Хюгуг САЛМАНОВ

Хюгуг САЛМАНОВ

Другая Франция

Политика
29 Апрель 2023
08:48
380
Другая Франция

Мания былого величия ослабляет имидж Парижа 

История многовековых и многосторонних позитивных азербайджано-французских отношений позволяет с уверенностью говорить о том, что нынешнее правительство этой страны, занимающее однозначно «христианскую» позицию на Южном Кавказе, пока не готово к участию в составлении «дорожной карты» регионального сотрудничества.  

Президент Ильхам Алиев, принимая на днях министра по делам Европы и иностранных дел Франции Катрин Колонна, дипломатично высказал гостье тезис о полезности регулярных всесторонних обсуждений проблем, представляющих взаимный интерес, если только официальный Париж заинтересован в парт­нерстве.  

Судя по созданию военной миссии при французском посольстве в Иреване, анонсированной той же мадам Колонна в столице Армении, правительство президента Эмманюэля Макрона не в состоянии оценить неоспоримые преимущества общечеловеческих ценностей над конфронтацией цивилизаций.  

А зря, дипломаты столь высокого ранга, готовясь к встрече с визави уровня Президента Ильхама Алиева, должны через помощников делать пометки в блокнотах, например, о том, что Азербайджан является партнером №1 для этой страны на Южном Кавказе. Взять хотя бы товарооборот - в период до пандемии он достигал 750 млн евро по итогам 2019 года, сейчас несущественно снижен, но контракт между национальной авиакомпанией AZAL и французской корпорацией Airbus на закупку 12 самолетов семейства A320(21)neo, обязательно поднимет эту планку.  

Что касается инвестиций, Франция вложила в нашу экономику $2,2 млрд, тогда как мы - $2,6 млрд, при этом 45 крупнейших компаний страны пармезана активно осваивают подряды в 34 финансируемых из госбюджета проектах, общая стоимость которых составляет $6,2 млрд. 

Немаловажную область двусторонних связей составляет культурное, научное и техническое сотрудничество - с 2004 года в Баку существуют Французский институт, а при нем лицей, финансируемый SOCAR. При этом на основании порядка 30 межвузовских соглашений сотни азербайджанских студентов ежегодно становятся выпускниками французских, преимущественно технических университетов. В центре столицы функционирует также Французско-азербайджанский университет, который совместно со Страсбургским университетом выдает двойные дипломы бакалавра по четырем специальностям - «химическая инженерия», «компьютерные науки», «геофизическая инженерия» и «нефтегазовая инженерия».  

Крупнейшая французская энергетическая компания Total также принимает участие в подготовке кадров, ориентированных на добычу и транспортировку углеводородов, выплачивая ежемесячные стипендии талантливым кандидатам на обучение в европейской магистратуре. Есть археологические миссии с позитивными результатами (Лянкяране, долине Араза и Газахском районе).  

Более того, со времен Ширваншахов и Сефевидов созданы глубокие исторические пласты взаимопроникновения культур. Так, в постоянной коллекции департамента исламского искусства всемирно известного музея Лувр представлены на обозрение публики многочисленные образцы ковроткачества, в том числе «Челеби», «Ханлыг» и «Аждахалы». Кстати, инициатором создания упомянутого департамента является Фонд Гейдара Алиева, а первая леди Мехрибан ханым Алиева до логического конца всячески поддерживала идею создания там новых залов именно исламского искусства.  

За долгие века (вспомним пьесу М.Ф.Ахундзаде про ботаника мсье Журдана) Франция накопила солидный опыт и традиции в собирании и изучении не только образцов флоры и фауны различных регионов Страны огней, но также памятников фольклора и классической литературы. И в целом выдающиеся представители французского востоковедения (Андре дю Рье, Анкетиль дю Перрон, Жам Дарместетер и др.) всегда проявляли глубокий и живейший интерес к «Авесте», «Деде Горгуду», «Кероглу», «Пятерице» великого Низами, творчеству Хагани, Насими, Физули, Хатаи и других замечательных поэтов и писателей более позднего периода.  

В то же время ряд азербайджанских писателей, особенно Исмаил бек Куткашенлы (роман «Рашид бей и Саадат ханым» увидел свет на французском языке более полутора веков назад) и Аббасгулу Ага Бакиханов, пробовали себя на зарубежной ниве, а стихи Мирзы Шафи Вазеха долгое время были популярны во всей Европе.  

