Роман ТЕМНИКОВ

Роман ТЕМНИКОВ

Шоковый сценарий маловероятен

Экономика
15 Ноябрь 2023
09:06
2649
Шоковый сценарий маловероятен

Чрезмерно высокие цены на нефть и газ убивают спрос

С началом арабо-израильского конфликта эксперты по всему миру высказывали опасения и даже выстраивали сценарии роста цен на нефть до уровня $200-250 за баррель. 

Дело в том, что все вспоминали кризис 1973 года, когда арабские страны ввели эмбарго на поставки нефти странам Запада, поддерживавшим Израиль. 
Своими прогнозами о вероятности сценария арабского нефтяного эмбарго сейчас и того, что будет с ценами на нефть и газ, в интервью газете «Бакинский рабочий» поделился эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности РФ Игорь Юшков. 

- Есть опасения, что в случае продолжения боевых действий в секторе Газа мировые цены на нефть значительно вырастут. Насколько оправданы подобные опасения?
- Эти опасения, скорее всего, связаны с потенциальными рисками, потому как здесь и сейчас с нефтяным рынком ничего не произошло. 

Ни в Израиле, ни в Газе нефть не добывается. Некоторые события имели место только в газовой сфере. Вблизи побережья Израиля и Ливана имеется несколько месторождений газа, и еще перед началом своей операции в Газе израильские власти приказали оператору проекта «Тамар» (газовое месторождение на шельфе у границы Израиля и Ливана), американской компании «Шеврон» остановить работы на данном месторождении. Суть в том, что израильтяне опасались обстрелов добычной платформы с суши, где расстояние не очень большое. Однако «Тамар» не самое большое месторождение газа на шельфе Израиля, самое большое - это «Левиафан» и его никто не останавливал. 
Тем не менее добыча газа в Израиле в целом сократилась в результате боевых действий, и он вынужден был сократить экспорт газа в Египет, где «голубое» топливо сжижается и отправляется на мировые рынки, в первую очередь в Европу. То есть влияние боевых действий на сферу энергетики ощущалось, но было минимальным и только по газу. 
В то же время опасения были и есть относительно разрастания 
войны, ее масштабирования до уровня израильско-иранского прямого столкновения. В этом случае самые большие опасения касались того, что Иран как минимум сократит экспорт своей нефти на мировые рынки. Как известно, в последние годы Тегеран постепенно наращивал добычу и экспорт нефти, хотя пока еще не достиг досанкционного уровня добычи. Конечно, сейчас Исламская Республика экспортирует немного нефти на мировые рынки - порядка 1 млн баррелей в сутки. Но принимая во внимание тот факт, что мировой рынок нефти сейчас находится на грани между дефицитом и профицитом, уход 1 млн баррелей вызвал бы дефицит нефти и привел к повышению цен на «черное» золото. 
Второй риск связан с давним обещанием Ирана перекрыть Ормузский пролив в случае вооруженного нападения на него, что может произойти в случае перерастания нынешнего конфликта в Газе до уровня прямой войны между Израилем и Ираном. В этом случае мировой рынок лишился бы не только нефти из Ирана, но также из Ирака, Кувейта, частично из Саудовской Аравии и ОАЭ, а также сжиженного природного газа (СПГ) из Катара, которые остались бы запертыми в Персидском заливе. Если этот грозный сценарий будет осуществлен даже на короткий период, то это уже приведет к шоку для мирового рынка нефти. То есть мировая экономика будет испытывать огромный дефицит нефти, покрыть который не в состоянииa будет ни одна страна. 
Третий риск - это некая консолидация арабских стран против Израиля и его союзников. То есть повторения, по сути, истории 1973 года, когда по итогам Судного дня арабские страны - члены ОПЕК объявили эмбарго на экспорт нефти в страны, поддержавшие Израиль в ходе этой войны. В основном это были США, западноевропейские государства и Япония. Это событие вошло в историю, как первый глобальный энергетический кризис. Он оказал влияние на жизнь всего человечества, и именно после него начались истории про энергосбережение, малолитражные автомобили, возобновляемую энергетику. Про это сейчас тоже много говорится, тем более что как раз исполнилось 50 лет со дня начала этого кризиса, в том плане, что история может повториться.
Однако, как мы видим, вероятность реализации хоть какого-то из мною перечисленных сценариев с каждым днем становится все меньше и меньше. К примеру, Иран не готов втягиваться в прямой конфликт с Израилем, предпочитая действовать посредством своих прокси: через «Хезболлах», йеменских хуситов и т.д. С другой стороны, консолидации арабских стран мы тоже не видим, они не понимают, зачем таскать каштаны из огня. Разумеется, они выражают обеспокоенность, им не нравятся действия Израиля в Газе, но вместе с тем втягиваться в войну и вводить эмбарго никто не хочет. Таким образом, реализация вышеперечисленных сценариев маловероятна, хотя шансы на их имплементацию все же остаются. Как мы видим по нефтяным ценам в последние дни, рынок уже отыграл назад недавнее повышение цен, вызванное опасениями по поводу вышеприведенных сценариев. 
В то же время хочу подчеркнуть, что если по какой-то причине Иран втянется в войну и перекроет Ормузский пролив, то мир испытает шок, и тогда мы увидим цены на нефть по $150 и даже по $200 за баррель. 
Если же предположить, что арабские страны решат ввести эмбарго непосредственно против Израиля, то и это ни к чему катастрофическому для Тель-Авива не приведет. Эта страна потребляет относительно мало нефти - порядка 200-300 тыс. баррелей в сутки. Такое количество нефти им легко может поставить неарабская страна, к примеру Норвегия.   
- В чем же основные отличия нынешней ситуации от той, что была 50 лет назад?
