ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

РетроспективаРетроспектива
Чингиз Абдуллаев: «Посадка 650 тысяч деревьев —  замечательная идея, которую должны поддержать все граждане нашей страны»Чингиз Абдуллаев: «Посадка 650 тысяч деревьев — замечательная идея, которую должны поддержать все граждане нашей страны»
С заботой о молодых людях с инвалидностьюС заботой о молодых людях с инвалидностью
Исторический саммит: каким лидеры видят будущее тюркского мира?Исторический саммит: каким лидеры видят будущее тюркского мира?

спорт

Дмитрий Назаров: «Мне нравится в «Ауэ»Дмитрий Назаров: «Мне нравится в «Ауэ»
Джозеф Родон: «У сборной Азербайджана свой стиль»Джозеф Родон: «У сборной Азербайджана свой стиль»
Годы мастеру не помехаГоды мастеру не помеха
Ничья в Будапеште, или Украденное у Азербайджана очкоНичья в Будапеште, или Украденное у Азербайджана очко

Политика

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
31 мая, 2019

12 мая этого года исполнилось 25 лет с того времени, как в армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Заключая тогда это чрезвычайно важное соглашение, Азербайджан исходил из того, что прекращение военных действий на линии фронта создаст благоприятные условия для дальнейшей активизации переговорного процесса и будет способствовать достижению в ближайшем будущем политического решения конфликта.

Однако деструктивная политика армянских властей, поддерживаемая радикально-националистическими слоями общества и диаспорой, стала главной преградой на этом пути. Все эти годы армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт был и продолжает оставаться серьезной угрозой миру и безопасности в регионе и препятствует полноценному сотрудничеству стран Южного Кавказа.

 

По мнению сообщества политических экспертов, сегодня мир становится все более непредсказуемым, во многих его частях возрастают риски, угрозы, кровавые конфликты, непримиримые противостояния приобретают острый характер, и этому не видно конца. Словом, на  наших глазах рушится однополярный миропорядок. Обостряется противостояние мировых и региональных акторов, нарушаются основополагающие принципы международного права, бездействуют международные структуры, ответственные за мир и безопасность. В этих сложных условиях государства используют различные стратегии, направленные на защиту национальных интересов. Азербайджан, в частности, как полноправный член Движения неприсоединения, проводит взвешенный и независимый внешнеполитический курс, направленный на развитие отношений сотрудничества со всеми государствами.

За годы независимости сбалансированная внешняя политика, прагматичное использование нефтегазовых ресурсов и социально ориентированная внутренняя политика превратили Азербайджан в современное стабильное государство, пользующееся заслуженным уважением во всем мире. Однако доставшийся в наследство от бывшего Советского Союза армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт, урегулирование которого является важнейшим приоритетом внешней политики Азербайджанского государства, все еще ждет своего окончательного и справедливого решения. Чтобы постичь сущность его истоков, причины и нынешнюю конъюнктуру, необходимо рассмотреть этот конфликт в первую очередь в контексте переселенческой политики Российской империи и советской власти на Южном Кавказе.

Как известно, с начала XVIII века территория Южного Кавказа превратилась в арену ожесточенной борьбы между тремя крупными империями региона — Османской империей, Ираном и царской Россией. Процесс завоевания Россией Южного Кавказа начался с Каспийского похода Петра I, завершившегося присоединением прикаспийского побережья (1722—1723), но после прихода к власти Надир шаха Россия была вынуждена покинуть эти территории. Она заново вернулась к плану Петра I по завоеванию Южного Кавказа только лишь после смерти Надир шаха в 1747 году. При этом следует особо отметить, что важным элементом этого плана была переселенческая политика, нацеленная на создание буферного христианского государства на Южном Кавказе. Императрица Екатерина II, руководствуясь стратегией Петра I, усердно продолжала эту политику. Полноценная реализация этого плана стала возможной только по окончании русско-иранских войн (1804—1813; 1826—1828 годы) и окончательного завоевания Россией Южного Кавказа.

Заключив в 1828 году с Ираном Туркманчайский договор, Россия осуществила первую волну армянских переселений на территорию Южного Кавказа, а точнее, на исконно азербайджанские земли бывших Карабахского, Нахчыванского и Иреванского ханств. Операцией руководил посол России в Иране поэт Александр Грибоедов, который в своей «Записке о переселении армян из Персии в наши области» писал: «Армяне большей частью поселены на землях помещичьих мусульманских. Летом это еще можно было допустить. Хозяева, мусульмане, большей частью находились на кочевьях и мало имели случаев сообщаться с иноверными пришельцами». При этом Грибоедов предупреждал о возможных в будущем конфликтах между армянскими пришельцами и местными мусульманами (из статистики Камерального Описания видно, что мусульманами были в основном тюрки, то есть азербайджанцы): «Также мы с ним (князем Аргутинским — Р.М.) немало рассуждали о внушениях, которые нужно сделать мусульманам, чтобы помирить их с нынешним их отягощением, которое не будет долговременно и искоренит из них опасение насчет того, что армяне завладеют навсегда землями, куда их на первый раз пустили»!1

Переселение армян в Карабах, Иреван и Нахчыван было детально описано русским писателем и историком С.Н.Глинкoй в «Описании переселения армян аддербиджанских в пределы России, с кратким предварительным изложением исторических времен Армении», изданном в 1831 году в Москве. С 26 февраля по 11 июня 1828 года, то есть в течение трех с половиной месяцев, сюда из Персии было переселено 8249 армянских семейств, или, по меньшей мере, 40 тысяч армян.2 В следующие несколько лет в эти три бывших ханства из Османской империи было переселено еще 90 тысяч армян.3

В 1911 году еще один русский автор Н.Шавров писал: «Из живущих в настоящее время в Закавказье 1 миллиона 300 тысяч армян свыше одного миллиона не является коренным населением, а переселено нами». «Армяне размещались в основном на благодатных землях Елизаветполя и Эриванской губернии, где их было ничтожно мало. Нагорная часть Елизаветпольской губернии (Нагорный Карабах) и берега озера Гейча были заселены этими армянами».4

Вторая волна последовала после подписания между Россией и Османской империей в 1829 году Адрианопольского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну 1828—1829 годов. По условиям этого соглашения Россия также переселила на вышеуказанные территории многочисленные армянские семьи, проживавшие на территории Османской империи.

Таким образом, за счет этих переселений в регионе процентное соотношение армян по отношению к местному мусульманскому населению было искусственно изменено. Суть же объективных и субъективных условий, создающих благоприятную почву для этого процесса, заключалась в том, что усилия монофизитной армянской церкви по созданию национального государства совпадали с колониальными интересами Российской империи: Россия оказывала помощь переселению армян из Ирана и Турции на Южный Кавказ и созданию в дальнейшем там отдельной армянской области, граничащей с Турцией и Ираном, а, в свою очередь, на армян возлагалась обязанность стать преданными союзниками царской России в регионе, т.е. ее форпостом.

Советское руководство, которое продолжало проармянскую политику царской России, также осуществляло в отношении азербайджанцев политику дискриминации на этнической почве. Главный фактор, предопределивший трагедию, проистекал из антитюркских настроений и опасений, связанных с Турцией, укоренившихся в сознании некоторых руководителей советского государства.

Эта враждебность, неявно ставшая составляющей частью советской идеологии и политики, с одной стороны, имела глубокие исторические корни, была обусловлена многовековым противостоянием Российской и Османской империй, а с другой — постоянно и целенаправленно подогревалась армянским лобби и проармянскими кругами в Москве. Не секрет, что традиционно идеологи армянского шовинизма высказывали открытые претензии к Турции и Азербайджану, рассматривая Восточную Анатолию, Нахчыван, Карабах и Зангезур в качестве областей некогда «великой Армении», простирающейся от моря до моря. При советской власти армяне получили возможность присоединить к себе территорию Зангезура и добиться автономии для армян Карабаха, заложив тем самым основу для дальнейшего отторжения Нагорного Карабаха от Азербайджана. Таким образом, если в мае 1920 года территория Азербайджанской Республики, признанная Версальской мирной конференцией, составляла 114 тысяч квадратных километров, то за годы советской власти, особенно в 20-е годы, за счет передачи части ее территорий Армении, она сократилась до 86,6 тысячи квадратных километров. В результате Зангезур, Гейча и другие исконно азербайджанские земли оказались в составе Армении, а обширные территории, соединявшие Азербайджан с его историческим регионом — Нахчываном — и имеющие решающее значение, были отторгнуты, в результате чего Нахчыван был превращен в анклав.
Территория самой Армении при создании искусственного государственного образования на исконных землях Азербайджана составляла 9,6 тыс. кв.км. Сегодня за счет передачи советской властью азербайджанских земель Армении ее территория расширилась до 29,7 тыс. кв.км. Пытаясь реализовать т.н. национальную идею «от моря до моря», Армения вот уже более 25 лет удерживает под своей оккупацией 20% территории Азербайджана.

Следует также отметить, что действия армян не ограничились только лишь территориальными изменениями, также проводилась последовательная политика по изменению этнического состава населения, проживающего на территории Армянской ССР. В рамках этой политики в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР №4083 от 23 декабря 1947 г.5  была осуществлена  массовая депортация азербайджанцев из Армении в 1948—53 гг. и репатриация армян из-за рубежа в 1946—49 гг.     

