Басти Паша

Басти Паша

Я свято верил в нашу Победу

Культура
28 Май 2024
14:41
2247
Я свято верил в нашу Победу

Натиг Расулзаде: Горжусь тем, что мои слова оказались пророческими - мы вернулись!

Популярный и признанный в мире народный писатель Азербайджана Натиг Расулзаде отмечает свой 75-летний юбилей. Он - заслуженный деятель искусств, президентский стипендиат, кавалер ордена «Шохрат», вице-президент ПЕН-клуба Азербайджана. Его произведения отмечены многими престижными национальными и международными литературными наградами и премиями, в числе которых национальная премия «Хумай», российская премия им.Н.Островского, Государственная премия Азербайджана и др. 

Читая его книги, всегда восхищаюсь его талантом и мастерскому владению словом. Это великий дар, и он доступен не каждому пишущему. Для писателя встреча с читателями - обычное дело. Но для читателей встреча с писателем - это подарок судьбы. 
Перед интервью с маститым писателем, искренно признаюсь, робела. Шутка ли, им издано около 60 книг в Азербайджане, России, странах Америки, Европы и на других континентах. Не знала, как построить диалог… хотя за спиной две встречи с ним. Вспомнила его глаза, проникающие в душу, располагающие к беседе, не давящие на собеседника. Несмотря на высоту своего пьедестала, он как бы всем своим существом не снисходит к собеседнику, а возносит его на свою высоту, настраивает на свою волну. Это похоже на восхождение в горы, когда, покоряя вершины-пики, мы не остаемся там, но впечатление и ощущение величественности высоты остаются с нами на всю жизнь. И хочется повторить это восхождение… 
Для меня писатели - талантливейшие люди, они и философы, и психологи… А как же иначе они могли бы создавать образы и «мониторить» их жизнь?
- Натиг муаллим, примите предъюбилейные искренние поздравления от редакции газеты «Бакинский рабочий». У вас за спиной более пятидесяти книг, сценариев, пьес, статей и очерков, сотни произведений, но могло бы быть и больше, если бы не цензура…  Тогда, наверное, вы излагали бы открыто свои мысли, но возможно, не было бы подтекстов и смысла между строк. Это был бы тот же, ныне состоявшийся Натиг Расулзаде, которого мы знаем, или другой? 
- Трудно сказать. Настоящее искусство, как показало время, как показали века и авторы, жившие в этих веках, лучше всего рождается под нажимом, под прессом, под давлением. Цензура в советское время, которую в Азербайджане отменил великий лидер Гейдар Алиев (после чего все писатели и творческие личности в нашей стране наконец-то вздохнули с облегчением), много препятствовала мне в моей работе, много моих произведений было перечеркнуто цензурой, но эта жесткая цензура в то же время многому меня научила - писать сдержанно, с подтекстом, подобно айсбергу, большая и основная часть которого под водой, что усиливает драматизм повествования, обходить острые социальные темы так, чтобы они были понятны только умному, подготовленному читателю. Изложение открыто своих мыслей не отрицает подтекстов в литературном произведении. Не знаю, другим бы я стал без цензуры, но вот нет сейчас ее, а я, пожалуй, тот же, каким был.
- С чего началась ваша писательская деятельность?
- С очень неожиданного. Вы не поверите, но я отсчитываю время с шестнадцати лет, хотя, конечно, какую прозу может написать шестнадцатилетний юнец, не обладающий ни жизненным, ни профессиональным опытом? Но тем не менее с шестнадцати, и это почти шестьдесят лет моей творческой деятельности. 
- О-о-о, это уже и творческим юбилеем можно считать…
- Именно… В шестнадцать, учась в девятом классе средней школы, окрыленный похвалами учительницы по литературе по поводу моих школьных сочинений, я решил пойти дальше и стал писать на досуге, сочинять нечто похожее на прозу, на стихи. И мне посоветовали испытать свои силы в газете. Я набрался нахальства и отправился в редакцию газеты «Молодежь Азербайджана»... 
Его желание работать в редакции встретили немного удивленно, но тем не менее отправили на заседание старейших партийных работников в общество «Красная гвоздика» (было такое общество в Баку, участниками которого были старые революционеры). «Но, боже мой, какая скука», - воскликнул бы даже А.С.Пушкин. В какой-то момент и юноше, дерзнувшему встать на писательскую стезю, показалось это чуть ли не издевательством. Но вопреки всему он написал-таки репортаж и сдал рукопись в редакцию, потому что у него не было пишущей машинки. 
- Я написал о собрании так по­этически высокопарно, что это на самом деле вызвало смех... - продолжает мой собеседник. - Но посмеявшись, сотрудники «молодежки» объяснили мне, как надо писать репортажи, очерки, статьи для газеты. Потом я какое-то время внештатно сотрудничал в газете, научился писать конкретно, лаконично, не употребляя лишних слов. Вот поэтому летоисчисление моей писательской деятельности я веду с шестнадцати лет. А потом…
