Ночная тема
Подписаться
09.02.2020

Самед Сеидов: «Совет Европы пошел по пути, который привел его к краху»

Авторитет одной из старейших и крупнейших организаций — Совета Европы постепенно сходит на нет, и это свидетельствует об остром кризисе в системе международных отношений.

Мировые лидеры все больше говорят о наличии проблем в Совете Европы, что, несомненно, должно послужить для организации сигналом об угрозе полного развала.

На днях о потере Советом Европы своего значения на мировой арене говорил и Президент Азербайджана Ильхам Алиев. Принимая 5 февраля министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, глава Азербайджана заявил, что в Совете Европы происходит процесс деградации, он не в состоянии оказывать какое-либо влияние на происходящие в мире процессы. «Авторитет организации очень упал, и главной причиной этого, наверное, являются господствующие в ней лицемерие, двойные стандарты и несправедливость», — подчеркнул азербайджанский лидер.

О том, что происходит в Совете Европы, с чем связан кризис в его деятельности, мы поговорили с человеком, который, как говорится, «изнутри» знаком с процессами в организации и хорошо знает о первопричине его сегодняшних проблем. Это — председатель Комитета Милли Меджлиса АР по международным отношениям Самед Сеидов.

— В первую очередь, могу сказать, что заявление господина Президента — по своему содержанию и по тому, насколько четко он смог отразить тенденции, на сегодня существующие в этой организации — можно считать ключевым с точки зрения оценки событий, происходящих в европейском пространстве.

На недавней, зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) наша делегация стала свидетелем «удивительных» событий. Представьте, сессия началась с ликвидации полномочий — как вы думаете, скольких стран? — восьми! Восемь стран из 47-ми не были утверждены в своих полномочиях. Абсолютно по разным причинам: кто-то — по субстанциональным, кто-то — по процедурным, кто-то — по «правым», кто-то — по «левым» и т.п. Но факт остается фактом: в истории Совета Европы никогда не было такого, чтобы организация практически — если выразиться медицинским термином — отторгала бы от себя за одно заседание восемь стран. Это прямой показатель того, что внутри нее существуют серьезные проблемы. Это первое. Второе: на том же заседании стало понятно о существовании непреодолимых противоречий между странами, входящими в Совет Европы. И эти непреодолимые противоречия имеют место только по одной причине — потому, что сама организация не может определиться со своими стандартами, выступая с точки зрения двойных, тройных, «многосторонних» стандартов.

Потому что, не отражая реалии, не будучи в состоянии использовать свои ценности — демократию, права человека, верховенство закона — в плане их адекватного применения, она пытается использовать их как инструменты приспособления, тем самым разрушая как эти ценности, так и организацию как таковую.

Ярким примером тому служит документ, который они приняли против Азербайджана, и нападки на Турцию с попытками снова искусственным образом включить ее в повестку дня как страну, не выполняющую те или иные обязательства. Хотя, заметьте, никаких поводов — ни относительно Азербайджана, ни относительно Турции — не было. А в отношении России вообще происходило что-то невообразимое.

Поэтому можно, конечно, много говорить о том, что происходит в этой организации, но самое главное это то, что она — возможно это и звучит несколько странно — но исключает саму себя из стран. То есть не страны исключают себя из этой организации, а организация сама исключает себя из стран.

В истории развития европейских организаций мы были свидетелями того, что те из них, которые не отражали интересов или ущемляли интересы стран-членов, тем или иным образом исчезали, распускались, или их ликвидировали… Но мы впервые сталкиваемся с тем, чтобы организация — вот так, как мы видим это сегодня в Совете Европы — противоречила бы своим фундаментальным ценностям.

И поэтому слова господина Президента о том, что происходит в Совете Европы, о его отношении к Азербайджану — они не только об отношении организации к Азербайджану. Они — об отношении Совета Европы к собственным ценностям.

Представьте: когда в Армении или в других государствах число политзаключенных, политических преступлений, избиений, нарушений — колоссально, а виновных пытаются найти в Турции, Азербайджане, Польше, России, Венгрии — да где угодно, только не в старых демократиях! А когда мы начинаем поднимать этот вопрос, нам говорят: «Нет, вы не знаете, что такое демократия».

