Абульфаз БАБАЗАДЕ

Абульфаз БАБАЗАДЕ

Бесплодный берег без гавани и маяка

Политика
08 Ноябрь 2023
09:58
1392
Бесплодный берег без гавани и маяка

или Чем чреват крах мультикультурализма в Европе 

Изучая общественно-политическую жизнь западноевропейских стран, мы воочию убеждаемся, что именно политические правые в этих странах в лице тех же политических партий, средств массовой информации или различных общественных деятелей находятся в авангарде пропаганды исламофобии. 

В этом плане Франция ничем не отличается от других стран Европы. Антимусульманские настроения, которым предшествовала долгая история антиарабского расизма, пропагандируются различными политическими игроками, в том числе не в последнюю очередь неизменно популярным крайне правым Национальным объединением, ранее известным как Национальный фронт, чей лидер Марин Ле Пен вышла во второй тур президентских выборов во Франции 2017 года. 
Исламофобия имеет долгую историю во Франции, несмотря на то, что это слово для описания антимусульманского расизма стало широко использоваться только в XXI веке. Страх перед исламом и мусульманами создавался французскими средствами массовой информации с 1970-х годов благодаря таким ключевым событиям, как иранская революция 1979 года, первое «дело о платках» 1989 года и, конечно же, события 11 сентября 2001 года. 
Очевидно, что французские элиты несут ответственность за создание «мусульманской проблемы», которая имеет неоспоримые связи с колониальным прошлым их страны. Существует множество исследований о том, как колониальный опыт повлиял на отношение к расовым меньшинствам во Франции. Опыт деколонизации Алжира и формирует эту коллективную память. К этому теперь мы можем добавить более конкретную и растущую в количественном плане литературу об опыте мусульман во Франции, в которой учитываются конкретные проблемы и дискриминация, что и является элементом исламофобии.

Противодействие исламофобии в Европе часто поддерживается прогрессивными и левыми политическими силами в продолжение антирасистской борьбы прошлого. Тем не менее, наблюдая за ситуацией с исламофобией во Франции, можно сказать, что одним из наиболее интересных аспектов, который отличает ее от многих европейских соседей, является тот факт, что левые не осуждают антимусульманские настроения и не борются с ними регулярно. Французское антирасистское движение разделилось по этому вопросу, и некоторые из тех, кто считает себя левыми, даже несут ответственность за враждебность к мусульманам в публичных дебатах. В результате усиливается атмосфера подозрительности, которая также имеет побочный эффект в плане дискриминации и даже физического насилия.
По данным Коллектива по борьбе с исламофобией во Франции (CCIF), во Франции она достигла пика в 2015 году. Тогда было зарегистрировано 905 актов, начиная от случаев дискриминации (588 зарегистрированных инцидентов) и заканчивая физическим насилием (55 инцидентов). К сожалению, в 2020-2023 годах на фоне справедливого освобождения от армянской оккупации исконно азербайджанских земель исламофобия во Франции оставалась на том же пике. 
В своих ежегодных отчетах CCIF регулярно возлагает вину на французских политиков всех идеологических мастей за по­ощрение «политической исламофобии», в частности на французское правительство за его неспособность осудить это. Неудивительно, что сама эта организация подверглась резкой критике за попытку связать политический дискурс с актами дискриминации и злоупотреблений.
Исламофобия и антимусульманский расизм представляют собой уникальный опыт, особенно когда человек легко идентифицируется как мусульманин по хиджабу - головному убору, который носят некоторые мусульманские женщины. 
В целом за последние четыре десятилетия мусульманское население Европы резко возросло за счет миграции и воссоединения семей. 
В Западной Европе насчитывается более 17 млн мусульман, проживающих в 17 странах, причем больше всего их во Франции, Германии, Великобритании, Италии и Испании. Во всех этих странах наблюдается рост исламофобских высказываний, наиболее заметен он в Нидерландах, где Герт Вилдерс, голландский депутат и лидер националистической Партии свободы, призвал к полному прекращению иммиграции в Нидерланды из всех мусульманских стран.
Этот сдвиг в общественном дискурсе по вопросам иммиграции также привел к недавним изменениям в государственной политике, связанной с мусульманской практикой. 
Ранее, в 2010 году, парламент Бельгии проголосовал за запрет хиджаба в общественных местах. Однако правительство пало до того, как Сенат смог проголосовать за принятие его как закона. Аналогичным образом законодательный орган Франции запретил публичное ношение хиджаба. Закон вступил в силу весной  2011 года и предусматривает штраф в размере 150 евро за его ношение в общественных местах. Уже тогда министр юстиции Франции Мишель Аллио-Мари объяснила необходимость этого закона с точки зрения французской интеграции и социальных ценностей, заявив, что жить с открытым лицом «является вопросом достоинства и равенства».
Есть и другие признаки того, что все больше и больше европейцев опасаются растущего числа иммигрантов-мусульман. Американский политолог, профессор Эрик Блайх, который сравнил опросы общественного мнения, проведенные в период с 1988 по 2008 годы, чтобы определить, возросла ли исламская ненависть Франции за 20 лет, обнаружил, что антимусульманские настроения во Франции сегодня выше, чем в конце 1980-х годов. В Швейцарии, где в 2009 году был проведен референдум по вопросу о том, могут ли мечети прикреплять к своим зданиям минареты, опрос Gallup показал, что примерно 4 из 10 граждан видят неразрешимое противоречие между ценностями либеральной демократии и ислама.
Тенденцию к усилению антииммигрантских настроений можно наблюдать и в Германии, где первые лица страны уверены, что мультикультуральный подход в стране потерпел неудачу, отметив, что иммигранты не желают адаптироваться к немецкому обществу. Дебаты по поводу иностранцев в Германии также получили широкую огласку после того, как бывший глава центрального банка Тило Саррацин опубликовал книгу «Самоликвидация» (Deutschland schafft sich ab), в которой обвинил иммигрантов-мусульман в снижении интеллекта немецкого общества. 
Подобных примеров достаточно много, и как показывает практика, их будет еще больше, так как закат Европы - процесс продолжительный. Эти факты еще раз подтверждают, что ни одна из стран Западной Европы не может по праву считаться оплотом демократии, диктующим правила третьим странам. Старый Свет потому и старый, что у нет будущего - ни политического, ни экономического, ни духовного, ни морального. 
Таким образом, исламофобия, антимусульманская и антитюркская пропаганда, вдобавок политика двойных стандартов, падение моральных ценностей, извращенность и продвижение однополых браков вскоре превратят Европу в бесплодный берег без гавани и маяка.

Экономика
Новости