Хюгуг САЛМАНОВ

Хюгуг САЛМАНОВ

Историю движут титаны

Политика
09 Май 2024
10:29
497
Историю движут титаны

Или как Гейдар Алиев решал карабахский конфликт 

Общенациональный лидер Гейдар Алиев даже расхожее понятие «поэтапное решение проблемы» воспринимал комплексно - вначале исходил из всех составляющих материальной части, озвучивая конечную цель для ветвей власти, при этом опирался на последнее слово народа, как в случае с карабахским вопросом. 
Выступление общенационального лидера Гейдара Алиева 23 февраля 2001 года перед депутатами Милли Меджлиса иначе как образцом стратегического мышления не назовешь. Зная о неутолимой национальной жажде полного восстановления справедливости, он пророчески озвучил всеобщий настрой - объединившись во имя великой цели, забыв на время оппозиционные поветрия, «освободить хотя бы оккупированные районы». Да и сам подход к мероприятию был выстраданным - на уровне референдума, словно на кону было принятие Конституции. 
«До выхода на трибуну я не думал подробно информировать аудиторию об истории вопроса, однако он настолько сложен, что есть потребность в исчерпывающей информации. 

По итогам обсуждений жду от вас конкретных предложений. Прошу выступающих не повторяться с историей вопроса и не искать виноватых - это работа ученых в обозримом будущем. Мне нужен один, может быть, несколько конструктивных ответов, что нужно сделать прямо сейчас и каким путем последовательно добиться освобождения оккупированных земель», - обратился патриарх геополитики к присутствующим, среди которых были и ученые, и правоведы, и лидеры парламентской оппозиции. 
Заранее оговорюсь, и это было видно по настрою аудитории, что никакого внятного ответа не последовало, кроме шапкозакидательских выступлений, типа, «да что там думать, надо создать комиссию, которая бы поставила вопрос ребром, и решить этот вопрос на месте». И тогда общенациональный лидер доказал, что не зря широкие народные массы придали ему этот статус. 
Выступая с развернутой преамбулой, он рассказал о царских временах, когда не было национальных республик, а генерал-губернаторы одним росчерком пера выселяли мусульман из целых регионов. Было повествование о многочисленных попытках на уровне ЦК КПСС и Верховного Совета СССР передать теперь уже канувшую в Лету НКАО в состав Армении, однако тогдашний руководитель республиканской парторганизации Гейдар Алиев лично настоял на создании особой социально-экономической поддержки автономной области, в целях ее исключительного, в том числе культурного и политического развития. 
Впрочем, не секрет, что отставка Гейдара Алиева со всех постов в советском правительстве и Политбюро связана была именно с аппетитами и территориальными претензиями дашнаков, спрятавшихся за личиной «товарищей коммунистов». После того, как был устранен последний рубеж сопротивления, начались митинги в Ханкенди с требованием «миацума», о котором, кстати, уже не помнит даже широкая общественность коллективного Запада, которая 30-35 лет назад буквально вспыхивала при упоминании «многострадальных армян под игом исламских радикалов». 
Общенациональный лидер рассказал неосведомленным депутатам и о том, что с 1992 года и вплоть до Лиссабонского саммита 1996 года Минская группа ОБСЕ существовала исключительно на бумаге, так как инициатором всех региональных процессов, включая Бишкекский договор о прекращении огня с 12 мая 1994 года, была исключительно Россия. «После подписания соглашения тотчас экс-министр обороны России Павел Грачев попросил коллег из Азербайджана и Армении приехать в Москву - посидим, мол, посоветуемся, как теперь освободить земли, и мы поверили его словам. В ту пору не было сопредседателей Минской группы, был председатель на основе ротации - Ян Элиассон из Швеции. Во время беседы с ним вдруг мне сообщили, что Грачев проводит большое заседание о важности присутствия в Карабахе разделительных войск (аналогия с тем, что произошло четверть века спустя. - Прим. автора) для обеспечения режима прекращения огня. Представьте - министр одного суверенного государства обсуждает то, что следует сделать на территории другого государства, в частности, Азербайджана. Я тотчас нашел предмет обеспокоенности - оказывается, с согласия Расула Гулиева и при участии нашего посла в Москве за моей спиной шли «предметные» переговоры», - раскрыл правду общенациональный лидер, который и мысли допустить не мог о сепаратных сделках. 
