Абульфаз БАБАЗАДЕ

Абульфаз БАБАЗАДЕ

Дело в единстве

Политика
06 Апрель 2024
10:22
888
Дело в единстве

Игбал Агазаде: Мы фактически положили конец 200-летнему историческому конфликту

За последние 20 лет в Азербайджане усилились демократические тенденции, что обусловило формирование более свободной политической среды.

В условиях политического плюрализма в стране формируется и конструктивная оппозиция, придающая значение интеллектуальным, рациональным и национальным интересам. Это особенно наглядно видно в

последние четыре года, когда в судьбоносные для Азербайджана дни власть и оппозиция выступают единым фронтом.

Сегодня Страна огней также сталкивается с вызовами, что требует от нас еще более сильной национальной сплоченности.

Об этом и многом другом наш корреспондент беседовал с видным политическим деятелем, председателем партии «Умид» Игбалом Агазаде.

 

- Азербайджан живет в условиях новых, поствоенных реалий, которых он достиг и которые сформировал за последние три года, и реализует свою внутреннюю и внешнюю политику, исходя из этих реалий. Однако сегодня некоторые страны на Западе, а также под видом оппозиции некоторые силы в самом Азербайджане противятся этим реалиям, не могут с ними смириться. Как вы лично к этому относитесь?

- У каждого своя точка зрения, и каждый считает, что его аргументы и подходы верны. Но есть некоторые реалии, которые принимаются только со временем. Азербайджан - единственная республика среди постсоветских стран, которая в короткие сроки в ходе 44-дневной Отечественной войны, а  также в рамках антитеррористических мероприятий, проведенных 19-20 сентября 2023 года, разрешила этнонациональный конфликт, возникший в результате распада СССР и угрозы его суверенитету. Конечно, сложно переварить эти реалии, ведь и Россия, и Иран, и страны Запада имеют свои интересы на Южном Кавказе, и на протяжении многих лет строили свои планы в этом конфликте. Переговоры за столом были сосредоточены на основной сути этого конфликта и принципах его разрешения. Исходя из самой сути конфликта, были сделаны уступки, реализованы предложения. Со временем эти угрозы исчезли, а реальность изменилась. Они до сих пор не могут адаптироваться к этим реалиям. Поскольку они не смогли адаптироваться и переварить эти реалии, теперь пытаются донести до Азербайджана свою позицию по различным нюансам на Южном Кавказе, где может произойти конфликт. Так обстоят дела и с Россией, и Ираном и странами Запада. Вообще-то, их неправильно разделять. Они переваривают и принимают реалии с опозданием, по прошествии времени. В 1988 году, когда из Армении были изгнаны почти 200 тыс. азербайджанцев, мы тоже не могли переварить эту реальность. Мы думали, что в скором времени вернемся на свои земли, в свои родные дома. Но прошло немного времени, и мы увидели, что потеряли Карабах и прилегающие к нему территории.

Теперь мы восстановили наш суверенитет, по сути, решили проблему 200-летней давности. После заключения Туркменчайского мирного договора 1828 года, затем Эдирненского (Андрианопольского) мирного договора 1829 года, согласно которым армяне были переселены на Южный Кавказ на территории нынешнего Азербайджана, как в Карабах, так и на исторические азербайджанские земли - в Западный Азербайджан, на Южном Кавказе начался армянский синдром. И через этот армянский синдром сильные мира сего начали изучать возможности влияния на республики Южного Кавказа, в том числе на Турцию.

Теперь мы фактически положили конец 200-летнему историческому конфликту. На Южном Кавказе началась новая эпоха. Это эпоха мира и согласия, эпоха выдвижения в качестве условия принципов безопасности и мирного сосуществования. В первую очередь этим должна воспользоваться Армения. А Азербайджан должен извлечь свою собственную выгоду. В то же время этими возможностями смогут воспользоваться страны, которые имеют свои интересы на Южном Кавказе, и те, кто хочет сотрудничать с регионом, принимая участие в транснациональных и логистических проектах. Все стороны должны воздержаться от обострения ситуации и создания новых очагов конфликта и воспрепятствовать любым шагам, ведущим к этому. А эту новую ситуацию создал Азербайджан. Требования известных четырех резолюций Совета Безопасности ООН №822, 853, 874, 884 на протяжении многих лет так и не были выполнены Арменией, и Азербайджан решил многолетнюю проблему своими силами, без какой-либо поддержки извне. Фактически он подал пример постсоветским странам о том, что это один из способов решения проблем. И это открыло новую эру. 44-дневной Отечественной войной Азербайджан создал картину новой мирной жизни на Южном Кавказе. Кто и как будет этим пользоваться, это уже в пределах их сил и возможностей.