Если демократия — это то, что мы видим сегодня на улицах Франции, или разгоны с полицейскими дубинками, собаками и лошадьми — то увольте — такая демократия нам абсолютно не нужна.

Поэтому, думаю, вопрос поставлен господином Президентом очень своевременно, причем поставлен в международном масштабе. И поставлен — с точки зрения нападок на Турцию и Азербайджан как на наиболее прогрессивно развивающиеся в составе СЕ государства, как на сильные, самостоятельные государства, как на государства, которые вне зависимости от своего членства в этой международной организации умеют за себя постоять и проявляют собственную позицию с точки зрения своих национальных интересов — абсолютно правильно.

И самое главное: постановка данного вопроса в таком ключе говорит о том, что Совету Европы, в том числе его Парламентской ассамблее пришло время подумать о том, как развиваться дальше. Они вроде начали думать: придумали новую процедуру, которую до сих пор и принять не могут, которая обсуждалась на этой сессии, и которая, как им кажется, приведет к согласию структур внутри Совета Европы (Кабинета министров, Парламентской ассамблеи) и, тем самым, позволит организации развиваться. Но проблема в том, что эта новая процедура, к сожалению, несет в себе болезнь старого. То есть болезнь применения санкций, болезнь наказания, болезнь невозможности сотрудничества, кооперации, взаимоуважения, взаимопонимания.

Почему я об этом говорю? Потому что до сессии, если помните, я тоже об этом говорил — мы решили все же испытать их, предпринять еще одну попытку. Мы решили — несмотря на всю их субъективность, на двойной подход, на все эти ужасные, необъективные обвинения — сделать шаг навстречу и принять, например, докладчика по политзаключенным, оценить деятельность, осуществляемую, скажем, в Комитете по юрвопросам ПАСЕ. Сделать шаг и посмотреть: может, они смогут найти в себе силы работать в рамках кооперации, взаимоуважения…

И что мы увидели? Мы увидели не просто какие-то выдуманные «списки политических заключенных», а вмешательство во внутренние дела, в выборный процесс. Не просто какие-то двойные стандарты, а попытку управлять независимым государством. Разве такое можно воспринимать?

Поэтому я считаю, что да — жестким, но очень правильным, своевременным, нужным, и я бы даже сказал, отрезвляющим для Совета Европы ответом было заявление господина Президента, которое, конечно, поможет и Турции, и Азербайджану, и России, и Венгрии, и Польше, и другим государствам, на которые сейчас набрасываются в Совете Европы.

И, самое главное, это заявление послужит охлаждающим душем для тех, которые разгоряченно пытаются доказывать то, чего давным-давно доказывать не следует, а именно — преимущество одной системы над другой.

Сегодня мы все равны. Мы все равны перед беспомощностью международного права, которое растоптано — к сожалению, теми, которые его и придумывали. Вот такое отношение к международному закону — «сквозь пальцы», с точки зрения двойных стандартов, удовлетворения своих интересов за счет других — и привело к тому, что организация, созданная в 1949 году для объединения, сегодня служит целям разъединения, целям абсолютно частным, целям удовлетворения двойных стандартов и интересов каких-то лоббистских групп, и тем самым изживает себя с политической карты Европы.

Кстати, то же самое происходит и в другой, более мощной организации. Я советовал бы послушать выступление британской делегации перед выходом из Евросоюза — когда руководитель британской делегации заявил: «Я очень люблю Европу, но ненавижу Евросоюз».

И в данном случае, как зеркальное отражение этого выражения, по-моему, можно сказать: «Мы очень уважительно относимся к Европе, к ее истории, культуре, образованию, к европейским стандартам, высокому уровню жизни и стремимся их воплощать в нашей жизни. Но мы никогда не сможем принять давление европейских структур, которые возомнили себя большими католиками, чем Папа Римский».

