banner
ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»Новруз Мамедов: «Предвзятые подходы в отношении к Азербайджану не дадут никаких результатов»
Сильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализацииСильное Азербайджанское государство как отражение национальной идеи в условиях глобализации
Азербайджан никогда не смирится с оккупацией своих земельАзербайджан никогда не смирится с оккупацией своих земель

общество

Синьхуа: «Азербайджан — ключевое звено в Экономическом поясе Шелкового пути»Синьхуа: «Азербайджан — ключевое звено в Экономическом поясе Шелкового пути»
Азербайджанская диаспора провела в Страсбурге акцию в поддержку ТурцииАзербайджанская диаспора провела в Страсбурге акцию в поддержку Турции
IV Игры исламской солидарностиIV Игры исламской солидарности
РетроспективаРетроспектива

спорт

Радик Исаев: «В приоритете — Исламские игры и мундиаль»Радик Исаев: «В приоритете — Исламские игры и мундиаль»
Роберт Просинечки: «Этот матч имеет огромное значение»Роберт Просинечки: «Этот матч имеет огромное значение»
Анси Аголи: «Мы справились с поставленной задачей»Анси Аголи: «Мы справились с поставленной задачей»
ЛЧ УЕФА: в полуфинал вышли...ЛЧ УЕФА: в полуфинал вышли...

Политика

Доверие как ценность
18 августа, 2015

На доверии основываются любовь, дружба, партнерство и другие высокие человеческие отношения. История изобилует примерами возвышенного доверия.

