Басти Паша

Басти Паша

Дыхание смерти, или Ночь Апокалипсиса

Общество
25 Февраль 2023
11:51
1629
Дыхание смерти, или Ночь Апокалипсиса

Ильгар Джафаров: Мое оружие - фотоаппарат, мои снаряды - снимки

История беженцев и вынужденных переселенцев в Азербайджане - это история искусственного создания конфликта с целью любой ценой отторгнуть Карабах и присоединить его к Армении. Пиком ее стала трагедия Ходжалы - Хатыни конца ХХ века. 

В конце 80-х годов прошлого века армяно-азербайджанский конфликт обострился и перешел в стадию большой войны. Вооруженные силы Армении оккупировали 20% территории Азербайджана, в результате чего азербайджанцы стали беженцами и вынужденными переселенцами у себя на родине. 

Наш собеседник Ильгар Джафаров, заслуженный деятель культуры Азербайджана, чья карьера фотокорреспондента началась в тот зловещий период Ходжалинской резни, один из тех, кто был на передовой.

- Моя первая командировка в Карабах, в зону боевых действий, пришлась на 24 февраля 1992 года: Физули, Лачин, Шуша, - рассказывает Ильгар . - 25 февраля я прибыл в Шушу, она была под обстрелом. Здесь я услышал от военных, что за Ходжалинский аэропорт идут ожесточенные бои. 

Уже в Баку, 26 февраля я узнал о той зловещей ночи - о Ходжалинской трагедии. Той же ночью на поезде отправился в Агдам. В Агдаме первым делом отправился к зданию исполнительной власти. …Раннее утро, работников еще нет, у входа стоит полицейский. От него я узнал, что вчера, 26 февраля, Чингиз Мустафаев снимал в горах беженцев. 

К Агдамской мечети стекался нескончаемый поток пострадавших ходжалинцев, их родственников, все искали друг друга, отовсюду слышались крики, плач, стоны… 

Это был период, когда республиканская власть, подотчетная центру - Москве, была парализована, не могла ничего самостоятельно предпринять. Представители Народного фронта, не имеющие ни опыта, ни практики в государственных и военных вопросах, не были в состоянии позаботиться о людях, не могли их защитить. Тем самым безоружное население фактически было брошено на произвол судьбы. Люди, пережившие адскую ночь в Ходжалы, находились в состоянии шока, свою злобу они изливали на тех, у кого была камера в руках. 

Их нетрудно было понять. Пять-шесть месяцев блокады, в которой они находились, потом эта кошмарная ночь: бомбежки, стрельба, преследование, массовое и хладнокровное убийство безоружных людей независимо от возраста. Впервые в жизни я столкнулся с такой бесчеловечной и неоправданной жестокостью. Впервые в жизни я видел убиенных стариков, женщин, детей. Я - взрослый мужчина, не мог совладать с собой. Не выдержал, вышел из мечети.., но потом снова зашел, надо было работать… 

Я с закрытыми глазами просто направлял камеру и щелкал затвором фотоаппарата. Взгляните на эти фотографии, и потом мы продолжим разговор, - обращается ко мне Ильгар.

 

…Фотографии с места происшествия. Многие из них в 90-е годы были опубликованы на страницах республиканских газет, демонстрировались в эфире республиканского телевидения. На них невозможно смотреть даже краем глаза. Не представляю, каково же было видеть все это воочию, слышать крик и плач людей… и снимать, снимать… Через что прошли эти люди…

Обуреваемый тяжелыми воспоминаниями, Ильгар тяжело вздохнул и продолжил:

- Ко мне подошел мужчина, указал на труп и говорит: «Я его родственник, этот погибший - мой yeznə (зять). Он, безоружный, одной левой 3-4 армян бы разом скрутил. В него стреляли в упор, в лоб, в голову…». 

Вся его грудь была прострелена, руки и ноги перебиты. На нем живого места не было. Видно, что с ним еле справились несколько вооруженных армян, они его еще и мертвого добивали. Чувствовалось, что погибший сопротивлялся до конца голыми руками, защищая жену, сына и других детей, но силы были неравны. Армяне и грудничка не пожалели, зверски убили. 

