Suqovuşan - qan qovuşan

Общество
26 Июнь 2023
11:33
816
Suqovuşan - qan qovuşan

Первый шаг к нашей Великой Победе был сделан у этой стратегической высоты

26 июня 2021 года в Центральной научной библиотеке НАНА был создан Фонд героев Карабахской войны. Возглавила его Роксана Сафарзаде, сестра шехида - заместителя командира корпуса полковника Бабека Самидли, подорвавшегося на мине в поселке Суговушан. С этим населенным пунктом тесно переплетены и истории наших героев.

С двумя участниками Отечественной войны - полковниками-лейтенантами в запасе Кямилем Дуниевым и Ахмедом Шарифовым договорились встретиться в фойе фонда. Пока Роксана ханым знакомит их с фондовскими экспонатами, что заняли свои места в двух просторных комнатах библиотеки, я незаметно разглядываю их: оба воевали, имеют боевые награды, оба - с костылями, но при этом сохранили военную выправку, с интересом смотрят на стенды с фотографиями наших шехидов и публикациями, переговариваются вполголоса, что-то обсуждают.
Мы знакомимся, и наша беседа начинается с рассказа офицеров об их славном боевом пути.

Мадагиза больше нет. Есть Суговушан
Кямиль Дуниев родился в 1974 года в Джалилабадском районе, там же окончил школу, в 1993 году был призван в ряды Вооруженных сил. Это было время, когда за Суговушан, который тогда назывался Мадагизом, шли ожесточенные бои. Рядовому Дуниеву выпала судьба начать воинскую службу в мотострелковой части именно на агдеринском направлении.
Через два года после демобилизации по рекомендации командира части он поступил на общевой­сковой факультет Азербайджанского высшего военного училища имени Гейдара Алиева, имеющего славную 103-летнюю историю Бакинского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета Азербайджанской ССР (БВОКУ). Получив специальность командира мотострелкового взвода и, прикрепив на погоны две заветные лейтенантские звездочки, отбыл к месту службы в Тертер, Геранбой, Нафталан и далее.
Военная карьера складывалась удачно, был заместителем командира батальона, затем - комбатом, возглавлял службу материально-технического обеспечения. В общей сложности армии отдал без малого три десятка лет своей жизни, впервые надев солдатскую шинель в 1993 году и уволившись из рядов ВС в 2022 году по состоянию здоровья.
А вторую Карабахскую войну он начал в Агдаме. Через два дня, 29 сентября 2020 года ранили командира одной из воинских частей, дислоцированных на Муровдаге, и Кямилю пришлось заменить его - назначили временно исполняющим обязанности подразделения, численность личного состава которого составляла 2 800 бойцов. 
Самая первая победа в той войне случилась в ночь со 2 на 3 октября: мы взяли Суговушан и восстановили его историческое название. И можно только представить, что чувствовал полковник-лейтенант, руководивший с командного пункта боями за этот поселок и одержавший победу! «За последние 30 лет это была моя самая большая радость, - делится офицер. - Мадагиза больше нет, есть Суговушан. Я был простым солдатом, когда мы потеряли его в 1994 году, а освобождал его я уже офицером. Это пятикратно увеличивало мою радость, хотя, что скрывать, на Агдеринском направлении мы потеряли много бойцов». 

Не за свою землю воевали армяне
После взятия стратегически важных Суговушана, Талыша и Мурова на шестой день войны был сломан миф о непобедимости армянской армии, именно там ей сломали хребет и свернули голову. Именно там произошел коренной перелом в войне. 
Азербайджанская армия освободила села Мехдили, Чахырлы, Ашагы Маральян, Шейбей и Гуйджак Джебраильского района и Ашагы Абдуррахманлы Физулинского района. А потери противника в течение одной только первой недели боестолкновения составили  до 230 танков и другой бронетехники, 250 артиллерийских установок, реактивных систем залпового огня и минометов, 38 средств ПВО, десять командных пунктов управления и командно-наблюдательных пунктов, семь складов боеприпасов, более 130 автомобильной техники, один зенитно-ракетный комплекс С-300.
До самого окончания войны Кямиль оставался в той части фронта, а уже после нее, в феврале 2021-го, на горной высоте Талыша при расчистке территории от мин его водитель подорвался на мине. Командир кинулся спасать его, и тут грянул второй взрыв, нанесший ему непоправимый вред: ногу пришлось ампутировать. Долгие месяцы в госпиталях - вначале в Баку, затем в Стамбуле, ампутация левой ноги, протез и решение медкомиссии о прекращении воинской службы.
«Как профессиональный военный я знаю, что оборона должна быть в три эшелона, а у армян она была - в восемь. Это - оборонительные сооружения, танковые рвы, одним словом, уникальная система обороны. Но не помогли им ни противотанковые ракетные комплексы «Корнет», ни военные консультанты, получившие образование в лучших военных вузах СССР и России. Они проиграли, потому что не за свою землю воевали, за чужую», - уверен полковник-лейтенант.