Можно долго перечислять сферы, в которых наши народы были весьма близкими сторонниками, свидетелем чего является памятная табличка на здании, в котором останавливался Шарль де Голль с единственной целью - увидеть своего спасителя, талисман французского Сопротивления Ахмедию Джебраилова («Армед Мишель»), кавалера Военного креста, Военной медали Франции и Высшего ордена Почетного легиона, который давал ему, солдату, право идти на всех военных парадах Франции впереди самых заслуженных генералов.  

Но все это в прошлом, и похоже, для высшего политического руководства Франции ныне наступили времена конъюнктурной забывчивости, когда Южный Кавказ стал для него последним бастионом для сохранения лица и имиджа великой державы, без которого тяжело быть авторитетным постоянным членом Совбеза ООН при стремительно меняющемся миропорядке. Особенно непросто пришлось французским президентам (Николя Саркози, Франсуа Олланду и Эманюэлю Макрону) в Африке - волнения в Нигере, военные перевороты в Мали и Буркина-Фасо, а это значит, что геополитическая карта Черного континента меняется буквально на глазах. Перемены, которые Парижу удавалось откладывать в течение холодной войны, все же настигли его и окончательно накрыли сейчас, три десятилетия спустя после развала социалистической системы. Дала свои всходы и политика официального Баку в рамках председательства в Движении неприсоединения, когда небольшая постсоветская страна на деле показала, что национальные интересы и государственный суверенитет можно и нужно отстаивать, не оглядываясь на авторитет «посредников» и былые военные неудачи. Надо только «не засыпать на боевом посту и двигаться вперед, сминая слабеющих «патронов», а на самом деле - ненавистных эксплуататоров, что твердо усвоили теперь уже бывшие колонии. Так что по факту в бывшей французской Западной Африке начали поиск новых, более ответственных и состоятельных союзников за рубежом.  

Помнится, 30 сентября прошлого года государственный переворот сотряс государство Буркина-Фасо, где на протяжении десятилетий дружественные Евросоюзу правительства сменяли друг друга, а присланные Францией войска якобы защищали местных жителей от «исламских джихадистов». Итог, вопреки ожиданиям, неутешителен: потеря контроля над половиной территории, голод в оставленных районах и безраздельное господство бизнеса с пропиской в Париже в ущерб местному производству. На волне антифранцузских настроений шанс выпадает военным, ищущим помощи, прежде всего, у Турции и России. А в позапрошлом году подобный переворот уже произошел в соседнем государстве Мали, так что пример в данном случае заразителен, и если судить по данным социологии, разворот на дружественные нам страны не исключен также в Нигере, Чаде, Камеруне, то есть повсюду, где раньше существовала французская колониальная империя.  

Это сильный удар по амбициям Макрона, потому он и цепляется за соломинку - пока в Карабахе есть сепаратисты, ратующие за отделение от Азербайджана, Франции есть кого защищать. Не будь интересов России, с которой у нас декларация о союзническом взаимодействии, а также мнимой поддержки коллективным Западом «христианского братства» в Карабахском экономическом районе, проживающее там армянское население уже давно забыло бы о сепаратистских потугах и влилось бы в мирную жизнь внутри азербайджанского общества. И сетовать на жизнь в «блокаде» было бы некому, а значит, и Франции на Кавказе делать было бы нечего. Стало быть, Макрону следовало бы благодарить российский миротворческий контингент за сохранность неконструктивных реваншистских тенденций, а не осуждать ее, как он сделал в октябрьском интервью сразу после победы азербайджанской наступательной дипломатии в Праге, а затем и на февральской Мюнхенской конференции по безопасности.  

В обоих случаях видно, что Макрон, похоже, не желает считаться с геополитической реальностью, когда понятно, что новой полномасштабной армяно-азербайджанской войны не будет в силу огромного преимущества нашей страны над соперником, который вместо того, чтобы заняться будущим собственного народа, встал на рельсы конфронтации, подводящей по наклонной массу хаев к краю цивилизационной пропасти.  

Тот же Макрон не отдает себе отчета в том, что сведение речей в конечном счете к обещанию «вечной любви и поддержки Армении и лично премьера Пашиняна» может быть и лестно, но не виртуозно даже в смысле словесной эквилибристики. Хотя на его взгляд годы беззаветной любви к армянам не прошли даром: налицо «мастерски» построенные речи по глобальной проблеме, в которой через выверт и двойной пируэт прежде всего изыскивается место поддержке Иревана, при этом оратор доносит до глобальной аудитории, что «Армения - демократическая страна, и если бы не агрессия Баку и Москвы, она бы достигла недосягаемых высот». С этим постулатом могут поспорить даже сами жители соседней страны, оказавшейся в тупике истории и добровольно изолированной от региональных процессов.  

