбу творческой личности». Что, на ваш взгляд, является главным условием объективности в отражении хрупкой душевной составляющей творческого человека?

- Если провести параллель с фильмом о Кара Караеве, то главное условие скрыто в его названии - «Это вступает правда». А в чем ее сила? Безусловно в Кино-Правде! Она в живом портрете маэстро Караева, его монологах, диалогах, быту, работе с оркестром и первой скрипкой оркестра Леонидом Коганом. А фильм «Тапер» отличается тем, что на момент съемок маэстро Строка давно уже нет в живых, а его имя обросло мифами и легендами. Поэтому жанр фильма определяется больше как mockumentary (документально-игровой), нежели documentary (документальный). В художественном смысле для эксперимента больше возможностей у латвийского фильма, а фильм «Это вступает правда» - утвердительно-четкий кинодокумент эпохи. Зритель при просмотре вместе с режиссером Миргасымовым следует за маэстро Караевым, его музыкой, философией и судьбой. В фильме «Тапер» режиссер выступает как художник, он наносит штрихи на существующий образ, а зритель, соответственно, видит портрет, созданный Илоной Брувере.

- Если провести параллель между жанровыми особенностями двух представленных фильмов - неигрового кино в жанре повествовательного «фильма-эссе» и документально-игровой ленты, то какой из них больше воздействует на публику?

- У каждого художника (режиссера) есть свой зритель. Перед экраном все равны, но каждый авторское произведение видит по-своему. Сложно определиться за всех и каждого в отдельности. В данном случае оба фильма за период своего существования немало странствовали по фестивалям. Вопрос в различии восприятия кинозрителей поколения 60-х и современного мультимедийного зрителя? Безусловно, раньше были сакральность экрана, культпоходы в кинотеатры становились событием для семьи и отдельно взятого человека. Нынешний зритель чаще всего устраивает просмотры на стриминговых платформах, иногда на ТВ и только в исключительных случаях добирается до кинотеатров. Таковы реалии века интернета.  

- Будучи на показе фильма «Это вступает правда», мы в очередной раз убедились в том, что при наличии таланта и минимальных технических возможностей можно создать нечто вечное. Получается, что проблема далеко не в финансировании... В чем, по-вашему, на сегодняшний день заключается главная проблема нашего кинематографа?

- Фильм Огтая Миргасымова пронизан авторской философией, студенческой дерзостью дипломной работы и одержимостью следовать за гением, одновременно это работа не по годам зрелого мастера. Фильм в эстетике французской «новой волны» Cinema Verite снят на пленку «Свема», которая являлась неким смертельным аттракционом. Советские кинорежиссеры на кинопленку могли снимать безграничное количество материала, но никогда не знали, что из него уцелеет, а какой процент уйдет в брак. Я бы сам хотел узнать у Огтай муаллима, что было утеряно при проявке пленки в лаборатории… Поражает сила фильма, который актуален даже спустя 55 лет.

Исходя из моих скромных путешествий по фестивалям класса «А», могу отметить, что после столетнего юбилея мирового кино в 1995 году не сказано ничего, что могло бы послужить революционному языку этого вида искусства, под стать первым трем десятилетиям в истории мирового кино. Что касается проблемы азербайджанского кинематографа, то в первую очередь она заключается в отсутствии соответствующего уровня образовательных учреждений. К сожалению, максимум, на который способны выпускники, - работать на местных телеканалах. Успехи азербайджанского кино проявляются лишь на фестивалях. Можно отметить продюсера-режиссера Теймура Гаджиева, который вырос на участии в мастер-классах и фестивалях. Кстати, в самом начале творческого пути я был его наставником, дальше он развивался сам. Успешно проявил себя Эльмар Иманов, он гражданин Германии и учился ремеслу в Кельнской школе. Из выпускников Университета культуры и искусств можно выделить Асифа Рустамова, кстати, ученика Огтая Миргасымова. Он один из немногих режиссеров, кто активно вовлечен в кинопроцесс, но подобный единичный результат за 30 лет новейшей истории Азербайджана для национальной школы кинематографа ничуть не утешает.

- Эта мысль наводит на мысль о том, как развивается азербайджанский кинематограф после Победы в Отечественной войне 2020 года…

- Недавно анонсировался якобы сиквел «Фарьяд-2», но мне думается, фильм не совсем созвучен масштабам нашей Победы в 44-дневной войне. «Жизнь как будто хороша» - фильм с сугубо авторским взглядом Вагифа Мустафаева, с некоей долей иронии и сарказма в отношении бредней «соседистана». Непонятно, почему отдел кино Министерства культуры не сделал ставку на фильм Эльхана Джафарова 2012 года о первой Карабахской войне Dolu («Град»). Финал этого фильма был оптимистичным и буквально напрашивался на продолжение. И вот случилась Победа, казалось, все карты в руки Эльхану, но был выбран сценарий Вагифа Мустафаева, а так называемый «Фарьяд -2» всего лишь пропагандистская уловка. Этот фильм представляет собой несерьезные проявления сквозь серьезный разговор. Почему нельзя было параллельно запустить два фильма, а может, и больше? Зритель получил бы чуть более широкий выбор. Был ли конкурс сценариев на заданную тему? Непонятно.