Служили два товарища
У Ахмеда Шарифова судьба удивительным образом схожа с судьбой боевого товарища. Правда, родился будущий полковник-лейтенант в Сумгайыте в 1977 году, а с Кямилем познакомился в военном училище, вместе учились на одном факультете, на одном курсе, в одном взводе: в гражданском вузе их назвали бы одногруппниками. 
Курсанты даже в казарме спали на одной двухъярусной кровати: Ахмед наверху, Кямиль - внизу. И сыновьях их воевали бок о бок с отцами: на момент, когда в ответ на бесконечные провокации армянской стороны началось широкомасштабное контрнаступление, Сафар Дуниев с апреля, а Гусейн Шарифзаде с июля 2020 года отдавали долг Родине. 
Так, вчетвером прошли они огненными дорогами войны, освобождая наши земли, очищая их от грязного сапога оккупанта, неся в села и поселки свет и надежду на справедливость, заслуженно получив от командования награды за доблесть, отвагу, за освобождение Талыша, Суговушана, Ходжавенда, Агдама….
Вместе эти два офицера были только во время учебы в военном училище, дальше их пути разошлись: Кямиля отправили в Агдам, Ахмеда - в Бейлаган и Физули. Став командиром батальона, с 2013 по 2015 гг. он продолжает обучение в Высшей военной академии, затем - служба в Нахчыванской Автономной Республике. Незадолго до начала войны Ахмеда переводят в Агдам, а Кямиль к тому времени уже служит в Барде и Евлахе. 
«26 сентября 2020 года мы получили распоряжение командования быть готовым к любой ситуации, - вспоминает полковник-лейтенант Шарифов. - Начали разрабатывать тактику контрнаступления, согласно уставу в «секретотдел» убрали боевое знамя, что уже само по себе означало нештатную ситуацию. Затем по радиостанции прозвучала боевая тревога, мы заняли свои посты у агдамского села Баш-Карвенд. Начались боевые действия».
Первыми в воздух поднялись военные беспилотные «кукурузники» с фотокамерами на борту. Это был обманчивый трюк, разведка боем. Но враг, уничтоживший два летательных аппарата, не знал, что пилотов там нет, и не скрывал своей радости. Это зафиксировали камеры, а заодно и место дислокации противника, успели передать его координаты на приемный пункт. Ударила артиллерия, и у агдамского села Паправенд враг понес первые потери в живой силе.

Рядом с отцами - их сыновья
Наши войска продвигались быстро, и когда 3 октября Верховный Главнокомандующий Ильхам Алиев объявил о взятии Суговушана, Ахмеда везли в Агджабединский госпиталь - пулевое ранение в селезенку, которую потом удалят. Спустя неделю он напишет заявление на имя начальника госпиталя и вернется на боевые позиции: послеоперационные швы в окопе уже будет снимать самостоятельно при помощи фельдшера.
18-летний сын Гусейн служил недалеко, с фронтом продвигался в Бейляган, Физули, а близ села Юхары Вейсали был ранен, но наотрез отказался отсидеться в теплом местечке. Как, впрочем, и сын Кямиля Сафар. Такие они, офицерские сыновья. «Никому не желаю испытывать на прочность родителей, когда они получают сообщение, что с ребенком случилась беда. Это пережить очень тяжело даже боевому офицеру», - говорит вполголоса Ахмед Шарифов.
…27 октября. Прошел ровно месяц с начала боевых действий. Только что освободили одно из сел Ходжавендского района, а спустя несколько часов по занятым позициям враг ударил гаубицами. Взрыв. Боль. Темнота. Очнулся Ахмед уже в феврале 2021 года в военном госпитале с тяжелейшими сочетанными ранениями - контузия, тяжелое осколочное ранение челюсти, кома, реанимация. «В госпиталь в Ахмедбейли привезли мой «труп», - говорит он, - посчитали погибшим».
Но он выжил. Долгие месяцы реабилитации, заново учился сидеть, стоять, ходить, до сих пор нет чувствительности в правой ноге, потому и ходит с костылем. А дальше все как у Кямиля: после бакинских госпиталей - лечение в Турции, затем по решению медкомиссии - освобождение от службы в Вооруженных силах. Сейчас преподает в Учебно-тренировочном центре Азербайджанской армии.

Экономика
Новости