Итак, переселенческая политика, осуществляемая царской Россией и советской властью на протяжении двух веков, привела к существенному изменению демографического ландшафта региона. Завершающим аккордом этого процесса стало изгнание в 1988—1993 годах более 250 тысяч азербайджанцев из Армении и около 700 тысяч азербайджанцев из Нагорного Карабаха и семи оккупированных районов Азербайджана. Следовательно, армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт прежде всего необходимо рассматривать как логический результат и очередной этап политики депортации, насильственного изгнания и геноцида, осуществляемой против этнических азербайджанцев. Эта гнусная политика, которая является составной частью армянской национальной идеи, была направлена на то, чтобы после этнической чистки захваченных азербайджанских территорий присоединить эти земли к Армении.

Следует отметить, что начиная с 1998 года по инициативе общенационального лидера Гейдара Алиева 31 марта ежегодно в стране отмечается как День геноцида азербайджанцев. Президент Азербайджана Ильхам Алиев в одном из своих обращений к азербайджанскому народу в связи с 31 марта — Днем геноцида азербайджанцев — отметил, что «хотя эта дата непосредственно связана с резней и погромами, учиненными в конце марта 1918 года армянскими вооруженными формированиями против азербайджанцев, ее хронология значительно шире. Цель политики, около двухсот лет проводимой армянскими националистами против нашего народа военными, политическими, идеологическими и другими средствами, заключалась в вытеснении и изгнании азербайджанцев из родных очагов, их физическом уничтожении и захвате новых территорий, создании мифического государства «великая Армения».6

При внимательном рассмотрении событий и разрушительных процессов, происходивших в СССР в конце 1980-х годов под названием «перестройка», понимаешь всю искусственную сущность надуманной «нагорно-карабахской проблемы». С отстранения одного из высших руководителей СССР Гейдара Алиева от власти в тот период была создана благоприятная политическая почва для осуществления вывода Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) из состава Азербайджана и интеграции ее в Армению ультранационалистическими кругами Армении и их покровителями в Кремле и зарубежных странах. Тогдашнее руководство СССР во главе с М.Горбачевым, вместо выполнения своего конституционного долга и обязанностей, защиты законности, избрало путь покровительства сепаратистским устремлениям армянских националистов. 

Именно в этом ключе надо анализировать события, произошедшие в феврале 1988 года в городе Сумгайыт. Вот уже более 30 лет армянская сторона пытается представить эти события в своей собственной интерпретации и категорически отказывается принять результаты расследования Комитета государственной безопасности и Прокуратуры бывшего СССР, которые неопровержимо и убедительно доказывают, что истинными организаторами сумгайытских событий были сами армяне при «молчаливом согласии» власти предержащих в Кремле.

Так, в частности, из следственных материалов становится ясно, что ранее трижды судимый и проведший в заключении в общей сложности 9 лет, 2 месяца и 13 дней армянин Эдуард Робертович Григорян являлся главным подстрекателем толпы. Он направлял группировки, в основном состоявшие из несовершеннолетних лиц и различных криминальных элементов, по адресам проживания армян, отказывавшихся платить сепаратистскому комитету «Карабах» и обществу «Крунк». Следствием также установлено, что, принимая активное участие в грабежах и других преступлениях, Э.Григорян лично совершил убийство шестерых армян. Задержанный случайным образом в качестве свидетеля, он был опознан армянской семьей — сестрами Мариной и Кариной Межлуманян и их матерью Розой Межлуманян. Позднее следствие, проведенное правоохранительными органами Азербайджана, однозначно установило, что наравне с Э.Григоряном активное участие в беспорядках принимали также и два его брата.7

Однако после сумгайытских событий Э.Григорян недолго сидел за решеткой. Россия выдала его властям Армении в 1991 году для дальнейшего отбывания срока наказания в этой стране, однако после экстрадиции в Ереван Э.Григорян был освобожден и, немного побыв на «исторической родине», уехал в Россию. «Правоохранительные органы Азербайджана неоднократно обращались в соответствующие структуры Российской Федерации, высылали запросы, писали о том, что Э.Григорян, избегая заслуженного наказания, живет в Сергиевом Посаде», но «официальная Москва до сих пор не дала внятного ответа на этот запрос и продолжает укрывать преступника, совершившего преступления против человечества».8

В то же время следствием было также установлено, что к организации беспорядков в Сумгайыте приложили руку и спецслужбы СССР. Так, в результате следственных мероприятий, проведенных в 1989—1990 годах, были выявлены материалы, подтверждающие участие правоохранительных органов СССР в этом преступлении, «но следственная группа Прокуратуры СССР не стала расследовать эту информацию, а наоборот, утаила и скрыла все материалы и факты, способные изобличить истинных организаторов беспорядков. Кроме того, все лица с армянской фамилией, задержанные в ходе сумгайытских событий, были приписаны к потерпевшим и отпущены на свободу, в результате чего большое количество виновных избежало наказания».9

Таким образом, в результате преступных действий М.Горбачева и его окружения армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт постепенно перерос в полномасштабное вооруженное противостояние между двумя народами и впоследствии стал одним из катализаторов процесса распада Советского Союза.

К сожалению, в то время, когда начались эти трагические события, тогдашние азербайджанские руководители-коммунисты (К.Багиров, А.Везиров, А.Муталибов) и лидеры Народного фронта (А.Алиев (Эльчибей) и другие) продемонстрировали отсутствие твердой позиции, безответственность и непрофессионализм. Судьба Нагорного Карабаха была забыта, внутренние тяжбы, борьба за власть в Азербайджане были поставлены над общенациональными интересами, что в дальнейшем в немалой степени способствовало оккупации азербайджанских территорий.    

Как известно, в период с февраля 1988-го и до конца 1991 г. армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт рассматривался как внутренняя проблема СССР, однако после его дезинтеграции и восстановления независимости Азербайджана и Армении этот конфликт быстро интернационализировался и стал межгосударственным. Он превратился не только в международную проблему и точку столкновения различных региональных и мировых акторов и их интересов, но и стал механизмом воздействия и давления на противоборствующие стороны.

Между тем хотелось бы отметить, что после распада Советского Союза международные границы Азербайджана (как и границы других союзных республик) были признаны мировым сообществом на основе принципа uti possidetis juris, т.е. в рамках его бывших административных границ, существовавших на момент получения им независимости. Это нашло отражение также и в Соглашении о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года.

Так, в соответствии со статьей 5 этого соглашения «Высокие Договаривающиеся Стороны признают и уважают территориальную целостность друг друга и неприкосновенность существующих границ в рамках Содружества».10 Следует при этом напомнить, что это соглашение было подтверждено протоколом, подписанным в Алма-Ате 21 декабря 1991 года одиннадцатью бывшими союзными республиками, включая Азербайджан и Армению.11

30 января 1992 года Азербайджан стал членом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ, с 1 января 1995 года было переименовано в ОБСЕ), а 2 марта 1992 года — Организации Объединенных Наций (ООН). На Хельсинкской дополнительной встрече Совета министров СБСЕ, состоявшейся 24 марта 1992 года, была заложена основа Минского процесса, и, в частности, было принято решение как можно скорее созвать конференцию по Нагорному Карабаху под эгидой СБСЕ. Она должна была стать постоянно действующим форумом для переговоров с целью мирного урегулирования кризиса на основе принципов, обязательств и положений СБСЕ.12 Одновременно в документе отмечалось: «Избранные и другие представители Нагорного Карабаха будут приглашены на Конференцию ее Председателем в качестве заинтересованных сторон после консультаций с участвующими в Конференции государствами».13 Под указанными здесь избранными и другими представителями Нагорного Карабаха подразумевались представители армянской и азербайджанской общин Нагорно-Карабахского региона Азербайджана. Именно эти общины рассматривались в документе в качестве заинтересованных сторон. В то же время при достижении соответствующего согласия может быть рассмотрено приглашение обеих общин Нагорно-Карабахского региона в качестве заинтересованных сторон на Минскую конференцию, которую предполагается созвать после вывода вооруженных сил Армении с оккупированных территорий Азербайджана.14

Необходимо также отметить, что еще в 1992 году в ответ на некоторые необоснованные претензии Армении председатель Минской группы выступил с заявлением о равенстве азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха: «Председатель от Италии в ходе проведенных им консультаций не выявил консенсуса среди остальных стран Минской группы относительно тезиса Армении, согласно которому мандат от 24 марта позволяет ему отдать армянской стороне Нагорного Карабаха формальный приоритет перед азербайджанской стороной или даже называть первую сторону «избранными представителями» (Информационное письмо СБСЕ №279, Прага, 15 сентября 1992 года)». Очевидно, ясность в этот вопрос была внесена еще в 1992 году, на начальном этапе возникновения Минской группы, когда было заявлено, что обе общины Нагорного Карабаха обладают равными правами» .15

Итак, возвращаясь к событиям начала 1992 года, можно упомянуть, что проведение мирной конференции по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в Минске было сорвано активизацией военных действий и захватом армянскими вооруженными формированиями в мае 1992 года Шуши и Лачина. «С падением Шуши, в которой все еще проживало азербайджанское население, была завершена чистка бывшей НКАО по этническому признаку, а с захватом Лачина, приграничного с бывшей НКАО азербайджанского района, военные действия перекинулись за пределы территории бывшей автономной области. К концу 1993 года были оккупированы еще шесть граничащих с бывшей НКАО азербайджанских районов (Кяльбаджар, Агдам, Физули, Джебраил, Губадлы и Зангилан), а их азербайджанское население было изгнано из мест постоянного проживания. Следовательно, к 12 мая 1994 года, когда вступило в силу соглашение о прекращении огня, территория бывшей НКАО и семи близлежащих районов находилась вне контроля азербайджанской стороны».16

