Афет ИСЛАМ

Афет ИСЛАМ

Ищущий да обрящет

Культура
24 Октябрь 2023
06:05
1470
Ищущий да обрящет

Спустя 62 года в Турции найдено захоронение известного отечественного ханенде

Автор и ведущий мугамных проектов Международного центра мугама (МЦМ), неутомимый фанат и исследователь истории мугамного исполнительства, перу которого принадлежат несколько книг, посвященных не только знаменитым ханенде, но и исполнителям, оставшимся за кулисами истории неизвестными широкой публике, доктор философии по филологии Гюльгусейн Кязымлы недавно вернулся из поездки в Турцию, где презентовал очередную книгу о ханенде конца XIX - начала XX века Мешади Мухаммед Фарзалиеве. 

Мы беседуем с Гюльгусейн муаллимом и его сподвижником и соавтором последних книг, доктором философии по техническим наукам, нефтяником Тураном Ибрагимовым. Влюбленные в мугам исследователи-энтузиасты рассказали, как проходили поиски ранее неизвестной информации о жизни и творчестве известного ханенде, эмигрировавшего в Турцию и там же нашедшего свой последний приют, при каких обстоятельствах удалось распутать запутанный клубок архивных сведений о других ханенде, и многом другом. 

- На днях в салоне «Беюк Йылдызхан», что в стамбульском районе Фатих, состоялась презентация вашей книги Son nöqtədən sonrа… («После последней точки…»), вышедшей в свет в серии изданий МЦМ. Это вторая книга, посвященная М.М.Фарзалиеву. Скажите, пожалуйста, что отличает новое издание? 
- Долгие годы занимаясь исследованием национального мугамного наследия, мы выпустили несколько книг, организовали и презентовали в МЦМ целый ряд проектов, связанных с историей мугама. В прошлом году к 150-летию Мешади Мухаммеда Фарзалиева выпустили первую книгу Salam, Meşədi, в подготовке которой активное участие принимали исследователи Туран Ибрагимов, Дильгам Ахмед, Амин Намазлы. Д.Ахмед исследовал турецкий период жизни М.М.Фарзалиева, который также вошел в книгу. 
Вместе с Т.Ибрагимовым мы нашли много архивных сведений и аудиозаписей других ханенде XIX-XX вв. Вступительное слово к книге написал композитор, народный артист Сардар Фараджев. 
Что касается второй книги о Мешади Мухаммеде, автор предисловия которой - проректор Национальной консерватории, профессор Лала Гусейнова, то одним из достоинств этого издания является то, что в книгу включено интервью с человеком, знавшим и встречавшимся с ханенде. Это представитель знаменитой фамилии Хойских - Керим бек Мехметзаде-Хойский. Летом этого года, после двух лет напряженных поисков совместно с известным исследователем эмигрантской истории, писателем и публицистом Дильгамом Ахмедом, на кладбище Ферикей были найдены документы о захоронении М.М.Фарзалиева и могилы членов его семьи. Об этом мы подробно рассказали во второй книге, представив ценные архивные документы и редкие фотографии. 
Презентация состоялась в историческом салоне «Беюк Йылдызхан», которым со второй половины XIX века владел Гаджибала Гянджали, а сегодня он функционирует под руководством его наследников. Место примечательно тем, что здесь на протяжении двух лет скрывался (и оставил после себя коллекцию живописных полотен) видный общественный и политический деятель Азербайджана Али бек Гусейнзаде. В презентации приняли участие главный редактор издания «Фюйузат» Мубариз Юнисзаде, дипломат Кенан Муртузов, Керим бек Мехметзаде, который последним видел М.М.Фарзалиева, правнучка бакинского ханенде Мешади Мухаммед Гусейнова Умуханым Гусейнова, студент Амин Намазлы и др. В завершение презентации мы прослушали архивную аудиозапись песни Çırpınırdı Qara dəniz в исполнении М.М.Фарзалиева. 
- Как вам удалось найти могилу Мешади Мухаммеда?
- Как я уже отметил выше, летом, будучи в Турции вместе с Д.Ахмедом, после долгих поисков в архивах Стамбульского кладбища, через 62 года после кончины ханенде мы нашли, наконец, документы о захоронении М.М.Фарзалиева и его супруги, а также затерянные могилы членов его семьи. 