- Можем сказать, что прецедент есть.

- Да, разрешение конфликтов на Южном Кавказе создало новый прецедент - и для Молдовы, Грузии и самой Украины. Армения также должна этим воспользоваться, она должна признать, что мирное и демократическое общество не может долго двигаться вперед, испытывая проблемы с соседями. Все народы мира, желающие решить свои проблемы, стараются прежде всего обнулить проблемы со своими соседями. После Второй мировой войны и в течение долгого времени Европейский континент остается вторым по безопасности регионом в мире.

Например, на Европейском континенте была достигнута ситуация с нулевыми проблемами и соседями и благодаря этому была реализована модель Евросоюза. Почему мы не можем достичь модели южнокавказского единства? Если каждая региональная страна будет уважать права, суверенитет и независимость своих соседей в пределах своих границ, вдобавок будут открыты коммуникации, потенциалу нашего региона, включая транснациональные, логистические и туристические возможности, не будет предела. Ведь подумайте только, жизненные, культурные, рельефные и климатические условия нашего региона позволяют ему стать одним из красивейших туристических центров мира. Выход к Каспийскому и Черному морям, горы Большого и Малого Кавказа создают широкие возможности как для зимнего, так и для летнего туризма. Если Южный Кавказ будет жить по модели Евросоюза, восстановит мир и спокойствие, если стороны будут уважать права друг друга, я думаю, что самым посещаемым местом в мире будет именно Южный Кавказ.

- Если оставить в стороне армянское лобби, что, по вашему мнению, стоит за безобразной политикой Франции в отношении Азербайджана?

- Франция под своим предводительством хочет превратить Евросоюз в мировой центр силы. Она пытается представить Евросоюз как третий мировой центр силы. И в этом направлении она проделывает большую работу. 11 апреля 2023 года Макрон во время визита в Китай уже в самолете в интервью журналистам заявил, что «мы превратим Евросоюз в третий мировой центр силы под руководством Франции», т.е. наряду с США и Китаем. После этого Франция стремится занять определенную позицию и поддержать какую-либо сторону, где бы ни возник конфликт. Франция не может выбрать сторону Грузии на Южном Кавказе - у Грузии очень тесные отношения с Германией и Великобританией. Франция не может включить Грузию в сферу своих интересов. Азербайджан поддерживает отношения с Турцией, и никто не может противостоять или воспрепятствовать отношениям Турции с Азербайджаном. Это хорошо известно и в России, и в США, и в Европейском Союзе. Остается только Армения. И существование 600-тысячного армянского лобби во Франции, и участие Армении в конфликте делают Францию ​​более склонной к привлечению Армении для достижения своих целей.

В целом, в данный момент бытует такая тенденция, что если ты хочешь вырасти и стать центром силы, ты должен принять чью-то сторону в конфликтах. Без этого невозможно реализовать концепцию великого государства. Например, Индия пытается позиционировать себя как великое государство. Если задуматься, то мы увидим, как Индия старается занять свою позицию в каждом конфликте, где бы он ни происходил.

Дело дошло до того, что Индия даже стала продавать оружие Армении, чтобы как-то вовлечься в конфликт на Южном Кавказе. Все это указывает на то, что мы должны знать анатомию политики и то, как формируется политика, и поэтому не следует искать здесь чего-то странного и задаваться вопросом, почему Франция находится рядом с Арменией. Опять же, если Франция хочет стать движущей силой в Европе, она должна выбрать сторону в зоне конфликта. Стороной, которую она выбрала, является Армения, и для этого, как я уже говорил выше, есть объективные и субъективные причины.

- Азербайджан является гарантом энергетической безопасности Европы. Как, на ваш взгляд, необходимо понимать предвзятую, зачастую двойную политику Евросоюза и Соединенных Штатов Америки в отношении Азербайджана?