Таким образом, в результате армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта был нанесен огромный материальный и моральный ущерб Азербайджану. «В 1988—1993 годах в Карабахе было разрушено 900 населенных пунктов, 150 тысяч домов, 7 тысяч общественных зданий, 693 школы, 855 детских садов, 695 медицинских учреждений, 927 библиотек, 44 храма, 9 мечетей, 473 исторических памятника, дворца и музея, 40 тысяч музейных экспонатов, 6 тысяч промышленных и сельскохозяйственных предприятий, 160 мостов и других инфраструктурных объектов». В результате этого конфликта в период военных операций 20 тысяч азербайджанцев погибли, 50 тысяч стали инвалидами, около 4 тысяч азербайджанцев пропали без вести, более 2 тысяч азербайджанцев были взяты армянами в плен и заложники.17

В связи с оккупацией азербайджанских территорий в 1993 году Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции (822 (1993), 853 (1993), 874 (1993), 884 (1993)18. В этих резолюциях однозначно закреплена принадлежность Нагорно-Карабахского региона Азербайджану. В то же время они подтверждают суверенитет и территориальную целостность Азербайджанской Республики, нерушимость ее международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территорий. Незамедлительное прекращение всех военных действий и немедленный, полный и безоговорочный вывод участвующих в конфликте оккупационных сил из всех оккупированных районов Азербайджанской Республики являются одним из требований этих резолюций. В то же время почти во всех резолюциях содержится обращение к генеральному секретарю и соответствующим международным учреждениям о предоставлении гуманитарной помощи пострадавшему гражданскому населению, а также оказании содействия беженцам и перемещенным лицам в вопросе их возвращения в места постоянного проживания.

Надо особо отметить, что эти резолюции и сегодня составляют правовую основу урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Важное значение этим резолюциям придавал и общенациональный лидер Гейдар Алиев, который после возвращения к власти в июне 1993 года стал предпринимать решительные шаги в деле урегулирования конфликта в соответствии с принципами и нормами международного права. В первую очередь в стране была восстановлена общественно-политическая стабильность, на основе единого плана началось строительство боеспособной регулярной армии, была реализована сбалансированная внешняя политика. Начали осуществляться крупные энергетические проекты, в частности, в сентябре 1994 года был подписан «Контракт века» об эксплуатации нефтяных месторождений в азербайджанском секторе Каспия. Азербайджан также стал на путь смелых экономических реформ и стремительного социально-экономического развития.

В декабре 1994 года на Будапештском саммите ОБСЕ удалось добиться существенного продвижения на пути урегулирования конфликта. В частности, был определен вопрос o сопредседательстве в Минской группе, впервые было принято решение о создании миротворческих сил ОБСЕ и, в случае достижения соглашения, — вводе этих сил в регион. В то же время «по соглашению о прекращении огня был разработан временной график вывода войск Армении с оккупированных территорий Азербайджана, служащий специальным дополнением к данному соглашению. В соответствии с этим графиком должен был быть обеспечен вывод оккупационных сил Армении с территорий Азербайджана».19

Следующим важным этапом в переговорном процессе стал Лиссабонский саммит ОБСЕ 1996 года, где  сопредседателями Минской группы были рекомендованы следующие три принципа, которые должны были стать частью урегулирования нагорно-карабахского конфликта: 1) «территориальная целостность Республики Армения и Азербайджанской Республики; 2) правовой статус Нагорного Карабаха, определенный в соглашении, основанном на самоопределении, предоставляющем Нагорному Карабаху самую высокую степень самоуправления в составе Азербайджана и 3) гарантированная безопасность для Нагорного Карабаха и всего его населения, включая взаимные обязательства по обеспечению соблюдения всеми сторонами положений урегулирования»20. Эти принципы были одобрены всеми государствами-членами, участвующими в Лиссабонском саммите  ОБСЕ, за исключением Армении. Однако эти принципы были упомянуты в Заявлении действующего председателя ОБСЕ и включены в документы Лиссабонского саммита ОБСЕ.

С начала 1997 года был учрежден институт тройного сопредседательства ОБСЕ (Россия — Франция — США) и противоборствующим сторонам было представлено несколько вариантов урегулирования конфликта в 1997—2001 гг. В частности, азербайджанская сторона согласилась принять для рассмотрения соглашение «О прекращении нагорно-карабахского вооруженного конфликта», представленное сопредседателями Минской группы ОБСЕ сторонам в сентябре 1997 года.

За основу этого соглашения был взят т.н. «поэтапный» подход к урегулированию, направленный на последовательную ликвидацию последствий вооруженного конфликта и определение в процессе Минской конференции статуса Нагорного Карабаха. Согласно плану, на первом этапе освобождались шесть районов вокруг Нагорного Карабаха, в регионе развертывалась операция ОБСЕ по поддержанию мира, перемещенное население возвращалось на освобожденные территории и восстанавливались основные коммуникации в зоне конфликта.

На втором этапе определялся статус Нагорного Карабаха, а также предусматривалось урегулирование положения вокруг Лачинского и Шушинского районов. Предварительное согласие с этим вариантом урегулирования выразил и тогдашний президент Армении Л.Тер-Петросян 21. 

Несмотря на резкую критику со стороны своих политических оппонентов в вопросе целесообразности принятия этого плана, он опубликовал в газете «Республика Армения» статью программного характера под названием «Война или мир: время призадуматься»22, где изложил основные тезисы своего видения проблемы. Тезисы этой статьи не утратили своей актуальности и сегодня.

Л.Тер-Петросян, в частности, подчеркивал, что нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован исключительно путем мирных переговоров; невозможно будет сохранить статус-кво на долгое время, так как этого не позволят ни мировое сообщество, ни экономический потенциал Армении; неурегулированность конфликта не выгодна Карабаху и Армении, поскольку это существенным образом препятствует экономическому развитию Армении и, следовательно, Карабаха, а в отношениях с международным сообществом и особенно с соседними странами создает осложнения, которые могут иметь фатальное значение; единственный вариант решения карабахского конфликта — компромисс, что означает не победу одной из сторон и поражение другой, а возможность достижения соглашения в условиях усталости от конфликта 23.

Касаясь заблуждений своих оппонентов, Л.Тер-Петросян полагал, что они ошибаются, считая, что «противником Карабаха является Азербайджан, который можно с легкостью поставить на колени», тогда как в действительности противником Карабаха является международное сообщество, которому был брошен вызов армянской стороной. Считая необоснованным утверждение о том, что «Карабах выиграл войну, следовательно, нет необходимости идти на какой-либо компромисс», он отмечал, что «Карабах выиграл не войну, а сражение», в то время как «войну выигрывают только тогда, когда противник капитулирует 24.

Встретившись с жесткой критикой своих подходов к урегулированию конфликта, Л.Тер-Петросян в своем заявлении на сессии Совета национальной безопасности Армении 8 января 1998 года вновь возвратился к вопросу сохранения статус-кво, т.к. большинство из его политических оппонентов склонялись к варианту сохранения статус-кво в надежде на то, что время будет работать в их пользу и карабахский вопрос решится сам по себе, а  мир рано или поздно смирится с ситуацией свершившегося факта25. Л.Тер-Петросян, не отрицая, что теоретически сохранение статус-кво, возможно, может быть лучшим вариантом, отмечал, что прежде чем выбрать этот путь, следует ответить на вопрос, сможет ли Армения, являющаяся единственным гарантом продолжающегося существования Карабаха, сохранить статус-кво на долгое время и поддержать свою собственную жизнеспособность, экономическое процветание и военную мощь, преодолевая в то же время лишения, связанные с блокадой, и выдерживая растущее международное давление 26.

По его мнению, неразрешенное состояние карабахского конфликта имеет негативное влияние на экономическое развитие Армении во многих отношениях, в частности:

* блокада вызывает примерно 30-процентное увеличение стоимости перевозки грузов в/из Армении;

* конфликт ограничивает значительный приток иностранных инвестиций в страну, так как возможность возобновления военных действий в Карабахе делает Армению зоной риска. В то же время рынок в три с половиной миллиона человек в Армении сам по себе не является привлекательным для иностранных инвесторов. В случае же урегулирования конфликта могут сформироваться условия для реализации крупномасштабных региональных проектов, которые гораздо привлекательнее для иностранного капитала, чем инвестиции, сделанные в одной конкретной стране, так как проекты, продвигающие косвенно региональную безопасность и стабильность, являются политически значимыми, а также экономически целесообразными;

* существование конфликта изолирует Армению от его непосредственных соседей, т.е. наиболее естественных и подходящих экономических партнеров — Азербайджана, Турции, которые имеют особую значимость для Армении как кратчайшие транзитные маршруты в Европу и арабские страны, Иран, Россию и Центральную Азию 27.

К сожалению, другие руководители Армении, которые не разделяли реалистических подходов Л.Тер-Петросяна к урегулированию конфликта, фактически вынудили его к отставке в феврале 1998 года. Это привело к тому, что Армения официально объявила об отказе от предложений по поэтапному урегулированию конфликта, и, таким образом, уникальная возможность разрешить этот конфликт двадцать лет назад была упущена.

Как известно, с середины 2000-х годов переговорный процесс ведется на основе так называемых Мадридских принципов, представленных противоборствующим сторонам на конференции ОБСЕ в Мадриде в 2007 году. Эти принципы были обновлены сопредседателями Минской группы и впервые обнародованы в заявлении глав государств — сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанном 10 июля 2009 года в итальянском городе Аквиль. Они базируются на трех основных принципах Хельсинкского заключительного акта, в частности:  неприменение силы или угрозы силой; уважение территориальной целостности государств, а также равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой28.