В мечети обмывали трупы, провожали в последний путь. Все находились в глубоком оцепенении… 

Я отправился на железнодорожный вокзал, где был разбит полевой госпиталь на рельсах. Помню парня в военной форме, у него все кости были переломаны, ни стоять, ни сидеть он не мог и вскоре скончался. Очень много людей было с обмороженными ногами-руками - в госпитале им оказывали посильную медицинскую помощь, вкалывали обезболивающее, размещали в вагоне-госпитале, который потом прикрепляли к локомотиву и отправляли в Баку. 

Помню мать с тремя малыми детьми. Это были беженцы из Армении, которые поселились в Ходжалы и после резни снова стали беженцами, разделив участь ходжалинцев. Много таких азербайджанских семей было из Армении, которые обосновались и жили в Ходжалы, в Карабахе. Представляете их участь? Дважды стать беженцами: после 1986 года их стали массово изгонять из Армении, что там творилось, они до сих пор не желают вспоминать.

Я продолжал снимать. Надо было еще успеть проявить пленку, напечатать фотографии и донести их до республиканских изданий. Сейчас, в цифровой век, это минутное дело, тогда все было иначе. Сложное было время и техника у нас была несовершенная.

Когда в Баку я сошел с поезда, на вокзале увидел много раненых, хотел это снять. Но мне  не позволили. Однако мне удалось снять колонну «неотложек». Вдруг меня схватили за ворот и поволокли, до сих пор не знаю, кто это был. Такие рослые ребята. У меня забрали удостоверение, личные вещи, а самого задержали, а потом отвезли в наше агентство и сдали дирекции со словами: «Ваш корреспондент снимает на вокзале, кто ему позволил?»

- У АЗЕРТАДЖ тогда ведь не было своего сайта… 

- Да, вы правы, в то время тексты рассылали по телетайпу, а фотографии распространял курьер, да и мы, фотокорреспонденты, сами разносили снимки по редакциям, поскольку курьер не успевал. Мои снимки публиковали газеты Aydınlıq, Azərbaycan, Xalq qəzeti и др. Есть снимки, опубликованные в российской прессе - газете «Известия». Много снимков опубликовала газета «Бакинский рабочий».

18 мая 2000 года в Баку во дворце «Гюлистан» на состоявшейся международной конференции «Проблемы развития и стратегические направления», посвященной проблемам беженцев и вынужденных переселенцев, была организована выставка из сотни моих снимков и слайдов о Карабахской войне. На конференцию прибыли представители из разных стран мира, руководители международных организаций. Гостям демонстрировали 15-метровый стенд, общенациональный лидер Гейдар Алиев сам лично ознакомился с выставкой и дал указание об издании и широком распространении книг и альбомов на эту тему. В 2004 году была организована выставка в Республиканской библиотеке им.М.Ф.Ахундзаде, директор библиотеки Лейла ханым продлила ее работу на полтора месяца. Посетители, зарубежные студенты, ученые, посещающие библиотеку, видели эту выставку… 

            

Работы Ильгара Джафарова никогда и никого не оставляют равнодушным. Он завоевал немало международных наград. Снимки его изданы в книгах и международных каталогах, на его счету несколько персональных фотовыставок за границей и у нас в стране. Он один из самых титулованных фотографов Азербайджана.

- Каждая ваша фотография 90-х годов - это боль, крик души, фотофакт. Расскажите об истории самой известной вашей фотографии…

- Да, есть такая фотография, называется она «Крик души». В июле 1993 года Агдам был оккупирован. Доносились звуки канонады, взрывающихся снарядов. На одной из руин я увидел испуганную девочку. Когда я настроил фотоаппарат, она вдруг схватилась за голову и стала кричать, а ее мать побежала к ней. Эта маленькая девочка уже увидела столько смертей, зла и жестокости, что каждого неизвестного ей человека воспринимала как потенциального убийцу.

Мое оружие - фотоаппарат, мои снаряды - снимки, они - моя душевная боль. 

- Что вам дала война?       