- Как вы считаете, кинематограф - это сфера частная или государственная? Может ли она регулироваться законодательством, и если да, то должны ли режиссеры, продюсеры и актеры приложить усилия для создания реально действующих законов, которые дадут мощный импульс развитию нашего кино?

- Вся сложность в цензуре, кто и как ею управляет. В советском кино цензурой управляли люди, обладающие киноведческим образованием. Это были грамотные цензоры, которые, имея определенный уровень своего мировоззрения, могли объективно регулировать эти процессы. Конечно же, на это влиял и личностный авторитет того или иного режиссера сталинской и постсталинской эпох. Как ни странно, проблемы с цензурой начали происходить в период, когда стал падать уровень образования, - в конце 70-х - первой половине 80-х годов. Тогда в цензуру начали приходить люди, далекие от профессии киноведов, которые работали по принципу: я против потому, что ничего не понимаю, под стать герою «Мерзавца» инженеру Хаджи.  

Если соединить частный и государственный секторы, то, к примеру, в Грузии, Украине, странах Балтии есть национальные киноцентры, в которых совмещаются притоки государственного и частного капиталов. В этих киноцентрах есть худсоветы, в состав которых включают не только профессионалов, но и любителей кинематографии. Они участвуют в совместном отборе сценариев и проводят национальную политику кино.

С 1992 года и по сей день в сфере национального кино Азербайджана сделано очень мало для грандиозного прорыва. Поверьте, глобальный мир кинематографа ничего не знает о национальном азербайджанском кино, а локальные успехи участия в конкурсах короткометражных фильмов класса «А» - очень мало. В российском кино есть еще и прикладные сегменты, в виде якутского кино, которое прогремело в Берлине. В Азии есть аналог Каннского фестиваля - Пусанский международный кинофестиваль. Увы, на сегодняшний день якутское, татарское, башкирское кино сильнее азербайджанского, его больше знают в фестивальном мире.

- Что надо предпринять для этого?

- Для обучения нашей молодежи этому виду искусства необходимо приглашать иностранных специалистов. Есть иранский кинорежиссер, наш соотечественник Джафар Панахи, который находится в опале у иранских властей. Он стал гонимым за свои этнические пратюркские, проазербайджанские убеждения. Это режиссер мирового уровня со всеми регалиями и титулами на кинофестивалях категории «А». Я думаю, что было бы прекрасно пригласить его для того, чтобы заложить основу новой школы кинематографии в Азербайджане. Немало турецких, израильских кинематографистов, которые могли бы содействовать этому процессу конечным результатом на выходе.

- Как вы оцениваете итоги кинопоказов в рамках фестиваля? Послужит ли идея их проведения консолидации причастных к киносфере деятелей, развитию национального кинематографа в целом?

- Я получил одобрительные отзывы от руководства Baku Piano Festival за прикладную кинопрограмму фестиваля. Эксперимент удался! Следующий фестиваль также будет насыщен кинопоказами, возможно, в чуть более расширенном формате. Конечно же, все зависит и от того, с посольствами каких стран мы будем сотрудничать, потому что для показа фильмов, которых нет в широком доступе, необходимо заполучить официальное разрешение. В этот раз, при показе фильма об Оскаре Строке, мы получили разрешение от Национального киноцентра Латвии.

Что касается второй части вопроса, дело в том, что это музыкальный фестиваль. В Азербайджане должны проходить кинофестивали. Да, есть некоторые формальные фестивали, которые проводятся без зрителей. Однако, возникает парадокс - если мы будем организовывать международные кинофестивали, что же мы можем преподнести иностранному зрителю из национального кино?

- Ульви муаллим, над чем вы сегодня работаете?

- Я работаю над книгой, посвященной 100-летию киностудии «Азербайджанфильм» имени Джафара Джаббарлы, и воспринимаю эту дату как юбилейную в истории азербайджанского кино. Дата рождения кино отталкивается от двух факторов - киноателье, кинофабрика или первый художественный фильм. В истории кино первым художественным фильмом является «Путешествие на Луну» (1902) Жоржа Мельеса по мотивам романов Жюля Верна. К сожалению, азербайджанское кино не имеет такой цельной истории, как, к примеру, грузинское. Кстати, грузинское кино зародилось именно в Баку. Потому что первый документалист и энтузиаст Васо Амашукели снял Базарную улицу Баку (ныне пр.Азербайджан) в 1908 году. Он просто снимал торговые ряды, а в итоге фильмы Васо Амашукели стали вдохновением для режиссеров советской Грузии периода 20-х годов, впоследствии ставшего частью советского киноавангарда, к примеру, фильм «Моя бабушка» грузинского кинорежиссера Котэ Микаберидзе.

Несмотря на то, что сложно выстроить цельную историю нашего кино, в любой истории есть портретные личности. Непризнанным гением нашего кинематографа я считаю режиссера-художника Алисаттара Атакишиева, который снимал актуальные «сказки для взрослых» - картины «Волшебный халат», «Легенда одной крепости», «Гариб в стране джиннов».

- Благодарю вас за беседу!

 

 

Экономика
Новости