— Вы на эту же тему очень ярко, в хорошем смысле, эмоционально, выступили на последней сессии ПАСЕ. Запоминающаяся речь с глубоким видением проблемы…

— Знаете, я очень редко выступаю эмоционально. Но как можно осуждать Азербайджан со стороны выступающих (по докладу) представителей Армении?! И господин Президент тоже очень точно на это указал: под преследованием — бывший президент Армении, председатель Конституционного суда — чуть ли не уголовное дело возбудили только за то, что он обратился в Европейский суд по правам человека. Я уже не говорю о журналистах, об убитых в тюрьме и о тех, кто «сидит»… Можете себе представить такую ситуацию?

Да, потенциал организации мог бы быть очень полезным, и господин Президент тоже это подчеркнул — что когда Мевлют Чавушоглу возглавлял ПАСЕ, мы плодотворно работали… То есть, в принципе, если организация правильно подошла бы к оценке своих ценностей, она могла бы сослужить очень хорошую службу с точки зрения объединения всех европейских государств, стремления установить более зрелую, более развитую, более продвинутую демократию. Но она пошла по другому пути. По пути узкого, националистического, популистского толка, который привел ее к сегодняшнему — даже не к кризису — к краху.

И поэтому мы должны трезво оценивать наши отношения с этой организацией. Да, мы всегда готовы, как и продемонстрировали это недавно, к конструктивному сотрудничеству. Но что поделать, если… Вот, допустим: сегодня к нам едет миссия СЕ для наблюдения за парламентскими выборами. А вот я спрашиваю себя: если члены этой наблюдательной миссии уже на той сессии сделали заключение о выборах в Азербайджане, то зачем они сюда едут? Зачем, если они уже заранее все для себя решили? Как можно заранее сделать выводы, а потом приезжать наблюдать за выборами?! Где логика? Ну никто же не может себе такого позволить, а они позволяют… Но опять же, как позволяют — исключая сами себя из международной политики.

Потому что международная политика — это очень интересная «вещь» — в ней можно остаться только тогда, когда ты не просто участник этого процесса, а когда действия твои воспринимаемы другими его участниками. Вот сегодняшние действия этой организации приобретают для государств все меньшую и меньшую значимость.

Посмотрите: господин Президент сказал, что документ, который там принят, — пустая бумажка. Вот можно было докатиться до такого, чтобы документ, который принимается, был бы оценен таким образом?..

И знаете, ведь это не только в нашем отношении. Несколько лет Россия вообще игнорировала (организацию), и только благодаря трезвой оценке событий, в том числе и с нашей стороны, они решили вернуться. И вот, вернулись, называется — вы видели, что творилось на зимней сессии.

Или Турция — фактически одна из основателей СЕ — сначала снимается с мониторинга, потом заново включается, потом подвергается просто оскорбительным действиям… На каждом заседании Турцию каким-то образом пытаются сделать объектом обсуждений. Как будто у них других проблем не существует. Или они их не видят?

Так что организация, к сожалению, переживает не просто кризис, а не так легко разрешимые и, думаю, очень тяжелые времена.

— Возникает ассоциация с классом, где у учителя есть явные «любимчики» и явные «не любимчики».

— Вполне логичная ассоциация. Такая ситуация возникает только в случае, когда учитель необъективен, непрофессионален, и самое главное — субъективно подходит к выполнению своих обязанностей, потому что не отвечает современным требованиям. Педагог-профессионал, отвечающий современным требованиям, никогда не будет субъективно относиться к ученикам и выбирать для себя «лучших» или «худших». Только непрофессионал, человек, который не соответствует современным требованиям образовательного процесса, будет подходить к делу именно таким образом.

Это хороший пример, на основании которого можно судить о том, что они (Совет Европы), к сожалению, утратили современный тренд и никак не могут вернуть его обратно. И чем больше пытаются старыми методами управлять новой ситуацией, тем больше усугубляют собственное положение.

— Чем они, на ваш взгляд, рискуют, если, например, говорить конкретно об Азербайджане?

— Тем, что организация может приказать долго жить. Причем, даже до того, если, к примеру, Азербайджан примет решение ее покинуть. То есть получится, не так, что Азербайджан выйдет из состава организации, а организация «выйдет из себя». Потому что история учит нас тому, что такие организации — когда изживают свое значение, когда перестают быть актуальными — просто становятся неинтересны и незаметно уходят с политической арены.