Она же свидетельствует о коварстве, обманах, порождающих недоверие. Доверие — очень хрупкое человеческое качество, если «разобьется», то вновь идеально никогда не склеится. Вместе с тем доверие является показателем нравственного состояния общества, условием взаимопонимания людей и социальной гармонии. От меры доверия в обществе зависит качество жизни, эффективность экономического развития, адекватность социального и государственного управления. Доверие к другому человеку, проводимой в стране политике, государству является предпосылкой  гражданского общества. В Азербайджане межличностное доверие всегда считалось высшей ценностью. Однако в условиях глобализации и беспрецедентного развития средств коммуникации сохранение престижа доверия в обществе требует дополнительного внимания и особой заботы. Для уточнения некоторых сторон данной проблемы мы обратились к нашему постоянному автору, доктору философских наук, профессору Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, директору Института глобализации и устойчивого развития Международного независимого эколого-политологического университета, эксперту ЮНЕСКО Низами Мамедову.
Ред.: — Низами муаллим, вы были сопредседателем программных комитетов нескольких международных конференций, в центре внимания которых стояли вопросы доверия, социального капитала и партнерства. Под вашей редакцией в Москве вышли из печати материалы этих конференций («Социальный капитал, образование, качество жизни»; «Социальный капитал мегаполиса: проблемы развития и измерения»). Не могли бы вы пояснить сущность доверия и причины усиления  внимания к данному феномену?
Н.М.: — Доверие начинается с личностного уровня, когда человек осознанно ставит себя, свое положение в зависимость от внешних факторов: другого человека, группы людей, общества, будучи уверенным в объективности и приемлемости их действий. Главными признаками доверия являются откровенность, доброжелательность, готовность делиться информацией. Принимая то или иное решение, мы полагаемся на доверие к нашим знаниям (обыденным или научным), на доверие к людям и (или) природным, социальным, культурным, политическим отношениям, которые кажутся нам незыблемыми.
Доверие проявляется не только на личностном уровне, но и на социальном и политическом уровнях. Доверие между различными общественными структурами, сословиями, конфессиями является основным показателем социального капитала общества и определяет возможность эффективного партнерства в решении сложных, комплексных проблем. Доверие между государствами является условием геополитической стабильности в мире. Отсутствие должного доверия между отдельными странами приводит к необоснованному страху, нереалистическому восприятию населением действительности, неоправданной милитаризации, нарушению взаимовыгодных межгосударственных социально-экономических и финансовых связей.
Таким образом, доверие, выступая как своеобразный канон, дает уверенность в ожиданиях, определяет стремление людей следовать традициям, законам, содействует формированию предсказуемой социальной среды. Совместная человеческая жизнь стала бы невозможной, если мы не были бы уверены, что люди, с которыми имеем дело, будут при известных условиях поступать так, а не иначе. К сожалению, в смутное время во многом так и происходит. Возрастает недоверие в обществе. Как писал великий Физули, переживший немало трагических моментов в своей жизни: «Не знает постоянства мир ужасный, питать к нему доверие напрасно».
Ред.: — Получается, что доверие основано на вере в человека, знания, общественным отношения...
Н.М.: — Да, доверие связано с верой, поскольку  формируется в силу убеждения при отсутствии однозначных доказательств. Вера выступает своеобразным механизмом фиксации доверия. Обычно понятие веры связывают с религией. Но вера универсальная категория, она проявляется и в нерелигиозной форме, ее объектом могут быть любые знания, идеологии, события.
Однако, если вера в целом нечто, выходящее за область рационального мышления, то доверие больше связанно с действительностью, оно может в зависимости от обстоятельств корректироваться, усиливаться или претерпевать кризис. Доверие не абстрактное, неуловимое явление. Это феномен, практически влияющий на все сферы жизни человека и поддающийся целенаправленному изменению.
Ред.:  — Истоки доверия ищут в природе человека. Насколько это оправдано?
Н.М.: — Действительно, анализ природы и сущности человека позволяет раскрыть истоки доверия, понять его подлинный статус в становлении и развитии общества. Доверие предполагает связь с другими людьми, обществом, выступает как интегративный адаптационный фактор. Оно зависит от состояния общества, моральных ценностей, установок воспитания и образования. Но это не приобретенное целиком явление, а изначально присущее человеку свойство, его атрибутивное качество, которое может развиваться или подавляться социокультурной, политической  средой.