К беседе подключается Туран Ибрагимов, который признался, что сотрудничество с Г.Кязымлы началось в 2021 г. после издания книги его матери, профессора Азизы Джафарзаде о Мирза Гюлляр - женщине-ханенде XIX-XX вв., которая пела, переодевшись в мужской костюм.
«Гюльгусейн муаллим в то время вел исследования о ней, - вспоминает Туран муаллим. - А у меня была одна ее архивная аудиозапись народной песни Yeri dam üstə, yeri. Так мы соединили наши поиски и усилия, а итогом стала ценная находка в архиве - две пластинки с четырьмя песнями, записанными в 1914 году фирмой Monarx Record. В 2022 году Гюльгусейн муаллим провел «круглый стол» в МЦМ, посвященный Мирза Гюлляр. 
Будучи математиком и работая в нефтяных компаниях Азербайджана и за рубежом, Туран муаллим занимается исследованием истории азербайджанского мугама. Говоря о том, что крупицы найденных свидетельств в Азербайджане дали толчок и расширили географию поиска, Туран муаллим отметил, что Гюльгусейн муаллим поставил задачу во что бы то ни стало найти могилу ханенде. После долгого хождения по государственным архивным учреждениям Турции и работы с массой документов он ее нашел: 
- Там похоронены сам Мешади Мухаммед, его супруга, сын и внук, но оттого, что могилы долгое время не посещались, найти их было не так-то просто, - рассказывает Туран муаллим. - Они находились в запущенном состоянии. Азербайджанский период жизнедеятельности ханенде М.М.Фарзалиева был довольно скудным на информацию, а турецкий и вовсе неизвестен. Во второй книге мы постарались осветить его жизнь и творчество в период с 1929 до 1962 года.
Как выяснилось, эмигрировав в Турцию, М.М.Фарзалиев создал там свой ансамбль, который исполнял азербайджанскую музыку, инсценировал оперетты и озвучивал произведения великого Узеир бека. Профессиональная ориентация математика увела меня на поиски количества оставшихся в местных и зарубежных архивах аудиозаписей, каталогов и пластинок. Было важно исследовать большое количество и разнообразие имеющихся материалов, но несколько цифр на пластинке начала прошлого века подсказали мне, что есть и картотека. Поэтому я обратился в Госархив звукозаписей АР, и директор Халида Фараджуллаева предоставила нам два каталога с зарубежными пластинками азербайджанских ханенде. Непонятным оставалось точное происхождение Мешади Мухаммеда, поскольку в разных источниках и на разных языках оно указывалось то как шушинское, то как карабахское. Некоторые исследователи даже ошибочно отождествляли его с бакинцем Мешади Мухаммед Гусейновым. 
- Что больше всего вызвало ваш интерес во время исследований?
- Исполнительское вокальное искусство Азербайджана всегда отличалось сольным пением, т.е. хоровое пение нашей музыкальной культуры не было свойственно, хотя в религиозных песнопениях и мистериях прошлого оно непременно присутствовало. Однако мы обнаружили факты, свидетельствующие о том, что ханенде прошлого принимали участие и в коллективном исполнении народных песен. Тот же М.М.Фарзалиев, Кечячи оглу Мухаммед, Джаб­бар Гаръягдыоглу и другие не гнушались хоровым пением, при том, что каждый из них обладал яркими вокальными данными. В архиве звукозаписей мне предоставили такую запись, и я убедился, что национальное хоровое искусство было заложено задолго до его официально признанного советского периода. 
- Воистину ищущий да обрящет, и дух нашедшего свое последнее упокоение в братской Турции азербайджанского ханенде наверняка вел и привел вас к логическому концу и последнему пункту его земного бытия… А что вы скажете о книге о Мешади Гафаре? 