Напротив, Гейдар Алиев сделал упор на историческую природу и широту души азербайджанского народа, который подзабыл историю регулярных этнических чисток, начиная с 1805 года. «Когда началась последняя фаза конфликта и возникли земельные притязания к нам, все армяне мира объединились вокруг недальновидной идеи «миацума», забыв о внутренних противоречиях, а наш народ не смог объединиться из-за неустойчивого характера и отсутствия принципиальности бывших руководителей республики. А после падения советской власти народу уже было не до карабахской проблемы - вспомнились старые обиды, начались внутренние раздоры, драчки, словом, вовсю пошла борьба за власть. А потому неудивительно, что объединившиеся армяне в такой ситуации с легкостью оккупировали наши земли», - четко и последовательно, логично и педантично разъяснял ситуацию великий мудрец, а ведь в зале сидели и те, кто возглавлял когда-то пресловутую «борьбу за власть», обернувшуюся предательством национальных интересов. 
Обратите внимание, в этом выступлении нет и тени обвинения в адрес ура-патриотов с шапкозакидательскими настроениями, нет также попыток устроить тест «на вшивость» в попытке указать на кого-то пальцем и дознаться, кто из чиновников где был во время сдачи семи оккупированных районов. 
Для философа во власти главный вопрос: сможем ли мы вместе в обозримом будущем объединить имеющиеся в наличии экономические, в том числе, финансовые и организационные, дипломатические и военно-политические ресурсы для выполнения национальной задачи №1. Дилемма заключалась в том, что азербайджанцы по ходу истории не раз решали судьбы обширного региона, что документально засвидетельствовано в архивах, однако в последние двести лет довели свои возможности до ущербного состояния, что у простого обывателя вызвало бы исключительно чувство сожаления. Но надо знать характер общенационального лидера, который во время своего выступления уже знал ответы буквально на все вопросы, но по-гроссмейстерски не опережал события ни на йоту. А ведь действительно, если формально подойти к ситуации, к тому времени, вдобавок к пятой части оккупированных территорий, с учетом тех, кто подвергся этнической чистке непосредственно в Армении, было более миллиона беженцев и вынужденных переселенцев, большинство которых приноравливались жить в палаточных городках и вагончиках. 
Однако для основательного решения проблемы надо было дипломатично избавиться от монополии одного «посредника», о чем общенациональный лидер рассказал максимально доступно: «В декабре 1996 года на Лиссабонском саммите мы добились серьезного продвижения, когда 53 государства, за исключением Армении, письменно признали территориальную целостность обеих стран, с намерением предоставить высокий статус самоуправления в составе Азербайджана и обеспечить безопасность населения Нагорного Карабаха, как армянского, так и азербайджанского. Для нас это было не совсем приемлемо, зато наметилось небольшое продвижение, хоть и без консенсуса. Я был вынужден пойти на беспрецедентный шаг в истории мировой дипломатии, предложив усилить статус сопредседателей Минской группы, рекомендовав США в качестве сопредседателя, а Армения и Россия приняли Францию. Благодаря дипломатическому демаршу сопредседателями стали три державы, после чего мы потребовали, чтобы они дали конкретные предложения, тем самым выбив монополию из рук одной столицы». 
После всего этого предложения посыпались как из рога изобилия, включая поэтапные и пакетные решения, а также намерение создать так называемое «общее государство», когда официальный Баку не имел бы никаких видов ни на НКАО, ни на оккупированные территории, объявленные кликой Кочаряна-Саргсяна «буферной зоной». Понятное дело, умудренный знаниями и практическим опытом патриарх геополитики давал прилюдную отповедь дипломатам из Москвы, Парижа и Вашингтона, а однажды и вовсе заявил: «Вы пускаете пыль в глаза, будто таким образом печетесь о территориальной целостности обеих стран. Неужели мы настолько глупы, чтобы не понять, что значат ваши предложения?» 
Гейдар Алиев выстраивал общенародную концепцию, а потому пригласил в зал руководителей в ту пору «модных» оппозиционных политических сил, когда-то способных собирать на массовые митинги протестного электората несколько десятков тысяч человек. «О, граждане, живущие необоснованными политическими амбициями, вы приглашены сюда для реальных обсуждений, во избежание газетных домыслов и слухов, и я еще раз заявляю, что ни одно из опубликованных вами газетных предложений, далеких от всенародного волеизъявления, не может быть принято. Конечно, любые заявления, достойные внимания, в первую очередь должен обсудить Милли Меджлис, чтобы затем вынести на обсуждение электората. И потом, знайте, что и сегодня, и завтра Гейдар Алиев не примет ничего такого, что противоречит интересам Азербайджана. А во-вторых, если в результате компромиссов возникнет мысль о возможных шагах, мы предадим их огласке. В разных столицах предлагают вопрос решить двум президентам, но как это сделать, если земли одного из них оккупированы при наличии миллиона с лишним беженцев, а страна другого имеет огромные экономические трудности, при этом его армия держит под оккупацией азербайджанские земли, не имея на это ресурсов». 