Потом он, оставив учебу в Политехническом институте незавершенной, поступил в Литературный институт имени Горького в Москве. В Литературном он писал почти профессионально, потому что требовалось на каждом творческом семинаре отчитываться о проделанной работе. Так он ступил на писательскую стезю - нелегкую дорогу, надо сказать, и не совсем ровную в те 70-ые годы прошлого века. На вопрос о том, разом удается ему то или иное произведение или раз за разом он возвращается делать поправки, доводя все до совершенства, писатель ответил:
- Какое сладкое слово - совершенство… По-разному бывает. Бывает, что с первой попытки получается так, что к произведению и не нужно возвращаться, редактурой можно лишь испортить все, что экспрессивно, интуитивно вылилось в строки, а бывает, что возвращаться необходимо, видишь, что книга получилась сыроватая, надо отжать лишнее, более подробно сказать о некоторых вещах, чтобы было доступно читателю. По-разному, тем и замечательно искусство, тем и прекрасна литература, что она создается по-разному.
- Помнится, в одной из бесед вы сказали, что написали продолжение экранизированного сценария «Мы вернемся», его вторую часть - «Победа», в которой герой - возмужавший Закир, погибая, живет в душе каждого солдата, кто был в контакте с ним или слышал о нем. Вы хотели экранизировать «Победу» с Эльханом Гасымовым, но его сейчас с нами нет. Смогли ли вы выйти на режиссера, которому доверите экранизацию «Победы»? 
- Знаете, сценарии, как правило, не пишутся наобум, должен быть заказчик, и заказчик обычно Министерство культуры. Поэтому я не писал сценарий в полном понимании этого слова. А сделал развернутый и очень подробный синопсис со многими ключевыми эпизодами, но если последует заказ министерства и у меня захотят приобрести сценарий «Победы», я могу написать полноценный сценарий за короткий срок. 
Видите ли, прошло то время, время моей молодости, когда я писал сценарии как прозу, без всякого заказа и даже без режиссера, потом находился режиссер, который хотел экранизировать мой сценарий. Но этот юношеский подход был не совсем профессиональным, в те годы многие мои сценарии так и остались неснятыми. 
Что касается покойного Эльхана, то мы, работая с ним над фильмом «Мы вернемся», научились понимать друг друга с полуслова, и мне было легко с ним работать, мы много спорили, не соглашались друг с другом, но все это было в рабочем порядке. Такие сценарии на тему патриотизма, на тему наших шехидов, проливавших кровь за свою землю, надо писать не только со знанием дела, что, конечно, обязательно, но в первую очередь надо писать сердцем, вынашивать в своем сердце и писать кровью сердца. Это святая тема.
- Солидарна с вами… Вы - читающий мысли, как некоторые называют вас по названию вашего произведения, или провидец?
 - По-разному бывает. В своих книгах некоторые вещи я вижу и верю, что они сбудутся. Но провидец - это слово большое, оно ко многому обязывает, это не всегда получается, но порой, создавая произведение, я сначала вижу его во сне и даже наяву, и лишь потом записываю.
- Дело в том, что ваше произведение «Победа» - пророческое. В 44-дневной Отечественной войне погибли шехиды, большая их часть покоится на освобожденной Карабахской земле, наши воины не отступили ни на шаг. Более того, после ваших вещих слов, вложенных в уста погибающего Закира «Где я упал, там меня и похороните», рассчитывающего на то, что солдаты ни на шаг не отступят, в сентябре прошлого года было проведено антитеррористическое мероприятие, в результате которого Карабах полностью освобожден от армянского агрессора, и мы в эти дни даже стали свидетелями того, как миротворцы покидают нашу землю. 
 - Что я могу сказать? Я горжусь тем, что мои слова оказались пророческими, что тридцать лет терпения и ожидания нашего мудрого и терпеливого народа, всегда верившего в мудрость и высокие профессиональные качества Президента Ильхама Алиева, оправдались в 44-дневной войне, завершившейся блистательной Победой нашей доблестной Армии во главе с Верховным Главнокомандующим. И даже когда уже много лет назад я начал писать - сначала повесть, потом по мотивам повести одноименный сценарий «Мы вернемся», я свято верил в нашу Победу, как и весь наш народ верил, что наша родная земля будет очищена от оккупантов, что мы победим, что мы вернемся. 
Н.Расулзаде работал с выдающимся режиссером Эльдаром Кулиевым над сценарием фильма «Заложник» на патриотическую тему, где отчетливо прозвучала мысль о том, что нам не нужна чужая земля, что мы только хотим освободить свои исконно азербайджанские земли, и последний эпизод, очень яркий, действенный в этом фильме…