Известно, что целый ряд особенностей поведения человека имеют биологические корни и длительную эволюционную историю. Можно сказать, что основы доверия между людьми также восходят к естественным предпосылкам человека. В ходе социогенеза люди объединялись вследствие глубокой потребности во взаимной помощи. Известный ученый и политический деятель П.А.Кропоткин считал, что взаимопомощь является основополагающим законом существования и развития человека. В истории человечества всегда имели место коллективизм, солидарность. Необузданный индивидуализм — явление новейшего времени, он не был свойствен человеку в древние времена.
Вместе с тем природа человека характеризуется также наличием инстинктов агрессивности. Многие мыслители и ученые (Дэвид Юм, Зигмунд Фрейд, Конрад Лоренц и др.) этим объясняли сохранение насилия, войн в обществе и неоднозначность духовного развития. Известный азербайджанский писатель Гусейн Джавид истоки социального зла также связывал с «дьявольской природой» человека. В пъесе «Иблис» он показал естественную первопричину пороков, ввергаюших людей в неисчислимые беды, делающих их жестокими друг к другу.
Небезынтересно, что проявление качеств «Иблиса» Джавид раскрывает как «обманутое доверие».
Следует учесть, что природа человека консервативна. Со времени своего формирования человек по своим генетическим возможностям почти не изменился. Сущностные особенности человека, по сравнению с его природой, более вариативны, хотя заметные трансформации при этом также происходят в течение длительного времени. Знание и учет этого  фундаментального обстоятельства имеют ключевое значение для понимания перспектив человеческой истории.
Ред.: — Но эволюционный «парадокс человека» заключается в том, что «недостаточность» его биологических качеств, стала предпосылкой возникновения надприродных признаков, способствовала формированию его социокультурной сущности...
Н.М.: — Разумеется, система ценностей культуры выступает смыслообразующей линией в самоорганизации человека. Культура предстает как совокупность различных способов и результатов адаптации и организации жизнедеятельности людей в определенной среде. Передаваемый и обогащаемый из поколения в поколение опыт освоения человеком действительности в различных формах и видах определяет содержание конкретной культуры. В научной литературе подчеркивается, что биологические основания человека и его социокультурная сущность органически взаимосвязаны. И  данные генетических теорий показывают, что эволюция человека шла одновременно по двум направлениям: индивидуальный отбор шел в пользу агрессивных, собственнических инстинктов, инстинктов господства; коллективный отбор шел в пользу самоотверженности, альтруизма, коллективизма, жертвенности. Так сформировался двуликий Янус — человек, в котором противоречиво сосуществуют добро и зло.
Самед Вургун в драме «Инсан» («Человек») под впечатлением событий Второй мировой войны пытался показать чуждость разуму насилия и зла. По его мнению, разум должен быть  ориентирован только на добро, на гуманную перспективу. Веру в возможность нравственного обогащения разума придает мысль об абсолютном статусе морали. Если перефразировать немецкого философа Иммануила Канта, то мы должны верить в свой разум и наличие морального закона в нас.
Ред.: — Давайте вернемся к практическому аспекту данной проблемы. Наше доверие к человеку возрастает, если он является профессионалом своего дела. Но в данном случае не учитывается ценностный и социальный контекст деятельности человека. Ведь не всегда компетентность связана с социальными надеждами и гуманностью…
Н.М.: — Вы правы. То, что доверие связано с природой и сущностью человека в современной западной литературе, обычно определяют как связь доверия с характером человека, подразумевая под этим такие человеческие качества, как искренность, честность, нравственность. Оправданно при этом считают, что характер человека — константа доверия, необходимая при любых обстоятельствах основа. Вместе с тем доверие, как отмечают американские ученые Ребекка Мерилл и Стивен Кови, зависит от взаимоотношения двух факторов: характера и компетентности человека. Компетентность охватывает образованность и способность, достижения и результаты, одним словом — профессионализм человека. Это желательное, но недостаточное условие для доверия.
Межличностное доверие нельзя рассматривать изолированно, абстрактно, оно существенно зависит от духовного и интеллектуального климата общества, особенностей его культуры, экономического и финансового положения, социальной и политической организации. В данном случае проявляется фундаментальный вопрос о взаимоотношении человека и общества. В свое время А.И.Герцен писал, что за каждым человеком, «как за прибрежной волной, чувствуется напор целого океана всемирной истории, мысль всех веков на сию минуту в нашем мозгу». Сейчас общепризнано, что данные отношения имеют диалектический характер, т.е., если в ходе социализации индивида общество формирует человека, то человек на определенном уровне своего развития может менять общество. Как гласит  африканская пословица: «Множество маленьких людей во множестве маленьких уголков мира, делая много маленьких дел, изменяют окружающий мир».
Ред.: — Доверие является ключевым понятием при характеристике  социального капитала. Можно ли раскрыть их связь?
Н.М.: — Вектор доверия в обществе подвержен значительным колебаниям, существенно разнится в зависимости от региона, меняется от эпохи к эпохе.