В то же время следует отметить, что армянская сторона часто упрекает Азербайджан в «пренебрежении» к принципам «неприменения силы или угрозы силой» и «равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой». В ответ на эти необоснованные упреки стоит еще раз обратиться к тексту Заключительного акта. Первое предложение статьи, касающейся принципа «неприменения силы или угрозы силой», гласит: «Государства-участники будут воздерживаться в их взаимных, как и вообще в их международных отношениях от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности (выделено мною — Р.М.), или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с настоящей Декларацией»29.

В связи с этим заметим, что, став независимым государством в 1991 году, Республика Армения формально отказалась от первоначальных призывов о присоединении Нагорного Карабаха к Армении, трансформировав их в требование о признании полного суверенитета так называемой «Нагорно-Карабахской Республики» (НКР), которая была самопровозглашена на территории бывшей НКАО Азербайджанской ССР. Армения, в том числе с прямым участием своих вооруженных сил, оказывая этому незаконному образованию всестороннюю помощь, оккупировала семь прилегающих к бывшей НКАО административных районов и провела этнические чистки, в результате которых сотни тысяч мирных жителей были изгнаны из своих домов и родных мест, а несколько тысяч погибли. Сегодня же Армения ссылается на принцип «неприменения силы или угрозы силой», забывая о том, что в свое время сама, игнорируя этот принцип, применила силу и нарушила территориальную целостность своего соседа — Азербайджанской Республики. В этом контексте также необходимо упомянуть еще один принцип Хельсинкского заключительного акта — о «нерушимости границ», согласно которому государства-участники должны рассматривать нерушимыми все границы друг друга, «воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы», а «также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника»30.

Что касается принципа  «равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой», то в Хельсинкском Заключительном акте, в частности, отмечено, что «государства-участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств (выделено мною — Р.М.)»31. То есть речь идет о том, что в современном мире существуют детально разработанные формы мирного сосуществования, в рамках которых принцип «равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой» не конфликтует с принципом территориальной целостности государств. В частности, проводившиеся в свое время референдумы в Квебеке (Канада), Северной Ирландии и Шотландии (Великобритания) базировались на определенных нормативных актах (в отличие от т.н. «референдума» в Каталонии), которые были разработаны и приняты центральными правительствами этих государств. Очевидно, что агрессивный сепаратизм с применением силы и отторжением территорий, а также этнической чисткой мирного населения не соответствует содержанию принципа «равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой» Хельсинкского заключительного акта.

Возвращаясь к Мадридским принципам, отметим, что они предусматривают также шесть элементов, предложенных президентами стран — сопредседателей Минской группы в 2009—2012 годах:
1) возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана; 2) предоставление промежуточного статуса для Нагорного Карабаха, обеспечивающего гарантии безопасности и самоуправления; 3) обеспечение коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом; 4) определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления; 5) возвращение всех внутренне перемещенных лиц и беженцев в места прежнего проживания и 6) международные гарантии безопасности и проведение миротворческой операции32. По своей сути Мадридские принципы представляют собой поэтапное движение к урегулированию конфликта — своего рода «дорожную карту». После их согласования стороны могут начать работать над мирным договором.

В рамках Мадридских принципов конструктивный подход азербайджанской стороны сводится к ликвидации на первом этапе последствий конфликта, т.е. к постепенному освобождению оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха и возвращению вынужденных переселенцев к местам их постоянного проживания. Естественно, одновременно с освобождением оккупированных территорий должны быть предприняты меры по обеспечению безопасности для армянской общины Нагорного Карабаха и азербайджанцев, которые вернутся на освобожденные от оккупации территории, в том числе и в Нагорный Карабах. Азербайджан в увязке с вопросом открытия коммуникаций в Нахчыван также готов рассматривать в духе конструктивизма и международных норм проблему обеспечения наземной связи Нагорного Карабаха с Арменией. Более того, начало освобождения оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха способно стать катализатором и других процессов, связанных с открытием границ, нормализацией армяно-турецких отношений и вовлечением Армении в региональные инфраструктурные проекты.

В понимании официального Баку только после завершения этих процессов и снижения остроты противостояния в рамках равноправного диалога армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха может начаться политико-правовой процесс определения будущего статуса региона, и лишь решения, принятые в результате такого процесса, могут считаться легитимными как в Армении, так и в Азербайджане.

В этом контексте представляется исключительно важным, чтобы сопредседатели официально признали необходимость безоговорочного возвращения оккупированных территорий вокруг Карабаха взамен принятия соответствующих мер безопасности, что, кстати, нашло свое отражение в решениях ряда международных организаций, включая ОБСЕ. Надо полагать, что совместное признание этого очевидного факта со стороны США, России и Франции существенно ограничило бы пространство для неконструктивных маневров со стороны Армении и, несомненно, способствовало бы интенсификации переговорного процесса.

В этой связи возникает закономерный вопрос: почему международные посредники, с одной стороны, признают территориальную целостность и поддерживают нерушимость границ Азербайджана, а с другой — не предпринимают никаких действенных мер в отношении Армении, высказывая лишь готовность стать гарантами мирного урегулирования конфликта в случае самостоятельного достижения Азербайджаном и Арменией взаимоприемлемых компромиссов. Пытаясь ответить на этот вопрос, некоторые ссылаются на консенсусный характер принятия решений в ОБСЕ (на сегодняшний день единственной международной организации, имеющей мандат на урегулирование этого конфликта), что делает фактически невозможным выработку единого подхода к урегулированию конфликта, который посредники могли бы попытаться «навязать» противоборствующим сторонам.

Однако надо заметить, что трудности ОБСЕ заключаются не столько в консенсусном характере принятия решений, сколько в неспособности ведущих акторов достичь взаимопонимания в вопросах трактовки положений Хельсинкского заключительного акта и других основополагающих документов ОБСЕ. Например, как отмечается в промежуточном докладе Группы мудрецов об украинском кризисе, противоречивые представления стран — членов ОБСЕ о происходящих событиях подрывают идею о неделимости безопасности, что в отсутствие консенсуса в вопросах безопасности и сотрудничества приводит к слабости ОБСЕ как организации33. С сожалением приходится констатировать: чтобы признать необходимость однозначного соблюдения приоритета территориальной целостности государств Европе понадобилось дождаться событий в Украине.

Между тем, именно позиция западных стран, в первую очередь США, способствовала зарождению «посткосовского мира», в котором «двойные стандарты» фактически стали не исключением, а главным правилом международных отношений. Мне уже приходилось писать о двойственной позиции Запада в контексте применения принципа территориальной целостности в отношении конфликтов на постсоветском пространстве34. И хотя в некоторых европейских странах, особенно после событий в испанской Каталонии, растет понимание опасностей, связанных с проявлениями агрессивного этнического сепаратизма, «верховенство права в мировых делах западные государства пытаются подменить неким «порядком», основанным на правилах», которые «определяются в зависимости от политической целесообразности и являют собой образец двойных стандартов»35. Ярким примером такого подхода может служить решение Президента США Д.Трампа в одностороннем порядке признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами, являющимися частью международно признанной территории Сирии.

Совсем не случайно, что это решение Д.Трампа, вызвавшее осуждение во многих странах, расценили в Армении как начало процесса замены в международных отношениях принципа неприкосновенности и целостности границ принципом «ситуации, сложившейся на месте, и факта, свершившегося на месте»36. Следует отметить, что попытка использования армянской стороной пресловутого фактора «военно-политических реалий» (т.е. оккупированных территорий) в качестве самого главного аргумента при определении статуса Нагорного Карабаха и основного средства давления на Азербайджан началась сразу после заключения соглашения о режиме прекращения огня.

Справедливости ради стоит отметить, что, несмотря на это давление, вопрос о международном признании так называемого «второго армянского государства» в практической плоскости никогда не ставился. Непонятно о каком признании может идти речь, если Армения сама не смеет признать независимость Нагорного Карабаха, а международное сообщество посредством многочисленных резолюций уже однозначно дало понять, что этого никогда не произойдет! Не случайно новое армянское руководство в лице Н.Пашиняна, понимая это, старается под надуманными предлогами вовлечь представителей непризнанного режима к переговорному процессу.

К сожалению, армянская сторона, используя то, что переговорный процесс уже многие годы базируется на принципе «согласовано все или ничего», фактически сводит суть урегулирования к определению будущего статуса Нагорного Карабаха, причем вне состава Азербайджана. Между тем право народов распоряжаться своей судьбой, на которое Армения ссылается, не предполагает вседозволенности и права менять границы как вздумается. В противном случае в мире сегодня не было бы национальных меньшинств, так как все они, даже мало-мальские, воспользовались бы правом на самоопределение, объявили себя независимыми субъектами мирового сообщества и попросили бы о международном признании. Армении придется смириться с тем, что самоопределение национальных меньшинств, каковым является армянское население Нагорного Карабаха, возможно только в рамках международного права и с учетом территориальной целостности Азербайджана.

Стоит добавить, что Нагорный Карабах, как часть Азербайджана, признан также сопредседателями Минской группы ОБСЕ, использующими в своих заявлениях, наряду с армянским названием, также историческое название Ханкенди, проводящими встречи не только с фактическими лидерами армянской общины, но и с руководителями азербайджанской общины Нагорного Карабаха и называющими свое посещение региона с территории Азербайджана «пересечением не границы, а линии соприкосновения войск». В резолюциях Совета Безопасности ООН Нагорный Карабах фигурирует как «Нагорно-Карабахский регион Азербайджанской Республики». Аналогичные формулировки можно встретить также в документах других международных организаций. Если в Армении так и не научились читать между строк и замечать все эти нюансы, то для того, чтобы понять, что мировое сообщество их не поддерживает, пусть хотя бы обратятся к документам, где об этом сказано открыто, без всяких намеков.

