Роман ТЕМНИКОВ

Роман ТЕМНИКОВ

Разделяя общую цель

Политика
08 Август 2023
09:35
796
Разделяя общую цель

Приглашение ADNOC в Азербайджан связано со скептицизмом Запада в отношении традиционной энергетики 

Total Energies и Государственная нефтяная компания Азербайджана (SOCAR) на днях подписали соглашение о продаже 15% своих акций в газовом месторождении «Абшерон» компании ADNOC (Национальная нефтяная компания Абу-Даби). 

После завершения сделки, которая подлежит одобрению соответствующими органами, Total Energies будет владеть 35% доли в газовом месторождении  «Абшерон» наряду с SOCAR (35%) и ADNOC (30%).
Газоконденсатное месторождение «Абшерон» расположено в Каспийском море и эксплуатируется JOCAP (Совместная операционная компания Absheron Petroleum). 
Total Energies в партнерстве с SOCAR объявили о начале добычи в рамках первой фазы разработки газоконденсатного месторождения «Абшерон» в Каспийском море, примерно в 100 км к юго-востоку от Баку. По первоначальным оценкам запасы месторождения составляют около 300 млрд кубометров. Производственная мощность составляет 4 млн кубометров газа и 12 тыс. баррелей конденсата в сутки. Планируется, что добываемый газ будет продаваться на внутреннем рынке Азербайджана.
О том, что сулит нашей стране это соглашение, и перспективах совместного проекта в интервью газете «Бакинский рабочий» рассказал известный отечественный эксперт в сфере энергетики, руководитель Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан.