Общества отличаются уровнем доверия, толерантностью, готовностью помочь постороннему, склонностью к благотворительности и другими подобными показателями. Тем не менее масштабы межличностного доверия во многих отношениях определяют социальный капитал страны, имеющий общественный, а не индивидуальный базис. Термин «капитал» здесь употребляется для подчеркивания медленно меняющихся характеристик общества, которые сохраняются и накапливаются в течение длительного времени. Социальный капитал, подобно  финансовому капиталу, предстает как ресурс, но его отличие в том, что он сохраняется, аккумулируется, если поддерживается и развивается социальное взаимодействие в обществе.
Понятие «социальный капитал» ввел в научный оборот французский социолог Пьер Бурдье в начале 80-х годов прошлого столетия для количественной и качественной характеристики социальных связей общества. В дальнейшем оно стало приобретать все большую ценностную окраску как понятие, отражающее меру гуманности общества. Считается, что социальный капитал определяет нормы доверия и поведения в обществе, содействует распространению знаний и инноваций, дает основу для сотрудничества. Страны с высокой степенью общественного доверия политически стабильны, имеют устойчивую экономику, риски социальных конфликтов и насилия в них практически отсутствуют.
Ред.: — Что общего и отличного в понятиях «человеческий капитал» и «социальный  капитал»?
Н.М.: — Человеческий капитал обычно определяется как совокупность знаний, умений, навыков, использующихся для удовлетворения потребностей человека. Первоначально под ним понималась лишь совокупность инвестиций в человека, повышающая его способность к труду, — образование и профессиональные навыки. В последнее время  в него включают затраты на обеспечение всей жизнедеятельности человека (питание, одежду, жилище, здравоохранение, культурный досуг и т.д.). Понятие «человеческий капитал» характеризует, с одной стороны, меру социализации индивида, формирования личности, с другой — меру овладения индивидом профессиональными знаниями, умениями, навыками. Связь человеческого и социального капитала в данном случае проявляется в том, что социализация индивида связана с соответствующими общественными отношениями — экономическими, политическими, правовыми, нравственными, эстетическими и др. Вместе с тем формирование гармоничной личности (важнейшая предпосылка человеческого капитала), в свою очередь, неизменно предполагает совершенствование самого общества, всей системы общественных отношений. О «человеческом капитале» писал  еще Карл Маркс. Относительно недавно американцы Теодор Шульц и Гари Беккер  получили Нобелевскую премию за выявление механизмов влияния человеческого
капитала на экономику.
Сейчас интенсивно изучается влияние социального капитала на различные сферы человеческой деятельности. В этой связи нельзя не отметить заслугу американского философа Фрэнсиса Фукуямы, который в своих многочисленных публикациях популяризировал данный вопрос. Так, в книге «Доверие» он раскрывает особенности японской, французской и американской экономик исходя из специфики социального капитала в этих странах.
Ред.: — Можно  ли оценивать, измерять социальный капитал?
Н.М.: — В современной социологии определяющее значение приобретает  выявление системы индикаторов, позволяющих оценивать состояние,  тенденции развития тех или иных сторон социального капитала. Охарактеризовать предпосылки становления и развития социального капитала не представляет принципиальных трудностей. В качестве таковых считаются общественные институты, социальные сети, ассоциации, общепризнанные нормы, правила, которым подчинена жизнь в гражданском обществе. Другое дело, проявление социального капитала в таких формах, как коллективизм, нравственные ценности, способы поведения. В методологическом отношении в данном случае используется принцип сравнения, составляющий, как известно, основу классической теории измерения.
Социальный капитал все в большей степени оценивается с этической  точки зрения, поскольку оправданно считается, что это важнейшая  форма существования доверия. Здесь следует обратить внимание на то, что хотя этика традиционно видит свой предмет в индивидуальной ответственности, индивидуально ответственном поведении, но в жизни человек узнает себя, оценивает свои желания всмотревшись в Другого. Когда индивиды, каждый из которых стремится к высшему благу, встречаются, высшее благо становится  не только общим, объединяющим их намерения  началом, но одновременно и его источником. Как оправданно замечает академик А.А.Гусейнов: «До того, что собой представляет наилучшее для меня, я могу добраться через наилучшее для всех». Таким образом, социальный капитал, состояние нравственности и уровень доверия в обществе тесно взаимосвязаны и могут характеризовать друг друга. Это, однако, многозначная связь, здесь трудно выстроить линейную причинно-следственную цепочку.
Ред.: — В наше время уровень доверия в мире заметно уменьшился. С чем это связано?
Н.М.: — Социальные, экономические кризисы, отчужденность чиновников от реалий жизни, отсутствие должной борьбы с коррупцией мотивируют кризис доверия, который, в свою очередь, усиливает такие негативные явления, как  подозрительность, цинизм, распространение различных мифов. Эти процессы, если не принять соответствующих мер, самовоспроизводятся и ведут  к регрессу в различных сферах общества. Особую значимость имеет поддержание доверия граждан к органам власти — это важнейшая предпосылка стабильности государства, устойчивого развития общества. Главными факторами повышения доверия граждан к власти остаются профессионализм чиновников, обоснованность их деятельности с позиций социальных и национальных интересов, прозрачность доходов и образа жизни.
Ред.: — Как вы полагаете, на что следует  обратить особое внимание для поддержания и развития доверия в азербайджанском обществе?
Н.М.: — Вообще, доверительное гражданское общество можно представить как воплощение идей Людвига Фейербаха. Согласно его философии, человек может относиться к себе как к Богу, когда видит божественное в другом человеке. Понятно, что этот высокий идеал требует для реализации существенных усилий. Развитие социального капитала исторически происходило стихийно, сейчас могут создаваться и поддерживаться условия для целенаправленного развития социального капитала. Ключевое значение, прежде всего, имеет соблюдение социальной справедливости. Для доверия необходимо знание друг друга, определенное психологическое единство, общность целей, взаимопонимание. И эти предпосылки могут создаваться усилением коммуникации, расширением социальных сетей и, самое главное, благодаря формированию системой образования, средствами массовой информации, литературой и искусством должной гуманной атмосферы в обществе.
В Азербайджане обоснованно исходят еще из того, что общество имеет мультикультурный, многоконфессиональный характер. И культурное разнообразие без усиления взаимного доверия может вести к возрастанию рисков политических, идеологических, национальных конфликтов. Одной из главных задач поэтому становится создание атмосферы доверия, относящейся не только к «своим», но и к «другим» национальным, религиозным группам.  Огромную системную работу в данном направлении ведет высшее руководство страны, Фонд Гейдара Алиева, а также Министерство культуры и туризма, Национальная комиссия Азербайджанской Республики по делам ЮНЕСКО. Развернутая в Республике последовательная, уникальная деятельность в гуманитарной сфере высоко оценивается авторитетными международными структурами. И совершенно не случайно, что Организация Объединенных Наций доверила Азербайджану проведение в 2016 году в Баку VII Глобального форума Альянса цивилизаций. У меня нет сомнений, что Азербайджан на высоком уровне проведет это масштабное мероприятие.

Беседу вел главный редактор газеты «Бакинский рабочий» Рахман Гаджиев

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»