Все эти годы армянское общество жило надеждой на скорое закрепление в дипломатической сфере «победы», одержанной на поле боя. Однако в руководстве этой страны так и не поняли, что, совершив против соседнего государства агрессию, оккупировав его территорию, проведя этнические чистки, варварски разрушив до основания города и села, Армения в действительности не победила, а проиграла! Она проиграла мир, упустив столько возможностей.

Чтобы понять это, достаточно сравнить сегодняшний Азербайджан с Арменией, оценить разрыв в социально-экономическом развитии, который с годами будет еще больше увеличиваться.  В частности, по состоянию на конец 2018 года экономика Азербайджана в четыре раза превышает армянскую экономику, стратегические валютные резервы Азербайджана в 20 раз превышают аналогичные показатели в Армении, а количество населения — в 3,3 раза больше37.

К сожалению, армянское общество пока не нашло в себе силы, чтобы рационализировать свое отношение к конфликту и увидеть реальную экономическую выгоду от его справедливого урегулирования. Между тем в январе 2019 года берлинская штаб-квартира BE Berlin Economics GmbH подготовила финансируемое Европейским Союзом исследование под названием «Экономическое влияние урегулирования нагорно-карабахского конфликта на Армению и Азербайджан»38. Согласно публикации, основные экономические выгоды мира для Армении могут проявиться, в частности, в следующих областях:

* государственные финансы, т.к.  уменьшение военных и оборонных расходов может привести к экономии бюджетных средств, резкому сокращению дефицита бюджета и существенному увеличению расходов в социальной сфере;

* энергетика и водное хозяйство, т.к. объединение энергосистем двух стран сделает производство электроэнергии более дешевым, что было бы особенно полезным для Армении;

* финансовые рынки и инвестиции, т.к. разрешение конфликта приведет к увеличению прямых иностранных инвестиций, улучшению кредитного рейтинга и снижению процентных ставок;

* торговля, т.к. открытие границ с Азербайджаном и Турцией приведет к расширению двусторонней торговли и транзита, что позволит довести ежегодный экспорт Армении в Турцию до 123 миллионов долларов, а долю Турции в торговом обороте Армении до 13%.

Кроме известных экономических трудностей, испытываемых Арменией, стоит упомянуть и об ухудшении демографической ситуации, так, статистические данные свидетельствуют о старении населения, снижении рождаемости и росте уровня миграции, в частности, в 2017 году Армению покинули и не вернулись около 35—40 тысяч человек39. По мнению М.Бабаяна, ориентация молодежи на «уход в диаспору» означает, что «идеал Армении, выстроенный на войне и оккупации, не привлекает, тем более на фоне постоянной угрозы возобновления конфликта», тогда как  «люди — самый ценный капитал, и стабильный отток населения рано или поздно приведет к ослаблению и без того буксующей экономики Армении»40.

Конечно, Армения — не единственная страна, испытывающая проблемы с эмиграцией, тем более что в связи с глобализацией во всем мире резко сократились издержки, необходимые для смены страны проживания. Однако масштабная эмиграция, прежде всего, свидетельство того, что отъезд оказывается более простым решением, чем борьба за улучшение условий жизни внутри страны, т.к. демографические проблемы в первую очередь возникают из-за системных проблем: политических, экономических, социальных, морально-психологических и др. В случае с Арменией это напрямую связано с последствиями конфликта. Разительный контраст в реальных успехах «победившей» и «побежденной» стран еще раз свидетельствует о том, что армянским политикам уже давно пора обратить внимание на слова Б.X.Лиддел-Гарта, совершенно справедливо заметившего, что «победа в ее истинном значении подразумевает, что послевоенное устройство мира и материальное положение народа должны быть лучше, чем были до войны»41.

Страна, спровоцировавшая конфликт с Азербайджаном, еле сводит концы с концами, утрачивая потенциал национального суверенитета. И все это имеет место тогда, когда «мечта» сбылась. Пиррова победа дорого обходится армянскому обществу, которое оплатило все издержки, в том числе и кровью.

Армянскому обществу следует признать, что дорога к процветанию и прогрессу лежит через взаимодействие, а не через столкновения на почве надуманных различий, необоснованных притязаний. Политические лидеры Армении, руководители зарубежной диаспоры должны понять, что счастье, процветание и будущее армянского народа и государства связаны с гармоничным мирным сосуществованием с соседними государствами, поддержанием духа добрососедства. К примеру, послевоенный  европейский опыт продемонстрировал, что, несмотря на войны и лишения, можно и нужно достичь мира, основываясь на принципе территориальной целостности, суверенитета государств и защиты прав национальных меньшинств.

Руководству Армении и армянскому обществу давно надо признать обреченность и бесперспективность идеи о «независимом Арцахе», попытка реализации которой уже привела к кровопролитной войне и десяткам тысяч погибших с обеих сторон, осознать, что нагорно-карабахский конфликт «является как прямой, так и косвенной причиной отставания Армении, глубокой нищеты, утечки мозгов и, что наиболее важно, глубокой и укоренившейся зависимости Армении от других государств»42.

Сегодня Армении также необходимо признать, что сепаратистский режим, установленный на оккупированных территориях Азербайджана, существует в силу военной, политической, финансовой и иной поддержки со стороны Армении. Именно Армения осуществляет контроль над оккупированными территориями Азербайджана. Это подтверждено решением по делу «Чирагов и другие против Армении» Европейского суда по правам человека43.

В этом контексте следует напомнить, что Азербайджан неоднократно заявлял о том, что марионеточный режим, созданный Ереваном в оккупированном Нагорном Карабахе и семи прилегающих районах, широко практикует незаконную деятельность, грубо попирающую как законодательство Азербайджанской Республики, так и международное право. В последние годы опубликован ряд отчетов, в которых подробно рассматривается эта проблематика. 

Так, в 2016 году в отчете Министерства иностранных дел Азербайджанской Республики под названием «Незаконная экономическая и прочая деятельность на оккупированных территориях Азербайджана» содержится подробная информация об оккупации части территории Азербайджана и попытках ее аннексии, описывается нелегальная экономическая деятельность, основной целью которой является получение выгоды армянской политической элитой, а также указываются юридические последствия подобной противозаконной деятельности44. Данный отчет фактически стал первым документом, в котором в деталях рассматриваются факты, свидетельствующие о преступной сути оккупационного режима, установленного Арменией в Нагорном Карабахе.

При этом следует отметить, что если этот отчет был подготовлен в целом на основе информации из открытых источников, то в 2019 году было также опубликовано еще несколько работ, базирующихся на доселе неизвестных фактах.

В первую очередь хотелось бы отметить отчет, подготовленный государственной компанией Azercosmos и Министерством иностранных дел Азербайджанской Республики под названием «Незаконная деятельность на оккупированных Арменией территориях Азербайджана: доказательства со спутников»45.

Представленные снимки со спутников приведены в качестве доказательства того, что Армения эксплуатирует природные ресурсы на оккупированных территориях Азербайджана, меняет инфраструктуру региона, строит новые дороги и ирригационные системы, проводит масштабные сельскохозяйственные работы. При этом незаконная деятельность ведется и также в прилегающих к Нагорному Карабаху районах, где армянское население никогда не проживало.

Еще одной значимой работой, посвященной ситуации на оккупированных территориях Азербайджана, стала книга британского автора Г.Кейна, изданная под красноречивым названием «Нарко-Карабах»46.

В своем труде автор приводит многочисленные факты незаконной деятельности на оккупированных территориях Азербайджана. В частности, он подробно описывает широкий спектр преступлений, включающих торговлю наркотиками, беспощадную эксплуатацию природных ресурсов, контрабанду оружия, торговлю людьми, отмывание денег и др.

Уголовные дела, открытые в отношении бывшего президента Армении Роберта Кочаряна, а также ближайших родственников экс-президента Сержа Саргсяна, подтверждают данные Г.Кейна о преступной сущности прежних армянских властей и свидетельствуют о масштабных преступлениях, в которых были замешаны эти лица.

Очевидно, что независимые политики и эксперты, представители международных организаций и СМИ не должны оставаться безразличными к подобным исследованиям, проливающим свет на незаконную деятельность на оккупированных территориях Азербайджана. И тогда, возможно, двойным стандартам будет положен конец и соответствующие международные структуры примут более действенные меры для осуждения подобной преступной деятельности.

Понятно, что эту преступную деятельность окончательно можно пресечь, лишь добившись полной деоккупации азербайджанских территорий. Очевидно, что это не входило в планы ни Р.Кочаряна, ни С.Саргсяна, пришедших к власти на волне военных действий в начале 1990-х годов и свергнувших с поста президента Л.Тер-Петросяна, считавшего бесперспективным сохранение статус-кво. При всем этом надо отметить, что за время, прошедшее после 1993 года, Азербайджан значительно окреп не только экономически, превратившись в лидера Южного Кавказа, но и в военном отношении, что было продемонстрировано в начале апреля 2016 года, когда Азербайджанская армия освободила часть оккупированных территорий, действуя в ответ на провокации армянской стороны.

Надо полагать, что именно апрельские события 2016 года явились одной из причин очередной смены власти в Армении в результате т.н. «бархатной революции». Новое руководство Армении, которое пришло на смену криминальному режиму Кочаряна-Саргсяна, обещало народу борьбу с коррупцией и проведение социально-экономических реформ. После досрочных парламентских выборов 9 декабря 2018 г., на которых блок Н.Пашиняна «Мой шаг» одержал убедительную победу, а он 14 января 2019 г. был избран премьер-министром Армении, оптимисты заговорили о том, что именно Н.Пашинян, не имеющий карабахских корней и получивший мандат от армянского народа, сможет добиться урегулирования конфликта. Однако противоречивые заявления Н.Пашиняна говорят об обратном. Об этом свидетельствует тот факт, что одним из первых пиар-шагов премьер-министра стала отправка своего сына на службу на оккупированные территории Азербайджана и выдвижение ряда популистских заявлений относительно конфликта.