Если вы сделаете контент-анализ новостных лент, то увидите, что Совета Европы в европейской и мировой повестке практически нет. Евросоюз есть, а Совета Европы — нет. И проведите такой же контент-анализ новостей десяти или 15-летней давности, и увидите, что Совет Европы очень активно работает. А сейчас? Вы слышали, чтобы какая-то уважающая себя организация, какое-то издание вообще что-то говорило о Совете Европы? Нет. И это — не вина государств. Это — вина организации, которая, к сожалению, стала неинтересной и «ушла». Вот в чем суть проблемы.

Поэтому неверно было бы сейчас говорить о том, что мы выйдем из организации — да, если мы увидим, что нам это неинтересно, что там уже абсолютно нечего делать, то мы, конечно же, уйдем. Но мне кажется, что проблема не в выходе из организации, а в ее исчезновении как таковой.

— В самоликвидации…

— Именно. Она сама себя ликвидирует. И ярким примером тому служит последняя сессия, где имели место непринятие 8 членов, нападки на только что вернувшуюся Россию, обсуждения в абсолютно непонятном ключе, попытки снова оскорбить Турцию и принятие такого никчемного, как сказал господин Президент, документа, что еще больше усугубило и без того сложную ситуацию внутри Совета Европы.

— Есть ли у организации шанс на то, чтобы не исчезнуть с политической арены?

— Мне кажется, что этот критический момент либо уже пройден, либо находится на самом краю. А рецепт-то очень простой: надо иметь мужество признать, что политика, проводимая до сих пор в отношении некоторых государств-членов, была детерминирована не ценностями, лежащими в основе этой организации, а субъективными, меркантильными, спровоцированными и политически направленными действиями определенных кругов, которые пытались использовать эти же ценности в качестве инструмента влияния на эти государства.

Вот если хватит смелости признать и отойти от опасной черты, которая действительно ведет в пропасть, тогда, возможно, можно будет говорить о том, что организация каким-то образом сумеет остаться в политическом спектре. Но если опять продолжится нагнетание, попытки использовать ситуацию внутри государств в качестве инструмента давления, то я возможности будущего для этой организации не вижу.

1news.az

Другие новости

11:27 — 2 неделюКрах армянской мифологииКак известно, важнейшим слагаемым армянского национального и исторического самосознания является мифология. И если миф о «Великой Армении от моря до моря» — относительно безобидная забава для самоутешения наиболее ущербных слоев населения, то мифы, связанные с территориальными вожделениями, опасны не только для сопредельных стран, но и для самого армянского народа10:22 — 2 месяцО новых бреднях сепаратистов: арменизация города Шуша, «разворот» Сарсанга и ракетный удар по ГянджеМарионеточный сепаратистский режим, созданный Арменией на оккупированных азербайджанских территориях, продолжает выступать с провокационными заявлениями10:08 — 2 месяцПочему посредники МГ ОБСЕ не замечают провокационных заявлений карабахских марионеток?Претенциозные заявления главаря карабахских сепаратистов Араика Арутюняна стали очередным свидетельством деградации армянской политической элиты и их марионеток в лице непризнанного образования, установленного Арменией на оккупированных территориях Азербайджана10:29 — 3 месяцОб азербайджанском бизнесе в период пандемии: вызовы, возможности и роль МинэкономикиВсемирный карантин, начавшийся в феврале этого года и изменивший экономическую и социальную ситуацию во многих странах мира, продолжает свой триумфальный планетарный марш10:55 — 5 месяцАлександр Караваев: «Неслучайно с Алиевым у Путина по этому поводу был телефонный разговор, а Пашиняну — просто телеграмма»На фоне празднования 75-летия Великой Победы в армянских СМИ появились многочисленные материалы, посвященные деду премьер-министра Никола Пашиняна11:05 — 5 месяцЧто ожидало бы Азербайджан, не будь карантина? Анализ ситуации на примере ИталииАнализ ситуации на примере Италии

Э-газета