- Война познакомила меня с интересными и удивительными людьми, моими коллегами - военным корреспондентом Сеидага Мовсумовым, Маисом Мамедовым, спецкором Азербайджана в Москве, Надиром Зейналовым, оператором AzTV, литовским корреспондентом Ричардасом Лапайтисом, американцем Томасом де Ваалом, иранцем Резой Дегати и многими другими. Они старались максимально правдиво донести боль Азербайджана до мировой общественности. Бывало, я предоставлял некоторым из них свою мастерскую-лабораторию, и мы вместе проявляли снимки. Не будь войны, быть может, наши дороги никогда и не пересеклись бы. Недавно я видел Томаса, смотрю, он уже с тросточкой ходит. Спрашиваю, что это такое, говорит: «Ноги шалят…» А в те далекие годы, в 90-е, он такой энергичный был… 

- Тогда все мы были молоды…

- Да, много минуло лет, мы вместе проехали, прошагали много военных дорог, хлеб-соль, воду делили по-братски. Я часто удивляюсь тому, как мы выдерживали тот темп. Подумать только, бывало, 5-6 часов мчались в грузовой машине по бездорожью, по склонам гор Лачина, Кяльбаджара... Как тогда не заболели, как сумели сохранить здоровье, как выжили под вражеским огнем? Чудо…

Помню, как мы ночевали дома у Сиявуш муаллима, хороший был человек. Агдам был фактически пустой, мы остались ночевать у него. Он дал приют и бойцам, и работникам завода, которым некуда было идти. 

Как-то из Лачина мы вылетели вертолетом в назначенный пункт. В одном из сел командир Ганизаде, строгий, суровый, резкий человек, грозно встретил нас вопросом: «Как вы приехали сюда, на линию фронта? Кто вам разрешил? Я вас арестую…» Это была передовая, он опасался за нашу жизнь. Но, тем не менее, мы остались и три дня снимали. Нас потом отвезли в другое село и оттуда уже на попутной машине отправили в тыл. Всякое было …

- Чем вы занимаетесь сейчас

- Сейчас у меня творческий период. Снимаю для души: балет, спорт, футбол, уличные зарисовки. С одной стороны, моя активная деятельность на конкурсах как бы воодушевляет, потому что мой труд отмечается, значит, он не напрасен. Увидели, заметили, отметили, а самое главное - этими фотографиями я смог достучаться до мировой общественности, смог донести правду об Азербайджане, о карабахских событиях. Люди там, в Карабахе, оставались наедине со своей болью, трагедией. Правду о них скрывали от мировой общественности. Быть может, если бы Москва не блокировала информацию, не была заинтересована в распространении правдивой информации, возможно, и жертв было бы меньше, и армянские экстремисты были бы вовремя разоблачены, еще при первых беженцах из Армении в конце восьмидесятых, и беда, трагедия не достигла бы таких катастрофических масштабов…

Но мы отвоевали наши земли. Наконец-то справедливость восторжествовала. Вопрос за малым, верю, мы вернем и Ходжалы, и Ханкенди. Наши сыны, наши воины ценой своей жизни завоевали Великую Победу. К этой Победе нас вел Верховный Главнокомандующий, Президент Ильхам Алиев, он укрепил экономику страны, создал мощную армию, сплотил народ в единый кулак. По-другому победить врага было невозможно. 

Сейчас идет огромная работа по восстановлению очищенных от армянских оккупантов азербайджанских территорий. Проводится разминирование, благоустраивается инфраструктура. Беженцы вправе жить в безопасности, они не должны подрываться на минах и гибнуть уже после войны, как случилось это с сотрудником АЗЕРТАДЖ Магеррамом Ибрагимовым, оператором телеканала AzTV Сираджем Абышевым, работником исполнительной власти Кяльбаджарского района Арифом Алиевым. И это не менее ужасное зрелище, чем трагедия в Ходжалы.

Очень желаю, чтобы жизнь в Карабахе снова бурлила, чтобы цвели сады, жили счастливые люди, бегала счастливая ребятня, копошилась в песочнице детвора и никогда больше их не настигла беда, которую пережили мы…

 

 

 

 

Экономика
Новости