Парадокс в том, что, фактически отстаивая позиции руководителей прежнего криминального режима, Н.Пашинян активно включился в процесс урегулирования, став инициатором неформального общения с Президентом Азербайджана И.Алиевым «на полях» саммита СНГ в Душанбе 28 сентября 2018 г., в результате которого были достигнуты устные договоренности, способствовавшие установлению прямой линии связи между сторонами и некоторому снижению напряженности на линии соприкосновения войск. Затем состоялись еще две неформальные встречи (в Санкт-Петербурге 6 декабря 2018 г. и в Давосе 22 января 2019 г.), параллельно проводились встречи министров иностранных дел обеих стран.

В своих многочисленных выступлениях Н.Пашинян, затрагивая урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, выдвинул тезис о необходимости изменения формата переговоров и вовлечения т.н. «руководства Нагорного Карабаха» — а на самом деле марионеточного режима, учрежденного на оккупированных азербайджанских территориях — в переговорный процесс. Совершенно справедливо международные посредники отклонили попытку Н.Пашиняна в одностороннем порядке изменить формат переговоров, и армянской стороне пришлось вести переговоры 29 марта в Вене с азербайджанской стороной без привлечения представителей Нагорного Карабаха.

Таким образом, само участие премьер-министра Н.Пашиняна в этой официальной встрече, а также совместное заявление министров иностранных дел Армении и Азербайджана и сопредседателей Минской группы ОБСЕ по ее итогам еще раз подтвердили незыблемость существующего формата переговоров.

В этой связи следует заметить, что Президент Азербайджана Ильхам Алиев во время своих выступлений также затрагивает этот вопрос. Он, в частности, 30 апреля 2019 года в своей вступительной речи на заседании Кабинета Министров подчеркнул, что формат переговоров остается неизменным, а заявление сопредседателей Минской группы ОБСЕ от 9 марта еще раз свидетельствует о том, что есть только две стороны конфликта47. Президент также отметил, что «сегодня весь мир признает Нагорный Карабах как неотъемлемую часть Азербайджана. Ни одна страна не признает и, уверен, не признает самопровозглашенный режим. Наша позиция заключается в том, что этот конфликт должен найти решение на базе норм и принципов международного права, в рамках территориальной целостности нашей страны, на основе резолюций Совета Безопасности ООН, Хельсинкского заключительного акта»48. 

Стоит отметить, что вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта является серьезным фактором внутриполитической борьбы в Армении. Печальный пример Л.Тер-Петросяна даже по истечении многих лет продолжает пугающе действовать на любого политика, рискнувшего выступить за освобождение оккупированных территорий Азербайджана без решения вопроса о статусе Карабаха. Выступление с подобной позиции в Армении воспринимается как предательство национальных интересов. Поэтому неудивительно, что результаты последних переговоров в Вене были восприняты неоднозначно армянскими, а также рядом проармянских экспертов. Информация о необходимости принятия конкретных мер по подготовке населения конфликтующих сторон к миру, нашедшая свое отражение в заявлении сопредседателей Минской группы ОБСЕ49, вызвала неадекватную реакцию в армянском обществе, среди ряда политиков и контролируемых прежней властью СМИ, которые ополчились на премьер-министра Н.Пашиняна, обвиняя его в измене и тайном сговоре с Азербайджаном.

Не секрет, что и Р.Кочарян, и С.Саргсян умело использовали карабахский конфликт для консолидации армянского общества и укрепления режима личной власти. Н.Пашинян также превращает «Карабах в средство борьбы со своими политическими противниками, в последнее время все больше откровенно спекулируя на теме, зарождающейся в «НКР» «фронды» против «новой Армении». В частности, он публично озвучил версию о существовании некоего заговора, суть которого сводится к провоцированию новой войны в Карабахе, потере контроля над некоторыми территориями из так называемого «пояса безопасности» и возложения ответственности за военную неудачу на правительство Н.Пашиняна со всеми вытекающими из этого политическими последствиями для новой власти50.

Неслучайно, что информация о возможном заговоре появилась после того, как суд изменил меру пресечения в отношении экс-президента Армении Р.Кочаряна, обвиняемого в свержении конституционного строя по так называемому делу «1 марта». Именно экс-президент в своем письменном интервью агентству Reuters, которое, кстати, он дал еще до своего освобождения из-под ареста, заявил, что «мощные оппозиционные силы объединяются, чтобы бросить вызов новым властям Армении». Он выражал при этом надежду, что будет в числе этих сил51.

Предполагается, что в оппозиционную организацию войдут парламентские и внепарламентские силы, ряд политиков, руководителей и представителей политических организаций, создавших «Союз сторонников президента Роберта Кочаряна»52. Следует также отметить, что заметно активизировались сторонники Республиканской партии Армении (РПА) другого экс-президента С.Саргсяна. В то же время надо иметь в виду, что нахождение Р.Кочаряна на свободе напрямую сказывается и на рейтинге Н.Пашиняна.

Сегодня, безусловно, нагорно-карабахские чиновники, являвшиеся местными представителями свергнутого в Армении режима, лишены поддержки новых властей Армении, властная верхушка Нагорного Карабаха потеряла влияние на общество. Однако известный деятель из Арцаха Давид Карабекян, ссылаясь на соцсети, пишет, что «представители местного генералитета, на даче одного из ереванских олигархов арцахского происхождения провели некую конфиденциальную встречу, на которой поклялись отправить Никола Пашиняна в отставку»53.

Наряду с этим надо отметить, что демарш Б.Саакяна и А.Гукасяна с поручительством и внесением залога для освобождения Р.Кочаряна показывает, что сепаратистский режим, созданный на оккупированных азербайджанских территориях, является прямым вызовом для нынешнего премьер-министра. В этой связи сделанное 20 мая 2019 г. Н.Пашиняном заявление о начале «хирургического вмешательства» в судебную систему является попыткой защиты внутриполитического пространства Армении от влияния представителей «НКР». Однако Н.Пашиняну не стоит забывать о том, что являющийся порождением вооруженных банд, «совершивших многочисленные преступления против мирного азербайджанского населения, карабахский клан привык к оружию и добыче благ с его применением»54. Думается, настоящая схватка за власть в Армении еще впереди.

К сожалению, сегодняшние события в Армении, свидетельствующие о наличии серьезных противоречий между нынешней властью в Ереване и представителями т.н. «карабахского клана», оказывают негативное влияние и на переговорный процесс. И очевидно, что в контексте переговорного процесса по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта одной из наиболее сложных задач, стоящих перед правительством Н.Пашиняна, является коренной пересмотр всей системы взаимоотношений между Арменией и сепаратистским режимом, установленным на оккупированных территориях Азербайджана.

Видимо, надо учесть, что Н.Пашинян, в отличие от бывших президентов Армении Р.Кочаряна и С.Саргсяна, не является уроженцем Нагорного Карабаха, и он, видимо, сегодня не имеет достаточного политического влияния для принятия в одностороннем порядке решений, касающихся как возврата оккупированных территорий, так и будущего статуса Нагорного Карабаха.

Более того, российский эксперт Сергей Марков даже считает, что Н.Пашинян «очень хочет пойти вперед в мирном процессе, но опасается лично за свое положение» и поэтому склонен, сняв «с себя ответственность за будущий компромисс с Баку, как бы переложить непопулярное решение на само армянское население Карабаха»55.

Возможно, именно поэтому Н.Пашинян перманентно поднимает вопрос участия представителей сепаратистского режима в переговорном процессе, так как сегодня в Армении основные оппозиционные силы в лице представителей Республиканской партии Армении, «Армянской революционной федерации Дашнакцутюн», «Сасна црер», а также нынешние «руководители» т.н. «НКР» придерживаются этого же мнения. При этом армянская сторона продолжает игнорировать права азербайджанской общины Нагорного Карабаха, выступая категорически против формата межобщинных переговоров и «считая, что политические права населения Арцаха и покинувших его азербайджанцев не могут быть равнозначными»56.

Вторым достаточно сложным вызовом, стоящим перед сегодняшними властями Армении, является популяризация идеи о «подготовке населения к миру». При этом, несмотря на то, что последние десятилетия армяне заявляли о своей приверженности к миру, их реакция по поводу призыва подготовить общество к миру оказалась весьма неоднозначной. Министр иностранных дел Армении З.Мнацаканян даже выразил свое удивление пораженческим настроением в обществе и отметил, что «мы всегда говорили о том, что необходима атмосфера, способствующая миру, потому что невозможно с одной стороны вести переговоры о мире, а с другой — говорить о вражде или, более того, о дальнейшей эскалации напряженности»57.

Чтобы понять, насколько необходима подготовка армянского общества к миру, достаточно ознакомиться с интервью, которое дал завершивший свою миссию в Армении посол США Ричард Миллс. Он с необычайной для дипломата откровенностью заявил, что «долгие годы в понимании моего правительства (т.е., США) территории изначально были оккупированы, чтобы в дальнейшем быть использованными в рамках формулы «земля — в обмен на мир», и добавил, что «был очень удивлен, когда обнаружил, что этот вариант не имеет более никакой поддержки»58.