- Зачем азербайджанской стороне сокращать свою долю в проекте?
- Суть происходящего кроется в финансировании будущей разработки месторождения «Абшерон». Как известно, только первая фаза разработки этого месторождения потребовала у участников проекта около $1 млрд капиталовложений. В рамках первой фазы стороны планируют добывать до 1,5 млрд кубометров газа и 0,5 млн тонн конденсата в год. На этом этапе это вполне умеренные расходы при соотношении затрат и полученного результата. Тем более что Азербайджан по фиксированной цене практически в устье скважины получает добытое сырье у производителя. Фиксированные цены помогают потребителю избежать нежелательных резких скачков в мировой цене на природный газ. 
Следующая фаза разработки месторождения «Абшерон» предусматривает рост объемов добычи - как природного газа, так и конденсата. 
Вместе с тем, следует отметить, что в рамках второй фазы участники проекта могут воспользоваться только Южным газовым коридором, если вдруг захотят какую-то часть добытого газа экспортировать на внешние рынки. Но что касается всего остального, то тут придется все создавать буквально с нуля. Расходы на первую фазу оказались такими умеренными по той причине, что во многом использовалась уже имеющаяся инфраструктура. В частности, добычная платформа была построена фактически на Нефтяных Камнях. Добытый газ поступал в уже имеющуюся газораспределительную сеть SOCAR. То же касается и конденсата, добываемого на «Абшероне». По уже имеющейся инфраструктуре он доставляется до нефтепровода БТД и идет на экспорт. Таким образом, операционная компания практически ничего нового не строила. Единственное, что было сделано из нового, - это пробурена одна- единственная эксплуатационная скважина, и все. 
А вот уже в рамках следующей фазы разработки месторождения «Абшерон» предстоит работа, аналогичная той, что проводилась при освоении месторождения «Шахдениз». Тем более что глубина моря на Абшероне будет больше - порядка 600 метров. В итоге там будут использоваться специальные роботизированные устройства для глубоководной добычи нефти и газа - манифольды. То есть в ходе второй фазы разработки месторождения будет необходимо создать подводную добычную инфраструктуру, построить прибрежный терминал, где бы добытый газ обрабатывался перед закачкой в газотранспортную систему. Соответственно, все это приведет к ощутимому росту капиталовложений. 
Точный объем предполагаемых расходов сейчас сложно назвать, так как еще идет работа над проектированием следующей фазы. Также будет необходим детальный инжиниринг проекта, на основе чего потом можно будет привлечь капитал и объявить тендер на реализацию отдельных частей проекта. В любом случае, если мы сравним этот проект, где в рамках второй фазы планируется добывать 5 млрд кубометров газа в год с «Шахдениз-2», где добывается 16 млрд кубометров, то на разработку второй фазы «Шахдениз» ушло примерно $20 млрд. Можно предположить, что на вторую фазу месторождения «Абшерон» в силу его более скромных размеров добычи уйдет значительно меньше средств - порядка $8 млрд. Но окончательные расходы могут быть больше или меньше, все будет зависеть от цены на металл, оборудование и услуги. К примеру, первоначально планировалось, что вторая фаза «Шахдениз» вместе с Южным газовым коридором обойдется где-то в $50 млрд, а в реальности оказалось - около $33 млрд. Повезло в том смысле, что сложилась благоприятная ценовая конъюнктура на мировом рынке - низкие цены на металлы, оборудование и услуги. 
С этой точки зрения приглашение в проект компании ADNOC служит снижению рисков следующего этапа разработки месторождения «Абшерон». Говоря проще, компания из Абу-Даби возьмет на себя часть расходов (30%) в разработке второй фазы проекта. 
- Мы остановили свой выбор на ADNOC только из-за денег или тут было что-то еще?
- Разумеется, не только из-за денег. Всем хорошо известно, что Президент Ильхам Алиев на протяжении последнего года с лишним неоднократно упоминал в своих выступлениях о необходимости осуществления давно уже запланированного расширения ЮГК. Не секрет, что проект расширения потребует больших капиталовложений, и европейцы должны помочь в этом деле Азербайджану, так как именно от реализации этого проекта зависят долгосрочные и стабильные поставки азербайджанского газа в Европу, а соответственно, и обеспечение энергобезопасности ЕС.  Однако, как мы видим, несмотря на последствия коронавирусной пандемии, тяжело отразившейся на экономике ЕС, и российско-украинской войны для энергетической безопасности Европы, приведшей к дестабилизации поставок газа в Старый Свет, европейцы ни на шаг не отступили от выполнения Парижского соглашения 2015 года по полной декарбонизации экономики ЕС к 2050 году. 
Следствием такой политики Брюсселя стало то, что крупные технологические компании, а также государства, обладающие свободными средствами (Норвегия, например), постепенно отходят от финансирования проектов, связанных с добычей и транспортировкой традиционных энергоносителей (уголь, нефть, газ). Поэтому Азербайджану сложно привлечь в свои нефтегазовые добычные и инфраструктурные проекты крупнейшие западные компании, большинство из которых считают, что традиционная энергетика вступила в эпоху заката. Кроме того, западные компании в своей политике не могут не учитывать вопросы экологии и общественное мнение, которое в последнее время настроено против традиционных источников энергии. Компании вынуждены все это учитывать и придерживаться общеевропейской тенденции. 
Таким образом, круг компаний, готовых принимать участие в нефтегазовых проектах, значительно сузился. В то же время нам не подходят любые компании: это должны быть технологически хорошо развитые компании. Плюс страна, которую они представляют, должна хорошо восприниматься на Западе и иметь развитые связи с западными компаниями. Более того, Азербайджану надо было выбрать такую компанию для проекта «Абшерон», стратегическая цель которой совпадает с мнением официального Баку и его партнера в этом проекте - компании Total Energies. 
По всем параметрам подошла компания из ОАЭ. К тому же компания ADNOC из эмирата Абу-Даби, на который приходится 93% добычи нефти всей страны, является флагманом топливно-энергетического комплекса ОАЭ и обладает свободными средствами.                         
- SOCAR и ADNOC также подписали Меморандум о взаимопонимании. Он предусматривает участие SOCAR в проектах по разведке и добыче в Абу-Даби и соответствующую поддержку со стороны ADNOC. Означает ли это начало работы SOCAR по добыче нефти за пределами страны?
- Не думаю, что этот документ дает нашей компании выход на участие в различного рода проектах класса upstream (добыча нефти и газа). За предыдущие примерно 10 лет SOCAR подписала аналогичные меморандумы с четырьмя компаниями: «Газпром», «Роснефть», КазМунайГаз и «Узбекнефтегаз». Все эти документы подписывались в торжественной обстановке, заранее анонсировались, но пока ничего конкретного не получилось. Видимо, предложенные для сотрудничества проекты оказались коммерчески непривлекательными. 
С другой стороны, SOCAR уже достаточно взрослая компания - даже не учитывая советский период, скоро национальной компании исполнится 31 год. Тем более что в SOCAR недавно прошли преобразования: новая стратегия развития, новый менеджмент. Надеюсь, что она станет участвовать в совместных добычных проектах за рубежом. 
Еще одной причиной хороших отношений SOCAR и ADNOC является тот факт, что во время визита главы нашего государства в ОАЭ между SOCAR и Masdar был подписан Меморандум по развитию альтернативной энергетики, включающий строительство электростанций на суше и на море установочной мощностью 4 ГВт. 
Все это говорит о том, что отношения между Азербайджаном и ОАЭ с начала текущего года успешно развиваются.

 

 

Экономика
Новости