Еще один промах самовлюбленного президента Франции - он с завидным упорством называет процессы в Карабахе «геноцидом» и «подготовкой к новой войне». Тогда, позвольте, о чем гласит текст трехстороннего Соглашения от 10 ноября 2020 года? То есть получается, что глава французского государства либо не знает, либо игнорирует текст международного документа, на который ссылается Совбез ООН. Даже слепой и глухой знает, что в направлении Карабаха и Восточного Зангезура Отечественная война успешно завершилась почти 2,5 года назад тотальной победой армии Азербайджана на основе восстановления его территориальной целостности. А то, что временами происходят «коррекционные» столкновения на том или ином участке, так это остаточные явления, как после тяжелой продолжительной болезни. Баку свой конфликт с Иреваном благополучно решил за 44 дня, а то, что сегодня происходит в Карабахе, - это уже внутреннее дело Азербайджана, и тут любое вмешательство извне противоречит всем нормам международного права, включая Устав ООН, статья 51 которого обязывает (!) любое государство отстаивать территориальную целостность «любыми доступными способами».  

Да, в Баку отдают себе отчет в том, что присутствие российских миротворцев не дает возможности для контактов азербайджанской власти и гражданского общества со своими гражданами армянской национальности. А ведь первый хрупкий диалог начал было намечаться, пока в регионе не возник «проект Варданян», а вслед за этим на пути азербайджанских представителей в Ханкенди не встал фактор РМК. Не позволяя Баку наладить контакт с карабахскими армянами, миротворцы держат последних в подвешенном состоянии, мешая им определиться, становиться частью азербайджанского общества или переселиться в Армению.  

Но как бы то ни было, это уже не Макронова ума дело. Своей откровенной предвзятостью, нескрываемой и слепой «сестринской» (Макрон и Пашинян называют свои страны почему-то не братьями, а сестрами - ?!) любовью к Армении и Пашиняну в частности, он сумел заслужить стойкое недоверие и антипатию Азербайджана к своей персоне. Как результат, Баку в своем диалоге с Иреваном отказался от посреднических услуг Франции и даже ее участия на проводившихся под эгидой Евросоюза дипломатических переговорах. По этому поводу в октябре прошлого года красноречиво высказался Президент Ильхам Алиев: «Несмотря на добрую волю, проявленную Азербайджаном (Макрон присутствовал на пражской встрече при посредничестве главы Совета ЕС Шарля Мишеля в Праге), буквально через неделю президент Франции выступил с оскорбительными, неприемлемыми, лживыми и провокационными заявлениями. В них он обвинил Азербайджан в развязывании ужасной войны, тем самым манипулируя фактами, пытался ввести в заблуждение французскую и мировую общественность. Мы такого рода заявления категорически осуждаем, отвергаем и не видим дальше никакой возможности при таком отношении французского правительства играть какую-либо роль в деле нормализации азербайджано-армянских отношений».

Спустя месяцы, как видим, любовь к Армении и лично к Пашиняну в сердце Макрона не угасла. Она вылилась в отправку жандармов в составе «гражданской» миссии ЕС, которая, как предполагается, будет действовать в течение двух лет на границе с Азербайджаном с армянской стороны. Что ж, Баку совсем не против. Пусть члены миссии наблюдают в бинокли, как Азербайджан будет планомерно отстраивать и развивать те территории, которые на протяжении 30 лет разрушались, разграблялись и уничтожались их подзащитными вандалами. И пусть пребывание в регионе европейских силовиков заботит Иран, который ревностно относится к вопросу присутствия в регионе западных сил, а как официальный Баку будет решать вопрос с армянами в Карабахе - это уже однозначно внутреннее дело Азербайджана. Ведь жили же мирно, нормально, без видимых межнациональных конфликтов. Наверное, эта практика получит нормальное продолжение с позитивным развитием в среднесрочной перспективе, когда из их мозгов выветрится надежда на помощь «сестричек». 

 

Хюгуг САЛМАНОВ,  

«Бакинский рабочий»  

Экономика
Новости