Нам же, в свою очередь, остается удивляться наивности посла, который не знал, что тезисы о т.н. «военных успехах» начала 1990-х, о «временных» трудностях, как неизбежной цене за «независимость» Карабаха, о «нехороших» соседях-тюрках и т.д. стали в Армении неотъемлемой частью общественного самосознания и самоидентификации, существенно деформировав систему формирования национальных приоритетов современной Армении. Не сложно понять, что создан своеобразный порочный круг, для разрыва которого в сегодняшних условиях потребуются колоссальные усилия.

Как было отмечено, 29 марта в Вене состоялись первые официальные переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта между Президентом Азербайджана И.Алиевым и премьер-министром Армении Н.Пашиняном, итоги которых внушают осторожный оптимизм. В совместном заявлении министров иностранных дел обеих стран и сопредседателей Минской группы отмечается, что встреча прошла в позитивной и конструктивной обстановке, оба лидера обменялись мнениями по ряду ключевых вопросов процесса урегулирования, подчеркнули важность создания обстановки, способствующей миру, вновь подтвердили необходимость укрепления режима прекращения огня и совершенствования механизма прямой связи, а также договорились разработать ряд мер в гуманитарной сфере59.

После встречи Президент И.Алиев в своем интервью ТАСС отметил, что нужно продолжать вести субстантивные переговоры, ориентированные на результат: «И для Азербайджана на первом месте стоит вопрос деоккупации международно признанных территорий Азербайджана в рамках международного права, Хельсинкского заключительного акта и четырех резолюций Совета Безопасности ООН, требующих немедленного и безоговорочного вывода армянских сил с оккупированных территорий». Он также констатировал, что очень важно, что дан новый толчок переговорному процессу и «формат переговоров остался неизменным. Переговоры ведутся между Арменией и Азербайджаном, как это уже было многие годы»60.

Вслед за венской встречей 15 апреля в Москве состоялись очередные переговоры министров иностранных дел Армении и Азербайджана З.Мнацаканяна и Э.Мамедъярова при участии главы МИД России С.Лаврова, сопредседателей Минской группы ОБСЕ и личного представителя председателя ОБСЕ по Нагорному Карабаху Анджея Каспшика. Как отмечалось в совместном заявлении министров иностранных дел Армении, Азербайджана и России, а также сопредседателей Минской группы, стороны договорились обеспечивать стабильность на линии соприкосновения, в частности, «во время проведения сельскохозяйственных работ», «на взаимной основе принять меры по допуску родственников к лицам, находящимся в заключении», а также «выразили готовность начать конкретную работу по установлению контактов между людьми, включая взаимные поездки представителей СМИ»61. 

По итогам встречи министр иностранных дел Азербайджана Э.Мамедъяров также отметил, что на переговорах азербайджанская сторона делает акцент «на выводе армянских войск с оккупированных территорий и возвращении вынужденных переселенцев на родные земли», в то время как «Армения выдвигает вопросы, связанные со статусом и безопасностью»62.  В связи с этим, можно еще раз отметить, что при наличии доброй воли со стороны Армении и начала освобождения оккупированных районов Азербайджан готов обсудить вопрос гарантии безопасности для армянского населения Нагорного Карабаха. 

Выражая определенный оптимизм по поводу последних встреч, вынужден все-таки подчеркнуть, что нынешний этап переговорного процесса будет нелегким, о чем свидетельствуют противоречивые заявления официальных лиц Армении, в частности, безответственное заявление министра обороны этой страны Д.Тонояна, который 29 марта в Нью-Йорке во время встречи с представителями армянской общины США заявил, что меняет формулу «территории в обмен на мир» на формулу «новая война — новые территории».
А 1 марта 2019 года посетивший оккупированные территории Азербайджана директор СНБ Армении А.Ванецян, охарактеризовав программу заселения т.н. «НКР» как одну из основных гарантий ее безопасности, заявил, что  «мы тем самым направляем четкий месседж всему армянскому народу и всему миру о том, что у нас нет цели сдавать и пяди земли, а, наоборот, на наших землях должны жить наши соотечественники и благоустраивать нашу страну»63.

В этой связи следует напомнить, что уже многие годы Армения проводит политику, направленную на создание незаконных поселений на оккупированных азербайджанских территориях, что также было подтверждено двумя миссиями ОБСЕ, проведенными в 2005 и 2010 годах. Так, в частности, в резюме доклада Полевой оценочной миссии сопредседателей Минской группы ОБСЕ по оккупированным территориям Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха от 2010 года отмечается, что «общее количество людей, проживающих в небольших населенных пунктах и в городах Лачин и Кяльбаджар, составляет примерно 14.000 человек»64.  Несмотря на то, что по результатам работы оценочной миссии сопредседатели призвали лидеров сторон избегать какой-либо деятельности на этих территориях,  армянские власти продолжали проводить переселенческую политику и заселять оккупированные азербайджанские территории. Так, согласно армянским источникам «с начала войны в Сирии в Армению переселилось более 17.000 армянских и сирийских беженцев», часть из которых была размещена в Нагорном Карабахе65.

Возвращаясь к упомянутым заявлениям высокопоставленных представителей новых властей Армении, хочется верить, что они адресованы, в первую очередь, «внутренней аудитории» и представителям диаспоры. С другой стороны, анализируя «амбициозную формулу» министра обороны, даже армянские эксперты признают, что «без экономической революции, переломных развитий в социальной, демографической сферах, заявление Давида Тонояна останется как победная риторика без ее возможностей к практическому применению»66.

Как справедливо отмечается в материале российского информационного агентства Eurasia Daily (EADaily), «если переговоры по Карабаху будут провалены и Азербайджан усилит военную активность в зоне конфликта и на армяно-азербайджанской границе, то политический ущерб понесет, прежде всего, сам Пашинян, с которым армянский народ связывает очень серьезные надежды». Одновременно автор этого материала Н.Арутюнян полагает, что «существенные позитивные сдвиги в урегулировании карабахского конфликта резко ослабят позиции так называемого «карабахского клана», лидерами которого считаются два экс-президента — находящийся в заключении Роберт Кочарян и свергнутый Пашиняном в прошлом году Серж Саргсян»67.
Судя по многочисленным противоречивым заявлениям, Н.Пашинян не будет предпринимать практические шаги в контексте урегулирования конфликта. Об этом свидетельствуют периодические попытки «педалировать» вопрос участия в переговорах представителей т.н. «НКР», что в Азербайджане вполне справедливо оценивается как попытка уклонения от субстантивных переговоров. Фактически он занял позицию затягивания решения проблемы (тактика Кочаряна и Саркисяна). В частности, 12 мая, выступая с  посланием в связи с 25-летием прекращения огня в зоне конфликта, Н.Пашинян вновь заявил, что предметные переговоры и результат в мирном урегулировании конфликта возможны только в том случае, когда представители Нагорного Карабаха будут вовлечены в «процесс, который в конце концов определит его статус и обеспечит гарантии безопасности проживающих там людей»68.

Н.Пашинян не устает повторять, что его призыв о том, что «любое решение нагорно-карабахской проблемы должно быть приемлемо для армянского народа, для народа Нагорного Карабаха и для народа Азербайджана»69 остается без ответа. Интересно было бы спросить включает ли Н.Пашинян в такое неоднозначное понятие как «народ Нагорного Карабаха» этнических азербайджанцев, также издревле проживающих на этой земле? Ведь очевидно, что без учета интересов азербайджанской общины Нагорного Карабаха любое решение конфликта будет неприемлемым для Азербайджана.

Еще более наивными выглядят суждения Н.Пашиняна о том, что в отношении конфликта у него есть собственное видение, но для решения конфликта «должно быть видение армянского народа, поскольку этот вопрос должен решить именно он, а не премьер или одно Правительство»70. Между тем, очевидно, что именно Н.Пашинян, как премьер-министр, обладающий реальной властью в этой стране, должен представить армянскому народу свою точку зрения на решение этой проблемы, которая, по его собственному признанию, (наряду с повесткой экономической революции) является главным вызовом, стоящим перед армянским государством71.

Возникает вполне обоснованное ощущение, что Н.Пашинян пытается переложить ответственность за урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта на чужие плечи. Так, он то заявляет, что не имеет права вести переговоры от имени Карабаха, то ссылается на армянский народ, который и должен решить проблему Карабаха. Это свидетельствует о том, что Н.Пашинян «в практическом плане не хочет решать нагорно-карабахский конфликт и для этого изыскивает различные предлоги, которые, может быть, звучат как лозунги красиво, но в практическом плане не имеют под собой оснований»72.

Н.Пашинян фактически подвергает ревизии базовые принципы и элементы урегулирования, заявляя, что «интерпретации, которые Азербайджан представляет в связи с этими принципами, для нас неприемлемы»73. И здесь, как мне кажется, свою твердую позицию должны продемонстрировать сопредседатели Минской группы, в том числе и в вопросе первоочередной реализации таких элементов урегулирования, как вывод армянских войск с оккупированных территорий и возвращение вынужденных переселенцев в ответ на предоставление международных гарантий безопасности.

Между тем, если Армения хочет выглядеть цивилизованным демократическим государством, то она должна вывести свои вооруженные силы за пределы общепризнанных границ Азербайджана в соответствии с основополагающими нормами и принципами международного права. После этого Азербайджан мог бы рассмотреть вопрос вовлечения в переговорный процесс представителей армянской общины Нагорного Карабаха. В противном случае мы опять придем к тому, что благодаря неконструктивной риторике новых властей Армении переговорный процесс зайдет в очередной тупик.