- Когда героиня фильма - вдова, мужа которого армянские экстремисты взяли в заложники и убили в плену, ведет под ружьем заложника-армянина, но не убивает его, а прогоняет из села, из азербайджанского села, - акцентирует писатель, - это символично: убирайтесь с нашей земли, нам ваши земли не нужны.
- Это нравственная и отличительная черта нашего народа. Бывало ли такое, когда вам хотелось писать, но вы не могли писать? 
 - Много раз. Но это меня не пугало. Я знал, что это временно. Паузы в творчестве бывают у любого писателя. Но даже зная это и успокаивая себя, я очень болезненно переживал такие паузы. Ведь творчество - очень капризная вещь, его надо беречь, лелеять и пестовать, как редкий цветок, за которым сложно и утомительно ухаживать, но который очень дорог тебе, и если перестать его поливать, цветок может погибнуть.
- …или не хотели писать, но не могли не писать?
- Бывало и такое. И не раз. Надо было сдавать работу, но работа не шла. Надо было дождаться подходящего настроения, не торопить себя в ущерб качеству, набраться терпения, но время поджимало и ситуация усложнялась с каждым днем. Я настраивал себя на работу, и постепенно этот настрой переходил во вполне естественный. Это и есть писательская дисциплина, когда надо уметь соответствовать ситуации.
- Вы добились того, чего хотели добиться в жизни?
 - Никогда не успокаивайся - вот одно из моих правил. Если б я думал, что добился всего, чего хотел, я бы перестал идти вперед, прогрессировать, развиваться. Думаю, кое-чего добился в творчестве. Но в практическом плане, в бытовом плане - нет, пожалуй, нет, я плохо приспособлен к жизни, где надо добиваться бытовых благ и комфорта.
- Я и не ожидала другого ответа. Как, по-вашему, какое из ваших произведений наиболее пробудило интерес читателя и произвело резонанс в обществе?
- Это книга «Всадник в ночи», изданная в советское время, в начале восьмидесятых, и она не только произвела резонанс, но я бы сказал: привела к взрыву в обществе и изрядно потрепала мне нервы. Много «крамольного» в «советском» понимании, противоречащего советской идеологии, было в этой книге. Я не хочу повторяться, но в сотый раз с гордостью хочу сказать о том, что наш великий лидер Гейдар Алиев, прекрасно понимая, что критика отдельных положений в обществе способствует только изъятию негативного и в итоге - правильному развитию этого общества. буквально спас меня от советских чиновников. Он был поистине мудрой и дальновидной личностью, и я никогда не забуду его отношение не только ко мне, но и ко многим творческим личностям Азербайджана, которых он буквально вырывал из цепких лап тогдашней советской цензуры, тем самым сохранив для народа его выдающихся интеллигентов.
- На ваш взгляд самое удачное ваше произведение… 
- Много могу перечислять, ведь более чем за полвека написаны сотни произведений, но, пожалуй, те из них, что изданы за последние десять-двадцать лет.
- Если можно приоткрыть завесу, над чем вы сейчас работаете?
- Над циклом новелл. Этот жанр я очень люблю. То, к чему я приступил примерно год назад и что обещало быть романом, в процессе работы рассыпалось на большие и малые по объему новеллы. В романе они были в качестве отдельных глав, но самостоятельных, автономных, и я решил, что цикл новелл как жанр будет в данном случае более оптимальным решением.
- Что бы вы хотели, чтобы о вас еще узнали читатель, общество, кроме той инфы в Инете? Простите, вопросы, касающиеся личной жизни, не задаю никому…
- Я хотел бы, чтобы читатель знал не мою биографию, а мои произведения, что в принципе почти одно и то же, но в произведениях - скрытая от посторонних глаз жизнь писателя, и не такая откровенно распахнутая, как в автобиографии, которую принято писать в анкетах. У меня есть и остается свой читатель, и здесь, на моей родине, в Азербайджане, и за пределами нашей республики, несмотря даже на то, что за последние 20-30 лет количество читателей резко сократилось. 
- Существующие виртуальные ресурсы расширяют площадку для увеличения числа читателей…
- Кстати, об Интернете и социальных сетях, какое верное слово - сети, ими ловят читателей (улыбается). В Инете нельзя выставлять большие по объему произведения, их не будут читать, в сетях читатель нетерпеливый, и я боюсь, что скоро все вообще, за редким исключением, будут общаться друг с другом не полноценными словами, а огрыз­ками слов, прекрасно причем понимая друг друга.
- Будем надеяться на лучшее. Выражаясь словами Аристотеля, человек - существо социальное. Не каждый человек может стать писателем, и не каждый писатель может оставаться человеком. В моем понимании человек-писатель - одаренный человек, писатель-Человек - тот, кого коснулся перст божий.