Обратите внимание, насколько дипломатично общенациональный лидер подвел депутатов и политиков, а заодно глобальное общественное сознание к мысли о том, что армянское правительство устало от сидения на нескольких стульях, и что любые территориальные притязания должны иметь экономическую и военно-политическую составляющую. Жаль, что ему не удалось довести дело до конца, но все мы помним, как 1 октября 2003 года общенациональный лидер в обращении к народу сказал: «Верю, что судьбоносные вопросы, планы, дела, которые я не смог довести до конца, при вашей помощи и поддержке сможет завершить Ильхам Алиев. Я верю ему как себе и возлагаю большие надежды на его будущее».
И он вновь не ошибся в своей дальновидности, так как выдающийся духовный и политический наследник решил практически все задачи, стоящие перед государством и воспрянувшей нацией. Более чем успешное правление нынешнего лидера глобального обновления стало не только символом внутриполитической стабильности, которая находит отражение в том числе в балансе и росте экономических показателей Страны огней, но и примером того, как она может качественно укрепить свою международную репутацию. Главная причина в том, что Президент Ильхам Алиев на государственном посту №1 с первого же дня инаугурации 31 октября 2003 года изначально заявил о приверженности всесторонней политической преемственности. Иными словами, все реализованные масштабные инициативы фактически реактивировали и придали еще большую зрелость плодам управленческих подходов отца-основателя государства нового типа, когда даже национальная идея воспринимается, как укрепление единой семьи десятков народов. Впрочем, этот постулат сыграл ведущую роль в рекордном по результатам завершении Отечественной войны 2020 года. 
За два десятилетия с небольшим нахождения у власти действующий глава государства смог создать непоколебимую основу для эффективного и сбалансированного управления, а потому на сегодняшний день политическая система Азербайджана фактически не сталкивается ни с какими внутренними вызовами и даже показывает фантастическую устойчивость к широкому спектру рисков. Это результат не столько слабости, полярности и утраченной функциональной способности местной оппозиции, о которых принято говорить в экспертной среде, сколько личных качеств менеджера и управленца, присущих всенародному Президенту. 
Более того, официальному Баку даже в наиболее кризисные годы неизменно удавалось максимально снизить риски по периметру основных национальных интересов. Даже исходя из сухой статистики, констатируем, что Национальная армия под беспримерным руководством победоносного Верховного Главнокомандующего Ильхама Алиева сумела убедительно и с минимальными для себя потерями в кратчайший срок (к 15 декабря 2020 года, в соответствии с трехсторонним Заявлением о прекращении огня) вернуть контроль почти над всей общепризнанной территорией Карабахского и Восточно-Зангезурского регионов, что почти три десятилетия фигурировало в качестве основного пункта национальной повестки действий. Под руководством главы государства республика фактически сломала военно-политический и дипломатический тупик вокруг некогда оккупированного региона, открыв пространство для тотальной реинтеграции в интернациональное общество местного армянского населения, с комплексным учетом интересов Страны огней, без выделения этносов в особую графу. 
«Вопрос о статусе Карабаха больше не стоит, он отправлен на свалку истории», - просто и доступно оценил ситуацию в обращении к народу Президент Ильхам Алиев. При этом его приверженность дипломатии стала образцом для всех участников стремительно развивающихся региональных процессов, в том числе и армянского правительства - его поведенческая модель входит в конфликт интересов и с тамошней оппозицией, и с традиционными «заступниками христианской цивилизации». Так что не за горами ожидаемое заключение мирного договора между двумя столицами - этот курс диктует и новая ситуация в регионе, сформированная 20 сентября прошлого года по завершении точечной антитеррористической операции, приведшей к выкорчевыванию самих основ сепаратизма. 
А потому неудивительно, что рейтинг общественного доверия к главе государства стабильно держится на самых высоких уровнях, что показали итоги внеочередных президентских выборов 7 февраля, когда ни один из его гипотетических конкурентов не набрал даже 3 процентов электоральных предпочтений. Причина в том, что за двадцатилетие нахождения у руля государства действующий Президент практически выполнил все свои предвыборные обещания: осуществлены полномасштабные региональные проекты, государственные доходы идут в рост, созданы новые рабочие места, социальные проблемы находят оперативные решение, и сейчас Азербайджан стал фактическим и безусловным лидером в более обширном регионе, чем Южный Кавказ, задающим новые глобальные тенденции. 

Экономика
Новости