- Когда говорят о введении эмбарго на поставки нефти со стороны арабских стран, не следует забывать, что 50 лет назад Ближний Восток был более значимым источником нефти для США и в целом для Запада. Это во-первых. В частности, оставаясь импортерами нефти, американцы за прошедшие годы серьезно сократили свою зависимость от арабских монархий. Во-вторых, странам Ближнего Востока необходимо будет искать, куда пристроить высвободившиеся объемы нефти, которые они поставляют в западные страны. Сразу сделать это не получится, а значит, придется сокращать добычу нефти. Конечно, в итоге возникнет серьезный дефицит на нефть и цены еще более возрастут, причем уже на все сорта нефти, и еще сильнее пострадают потребители. Тем не менее США в этом случае все равно пострадают меньше, чем 50 лет назад, так как им есть откуда импортировать нефть, пусть и дорогую. 
В-третьих, арабские страны сейчас могут гораздо больше потерять, чем 50 лет назад. Ведь именно в 70-х годах прошлого года только начало складываться нынешнее богатство арабских монархий. Даже нереально сравнивать траты бюджета Саудовской Аравии на инфраструктурные проекты, социалку и т.д. сейчас с теми тратами, которые имели место в 1973 году. Поэтому, чтобы сохранить экономическую устойчивость, существующий уровень жизни в стране, арабские страны не хотят рисковать. Дело в том, что в случае всемирного энергетического кризиса придется сокращать добычу нефти, что приведет к падению доходов. Так что арабским странам есть что терять: они теперь богатые.
В-четвертых, в 1973 году США были крупнейшим рынком сбыта нефти для Саудовской Аравии. В настоящее же время крупнейшим рынком сбыта для саудитов является Китай. Ирак значительное количество своей нефти продает в Индию. То есть арабские страны - производители нефти во многом развернулись на азиатские рынки. Таким образом, в случае ведения эмбарго на нефть со стороны арабских стран в основном пострадают их нынешние клиенты, такие как Китай и Индия. Как следствие, их экономика уйдет в рецессию. То есть арабам приходится в своей политике учитывать интересы Китая, Индии и других азиатских стран. Это, в свою очередь, является огромным сдерживающим фактором для арабских стран от повторения сценария 1973 года.
- Стоит ли ожидать, что вслед за ростом цен на нефть вырастут и цены на природный газ?
- Мы видели в начале конфликта небольшой скачок цен на природный газ. Однако было ли это вызвано действительно начавшимся конфликтом либо просто совпало несколько событий сразу, как например, забастовка рабочих на заводах по производству СПГ в Австралии, снижение ветрогенерации в Европе, и все это в совокупности привело к росту цен на газ. Роль конфликта в этом случае вряд ли была сильной, так как слишком уж мало газа добывается в Израиле, чтобы влиять на его цены в мировом масштабе. 
Таким образом, ближневосточный конфликт вряд ли будет оказывать влияние на газовые цены, только если не будет реализован выше уже упоминавшийся сценарий, связанный с перекрытием Ормузского пролива. Вот это уже будет настоящим шоком для всего мира, так как через пролив проходят катарские танкеры-газовозы, а именно Катар является одним из трех крупнейших в мире производителей СПГ. Без катарского СПГ цена на газ будет измеряться тысячами долларов за тысячу кубометров. 
В остальном же цена на газ этой зимой будет зависеть от погодного фактора. То есть если зима будет такой же теплой, как и прошлогодняя, то потребление газа в Европе будет небольшим, что приведет к снижению цен на газ уже в начале нового года. Если же зима будет обычной, то есть умеренно холодной, тогда европейцам потребуется больше газа, в Европе может возникнуть его дефицит, что приведет к росту цен. И тогда мы снова в начале нового года можем увидеть цену в тысячу долларов за тысячу кубометров и даже выше. Дело в том, что российский газ с европейского рынка ушел, а новый крупный поставщик газа так и не появился.    
Кроме того, в этом году активизировалась экономика Китая и тем самым у Европы появился серьезный конкурент в борьбе за СПГ. То есть теперь, чтобы получать СПГ-танкеры, Европе придется повышать у себя цены на газ, иначе они уйдут в Китай.       
- Выгоден ли сильный рост цен на нефть и газ добывающим ископаемое топливо странам, таким как Россия и Азербайджан?
- Полагаю, что никаким странам - производителям нефти и газа, в том числе России и Азербайджану, невыгодны чрезмерно высокие цены на нефть и газ, так как слишком высокие цены убивают спрос. Цены должны быть таковыми, чтобы производители нефти могли спокойно верстать бездефицитный госбюджет и хорошо зарабатывать, но при этом чтобы цена оставалась комфортной для потребителя. В частности, если говорить о цене на газ, то на сегодня комфортная его цена - около $500 за тысячу кубов. Хотя даже в таких комфортных условиях Европа продолжала в этом году снижать потребление газа. Полагаю, что и в новом году цена на газ в Европе будет крутиться вокруг $500 за тысячу кубов, если ничего особенного не случится в виде суровой зимы. В ближайшем будущем, после 2026 года, цена на газ может серьезно упасть из-за ввода в строй большого количества новых крупных заводов по производству СПГ в США и Катаре. В результате в мире случится перепроизводство газа, что приведет к снижению цены на него.  
То же самое касается нефти. Высокая цена невыгодна никому. Уверен, если бы цена на нефть сейчас превысила отметку в $100 за баррель, то Россия и Саудовская Аравия повысили бы добычу и экспорт нефти, чтобы снизить цену. Наиболее комфортная цена на нефть - в коридоре между $80 и $90 за баррель. Это терпимо для потребителей нефти и выгодно производителям.

 

 

Экономика
Новости