- После создания нашего каталога с существующими 900 (!) пластинками с записями азербайджанских ханенде начала прошлого века мы поняли, что о трех ханенде у нас нет никакой информации. Это Мешади Гафар, Мешади Хилал Зейналов и Аслан Сафаров. Как-то в одной из бесед с таристом из Шамахи Мехманом Микаиловым прозвучало имя Мешади Гафара из Шуши. Я принялся за поиски и нашел его аудиозаписи. Мешади Гафар исполнял мугамы в основном на фарси. В трудах Фирудина Шушинского есть запись о том, что у Джаббара Гаръягдыоглу был брат по имени Гафар, но не более. Мы долго искали любую информацию о нем, но никак не могли найти. Интересно, что записи Мешади Гафара были сделаны почти в одно время с записями самого Джаббара на разных фирмах звукозаписи. Этой весной Г.Кязымлы сообщил мне, что из США в Баку приехал родственник Джаббара, возможно, он прольет свет на эту тайну. Мы встретились с Акифом Гаръягды, и во время беседы выяснилось, что он… внук Мешади Гафара.
- Вот он, час истины!..
- Представьте, какой шок мы испытали с Гюльгусейн муаллимом в тот момент, мы просто онемели от услышанного, а Акиф муаллим растерялся, увидев нашу реакцию, не понимая, почему имя его деда ввергло нас в такое смятение... У Гюльгусейн муаллима в телефоне была запись голоса Мешади Гафара, которую мы дали послушать его внуку, и теперь настала очередь испытать шок самому Акиф муаллиму… 
А.Гаръягды передал нам автобиографию своего отца, составленную в 1953 году, где было написано, что его отец Гафар Исмаил оглу Гаръягды (1880-1930) родом из Шуши. Мы вместе посетили могилу Джаббара и нашли там другие могилы с такой же фамилией. Выяснилось, что сын Мешади Гафара Гахраман Гаръягды был репрессирован, и из-за этого в документах родственников и автобиографии сына Мешади Гафара, отца Акиф муаллима Наримана Гаръягды, его имя старались не упоминать, дабы не навлечь подозрения советских властей. Об этом факте не знала даже дочь Джаббара, тем более о том, что ее дядя Гафар в 30-х годах перешел иранскую границу и не смог вернуться на родину. Сына его затем репрессировали, а их имена навсегда исчезли из биографий родственников. Таким образом, все имеющиеся пробелы истории заполнились, всплыли многие неизвестные детали. Я составил генеалогическое древо династии Гаръягды, и в образовавшемся 20-летнем пустом периоде после рождения Джаббара путем долгих поисков нашел другого его брата Билала, а также двух сестер Саадат и Хумай. Могила младшей сестры Хумай Шафиевой-Гаръягды находится в 7-8 метрах от могилы Джаббара. Некоторые члены этой фамилии были репрессированы, одни эмигрировали, другие скончались в молодости, поэтому почти нигде не упоминаются. Старший брат Джаббара Мухаммед Бюльбюль замечательно пел, писал стихи на азербайджанском и на фарси. 
- И ниточка клубка привела вас туда, куда надо, и если вы составили генеалогию этой фамилии, значит, поиск остальных членов - дело времени…
- А дороги, так сказать, ведущие в Вавилон, были разными, и одна тропинка привела нас совсем в другую сторону. Дело в том, что в одном классе с Узеир беком Гаджибейли учился некто по имени Мирза Хосров Ахундзаде, шушинский поэт и учитель, у которого есть месневи «Описание Карабаха». В нем он рассказывает о многих известных личностях Карабаха конца XIX - начала XX века. Отец М.Х.Ахундзаде Мирзали Ашыг преподавал Джаббару Гаръягдыоглу, и в его рукописи мы нашли такие строки: 

Musiqi öyrənmiş Qaryağdı Cabbar
Mirzəli Aşiqdən olmuş yadigar.
Qardaşı Məhəmməd, 
    Məhərrəm, Qafar
Musiqi elmində olmuşlar sərkar.
 

- Комментарии, как говорится, излишни! 
- Это говорит о том, что он видел и знал братьев Гаръягды. 
- Благодарю за интересную беседу и желаю вам новых и ярких открытий в бездонном океане азербайджанского мугама!  

 

Экономика
Новости