- Жизнь многообразна, и все, что в ней есть, соответствует этому многообразию. Писатель может быть хорошим или плохим человеком, хотя я не совсем это понимаю, потому что в человеке для меня нет только белых и черных красок, человек многообразен, так же как и жизнь. Много ушедших из жизни писателей и художников в прошлые времена, оставивших после себя шедевры литературы и искусства, которые жили не так, как нравится толпе, и теперь эта толпа осуждает их. Но умному, образованному читателю, или как теперь принято называть их в социальных сетях - пользователю, важно то, что они оставили, их великое литературное наследие. А толпа, как всякая толпа, любит копаться в грязном белье и находит сомнительное удовольствие в том, что тот или иной гениальный писатель, поэт сто лет назад жил не так, как хотелось бы ей, толпе.
- Максимализм вреден или опасен?
- Мой максимализм, как у всякого нормального человека, должен был остаться в моей юности, но вот бегает за мной следом, не отстает от меня (смеется). Порой мешает, конечно. Нельзя в мои годы вести себя как ребенок. Но я веду…
- Значит, душа у вас молодая, оставайтесь таким всегда! Что важно для Натига Расулзаде?
- Очень многое. Важно во всех ситуациях, какими бы сложными они ни были, оставаться самим собой. Не думайте, что это так просто… 
- И не думаю… Это не просто даже для рядового человека, тем более для созидательного…
- Мы всю жизнь играем какие­-то роли, потому что каждый человек, в особенности творческий, он очень разный, в нем уживаются десятки, а то и сотни различных личностей, человек - он многогранный, если можно так сказать, и часто он поворачивается к вам то одной, то другой своей гранью. И важное для него, в зависимости от того, кто он в настоящий момент, тоже меняется. Но есть постоянные величины, так сказать константа, и одной из этих величин является порядочность, а непреходящая константа именно писательская - искренность.
- Что вы любите?
- Люблю просыпаться рано утром и ходить на прогулку по любимым улицам моего любимого города, выходить на наш знаменитый, уже, пожалуй, известный на весь мир, Приморский бульвар. Люблю гулять рано утром, когда на улицах мало людей, потому что тогда у меня создается впечатление, что и этот город, и эти улицы, и этот Приморский парк только мои. Ничего не поделаешь: человек не может избавиться от собственнических привычек (улыбается). Родной мне город - это утренний Баку. А еще… много чего люблю. Люблю жизнь с ее головокружительным многообразием, люблю работать, когда есть настроение, люблю отдыхать, когда есть о чем подумать, люблю дружеские пирушки, люблю и обожаю читать книги, люблю любить… 
- Кто из ваших студентов достиг успеха в творчестве? Ваше пожелание, советы молодым писателям.
- Я преподавал, но уже два года, как временно ушел из института по причине загруженности, у меня был большой проект на руках и надо было довести его до конца, а занятия в институте отнимали много времени. Но я подумываю вернуться к преподавательской деятельности. Это очень полезно для писателя, и надеюсь, для студентов тоже, когда кинодраматург делится своим опытом и показывает молодым пути, по которым они могут идти в творчестве и добиться успеха. Таких путей немало, и каждый выбирает свой. Но у молодых, даже очень способных и одаренных, как правило, отсутствует профессиональный опыт, и тут нужна помощь профессионала. Основное пожелание - не торопиться, не спешить. Многие молодые - и это я знаю по собственному опыту - торопятся стать известными, популярными, и это очень опасно. Популярность для молодого писателя - коварная вещь, она, как правило, начинает нравиться. Писателю нравится, что его узнают на улицах, что на него оборачиваются красивые девушки, что о нем говорят, берут интервью, и все это постепенно может оттеснить настоящее творчество, и молодой человек начинает уже работать на популярность, изо всех сил старается поддерживать и подпитывать свою популярность. Это опасный путь. Надо работать, а работа писателя, настоящего, талантливого писателя - это тяжкий труд. К этому труду надо быть готовым.
- Момент счастья для вас - это… 
- Наверное, это те мгновения, когда в процессе письма на тебя обрушивается настоящее вдохновение.
Когда готовилась эта предъюби­лейная статья, пришло известие, что писатель Натиг Расулзаде за активную деятельность в литературной жизни страны награжден юбилейной медалью «100-летие Гейдара Алиева (1923-2023)».

Коллектив газеты «Бакинский рабочий» присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра и желает любимому писателю долгих лет жизни и новых творческих успехов. И впредь радуйте нас новыми произведениями, Натиг муаллим!
 

Экономика
Новости