- Скажем так, Азербайджан является одной из главных фигур в энергетической безопасности Европы. И в этом направлении необходимо различать США и Евросоюз. Мы уже говорили о политике Европы на Южном Кавказе. Там все и так ясно. Что касается Америки, то следует отметить, что США предпринимают свои шаги на Южном Кавказе вместе с Турцией. Если помните, месяц назад было обновлено соглашение о стратегическом альянсе между Турцией и США, однако в этом документе специальным пунктом ответственность за обеспечение мира и безопасности на Южном Кавказе закрепляется за Турцией и США. Должен отметить, что в мире существует концепция «естественного союза», согласно которой англосаксы, турки, израильтяне, те же японцы и южнокорейцы имеют между собой естественный союз. Это может проявиться в один период и не проявится в другой, иногда между ними могут быть разногласия, но этот естественный союз всегда сохраняется. С другой стороны, у Европейского Союза есть естественный союз против Турции.

Что касается двойных стандартов, то сегодня мир предпочитает решать конфликты и войны политическими, а не правовыми средствами. В конфликтах, решаемых правовым путем, позиции решительны, конкретны, так или иначе признается территориальная целостность и в конечном счете вопрос решается в рамках документов ООН.

К сожалению, с начала 90-х годов, после перехода мирового порядка от биполярности к однополярности, наблюдается тенденция к разрешению конфликтов больше политическим путем. Когда есть политический путь, то определенно есть и интересы. Поэтому то, что мы называем «двойными стандартами», для них - интересы. Азербайджан также должен регулировать подобные подходы. Мы должны хорошо понимать, что политика - это интересы, а у интересов нет постоянных друзей.

- Когда и при каких условиях будет полностью достигнут прочный мир между Арменией и Азербайджаном и вообще возможно ли это сейчас?

- Прочный мир - это не только подписи глав государств на документах. Конфликт между сторонами углубился и обострился до такой степени, да и жертв настолько много, что говорить о прочном мире пока рано. Это дело будущего, оно требует дополнительного времени. В целом, должна измениться психология, враждебным отношениям сторон должен быть положен конец. С этой точки зрения на Армению ложится большая ответственность, ведь именно армяне разожгли конфликт. Мы не предъявляем претензий, хотя с исторической точки зрения нынешняя территория Армении, включая Иреван, являются историческими азербайджанскими землями, и мы прекрасно знаем из сравнительно недавнего прошлого, как формировалась территория нынешней Республики Армения. Достижение устойчивого мира - сложный процесс, поскольку ненависть к азербайджанцам воспитывается и среди нового поколения в Армении на национальном, этническом и культурном уровне. Поэтому никто не должен ожидать, что сразу же после подписания мирного договора завершится и вражда. Вместе с тем, из курса истории мы знаем, как в прошлом из-за Эльзаса-Лотарингии враждовали Франция и Германия, но сегодня они выступают практически с единой позицией. Поэтому нужно время, и не просто время, а время для принятия истины. Только так можно хотя бы в ближайших поколениях добиться переосмысления вражды и достижения мира и дружбы.

- Как вы оцениваете роль Москвы в регионе Южного Кавказа и азербайджано-российских отношениях?

- К сожалению, должен констатировать, что отношение России к Азербайджану, да и вообще к окружающим ее странам достаточно неустойчивое. Естественно, Россия выступает с точки зрения своих интересов, но когда происходит то, что не совсем соответствует ее интересам, она прибегает к силовому решению вопроса. И это опасная тенденция. На нынешнем этапе в российско-азербайджанских отношениях наблюдается позитивность. Но мы должны понимать, что все это происходит на фоне приближения Армении к Европе. Мы не знаем, каким будет отношение России к Азербайджану в случае смены власти в Армении и сближения позиций. К сожалению, история показывает, что в том случае Армения вновь будет в авангарде России, как это было начиная с 1992 года и по 2020 год, т.е. до Великой Победы Азербайджана. Конечно, мы должны учитывать, что Россия наш ближайший большой сосед, у нее есть огромный потенциал, и мы должны претворять нашу политику с предельной осторожностью.

- Что вы можете сказать о факторе оппозиции в нашей стране и о том, как сегодня в Азербайджане реализуется диалог между властью и оппозицией?

- Вершиной диалога власти и оппозиции явилась национальная солидарность во время Отечественной войны. Эта солидарность проявилась во всех сферах, и почти все политические силы в духе патриотизма достигли одной цели, одной точки и заняли одинаковую позицию в отношении будущего Азербайджана. Начался новый этап. Он имеет свои условия. Здесь важнее диалога демократизация выборов, активное участие оппозиции в избирательной среде и увеличение шансов оппозиции.

Только в этом случае можно будет говорить о позитивных перспективах диалога, о котором мы упомянули. По национальным вопросам мы всегда рядом с властью, оппозицией и простыми гражданами. Потому что Родина – она одна для всех.

 

 

Экономика
Новости