В заключение вновь хотелось бы подчеркнуть, что и анонсированная Н.Пашиняном т.н. «экономическая революция» и коренные изменения в социально-экономической жизни Армении не произойдут без скорейшего и справедливого урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.
В этом контексте стоит напомнить политическим лидерам Армении известные многим мудрые слова американского теолога  Дж.Ф.Кларка (1810—1888) о том, что «политик — это человек, который думает о следующих выборах, тогда как государственный деятель думает о следующем поколении»74. Стоит уточнить, что эту мысль Дж.Ф.Кларк высказал  в своей статье под очень символическим названием «Разыскивается государственный деятель!».

Думаю, армянскому обществу в этот сложный период также нужен не просто очередной руководитель, а именно государственный деятель. Что касается Н.Пашиняна, то у него «есть только один вариант остаться в истории Армении в качестве национального «лидера позитивных перемен» — решить карабахский вопрос»75. Стать таким лидером Н.Пашинян сможет, если признает, что «армянское общество устало от причуд политической элиты, от продолжающейся Карабахской войны», «от экономических проблем, бедности и отсутствия каких бы то ни было реформ»76.

Самое главное, Н.Пашинян должен открыто признать и объяснить армянскому обществу, что в основе сегодняшних проблем и отсутствия перспектив развития Армении лежит неразрешенный армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт, прямым следствием которого является незаконный криминальный режим, созданный на оккупированных азербайджанских территориях. Сегодня именно этот режим и его главные покровители — Р.Кочарян и С.Саргсян являются основным препятствием на пути урегулирования конфликта.

Будем надеяться, что новое руководство Армении наконец-то этот факт осознает и, учитывая горький опыт первого президента Армении, предпримет действенные усилия для достижения долгожданного мира.

***

1 А.С.Грибоедов. Записка о переселении армян из Персии в наши области. 1828, с.267. Фундаментальная электронная библиотека «Русская литература и фольклор» — http://feb-web.ru/feb/griboed/texts/piks3/3_4_v3.htm (дата обращения: 27 мая 2019 г. )
2 С.Н.Глинка. Описание переселения армян аддербиджанских в пределы России, с кратким предварительным изложением исторических времен Армении. Москва, 1831, с.131.
3 Акты Кавказской археографической комиссии (АКАК), т. VII, док. 829. Тифлис, 1878, с.845.
4 Н.И.Шавров. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам. Санкт-Петербург: СПб, 1911, сс. 59-61
5 Постановление №4083 Совета Министров СССР «О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской СССР» от 23 декабря 1947 года.
6 Обращение Ильхама Алиева к азербайджанскому народу в связи с 31 марта — Днем геноцида азербайджанцев. Sputniknews.ru, 29.03.2007 — https://az.sputniknews.ru/life/20070329/41687588.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
7 Э.Алыоглу. Сумгайытский палач Григорян найден — Расследование — Фото. Day.az, 16 февраля 2016 г. — https://news.day.az/politics/749949.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
8 Там же.
9 Там же.
10 «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», 8 декабря 1991 г. / Внешняя политика и безопасность современной России.1991—2002. Хрестоматия. Том 4, Москва, 2002, с.14 — http://window.edu.ru/resource/986/46986/files/mion-ino-center09.pdf (дата обращения- 27 мая 2019 г.)
11  Там же, с.17.
12 Резюме выводов. Хельсинкская дополнительная встреча Совета СБСЕ, 24 марта 1992 год, с.54 — https://www.osce.org/ru/mc/29125?download=true (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
13  Там же, с.55.
14 МИД Азербайджана: Однозначная позиция мирового сообщества, отображающая неизменность формата переговорного процесса, служит серьезным посылом для Армении. Тrend.az, 21 марта 2019 г. — https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3035966.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)

15 Там же.
16 Р.Мехтиев. Нагорный Карабах: история, прочитанная по источникам. М.: Аквариус, 2014, с.262-263.
17 Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт. Официальный сайт Президента Азербайджанской Республики — https://ru.president.az/azerbaijan/karabakh (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
18 Резолюция 822 (1993), принятая  Советом Безопасности на его 3205-м заседании. 30 апреля 1993 года — https://undocs.org/ru/S/RES/822(1993) (дата обращения: 27 мая 2019 г.); Резолюция 853 (1993), принятая Советом Безопасности на его 3259-м заседании. 29 июля 1993 года — https://undocs.org/ru/S/RES/853(1993) (дата обращения: 27 мая 2019 г.); Резолюция 874 (1993), принятая Советом Безопасности на его 3292-м заседании. 14 октября 1993 года — https://undocs.org/ru/S/RES/874(1993) (дата обращения: 27 мая 2019 г.); Резолюция 884 (1993), принятая Советом Безопасности на своем 3313-м заседании. 12 ноября 1993 года — https://undocs.org/ru/S/RES/884(1993) (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
19 МИД Азербайджана: Однозначная позиция мирового сообщества, отображающая неизменность формата переговорного процесса, служит серьезным посылом для Армении. Тrend.az, 21 марта 2019 г. — https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3035966.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
20  Заявление действующего председателя ОБСЕ. Лиссабонский документ 1996 года. Приложение 1, ОБСЕ, 1996, с. 14 — https://www.osce.org/ru/mc/39543?download=true (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
21 Р.Мехтиев. Нагорный Карабах: история, прочитанная по источникам. М.: Аквариус, 2014, с.268.
22 Вниманию Пашиняна: Статья Тер-Петросяна, которая лишила его власти. 21 мая, 2018 — http://www.1news.az/news/vnimaniyu-pashinyana-stat-ya-ter-petrosyana-kotoraya-lishila-ego-vlasti (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
23  Л.Тер-Петросян. Война или мир? Время призадуматься // «Будущее Армении, отношения с Турцией и Карабахский конфликт», 2018, с.37.
24  Там же, с.39.
25 Л.Тер-Петросян. Дебаты с оппонентами внутри правительства о необходимости решения Карабахского конфликта // «Будущее Армении, отношения с Турцией и Карабахский конфликт», 2018, с.48-49.
26 Там же, с.49.
27 Там же, с.51-53.
28 Заключительный акт. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинки, 1975, сс. 4-6, 8 — https://www.osce.org/ru/ministerial-councils/39505?download=true (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
29  Там же, с.4.
30  Там же. с.6.
31  Там же, с.8.
32 См., в частности, Press Statement by the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group on the Upcoming Meeting of President Aliyev and Prime Minister Pashinyan, 9 March 2019  — https://www.osce.org/minsk-group/413813 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
33 Lessons learned for the OSCE from its engagement in Ukraine. Interim Report and Recommendations of the Panel of Eminent Persons on European Security as a Common Project. June 2015, p. 5 — https://www.osce.org/networks/164561?download=true (дата обращения: 21 мая 2019 г.)
34 Р.Мехтиев. Миропорядок двойных стандартов и современный Азербайджан. Баку, Издательский дом Шарг-Гарб, 2015, с.144-147
35  Р.Мехтиев. Постбиполярный мир в условиях неустойчивых глобальных процессов. 1 news.az,  31 января 2019 г. — http://www.1news.az/news/opublikovana-pervaya-glava-gotovyascheysya-k-pechati-monografii-akademika-ramiza-mehtieva (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
36 Что означает признание Голанских высот частью Израиля? lragir.am, 30.03.2019 — https://www.lragir.am/ru/2019/03/30/145298/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
37 Разница между уровнем экономики Азербайджана и Армении достигла рекордного показателя. Trend.az, 28 декабря 2018 г. — https://www.trend.az/business/economy/2999902.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
38  The Economic effect of a resolution of the Nagorno-Karabakh conflict on Armenia and Azerbaijan. 15 June 2018. BE Berlin Economics GmbH — https://berlin-economics.com/the_economic_effect_of_a_resolution_of_the_nagorno-karabakh_conflict/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
39  Демограф: Уровень рождаемости в Армении сокращается и продолжит сокращаться — https://www.panorama.am/ru/news/2019/02/27/Рождаемость-в-Армении-сокращается/2078775 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
40  М.Бабаян. Нагорно-карабахский конфликт: культурно-психологические последствия.  Вестник Кавказа, 15 апреля 2019 г. — https://vestikavkaza.ru/analytics/Nagorno-karabakhskiy-konflikt-kulturno-psikhologicheskie-posledstviya.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
41 Б.Г.Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, 2008 — https://www.e-reading.club/bookreader.php/34118/Liddel_-_Strategiya_nepryamyh_deystviy.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
42 The Washington Times: За пределами «бархатной революции» в Армении https://azertag.az/ru/xeber/The_Washington_Times_Za_predelami_barhatnoi_revolyucii_v_Armenii-1261942 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
43  Case of Chiragov and others v. Armenia (Application no. 13216/05). European Court of Human Rights. Grand Chamber. Judgment (Merits). Strasbourg, 16 June 2015, p.68 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
44 Report of the Ministry of Foreign Affairs of the Republic of Azerbaijan entitled Illegal economic and other activities in the occupied territories of Azerbaijan, 2016 — http://www.mfa.gov.az/files/file/MFA_Report_on_the_occupied_territories_March_2016_1.pdf (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
45  Illegal Activities in the Territories of Azerbaijan under Armenia’s Occupation: Evidence from Satellite Imagery. 2019 — https://azercosmos.az/storage/brochures/February2019/dx2c0FfrOG1j1ml7pRH7.pdf  (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
46  Harrold Cane. Narco Karabakh. Inside the global nexus for transnational crime. 2019 — http://narcokarabakh.net/en/news/book_launched (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
47 Под преседательством Президента Ильхама Алиева состоялось заседание Кабинета Министров, посвященное итогам первого квартала года и предстоящим задачам. Газета «Бакинский рабочий», 1 мая 2019 года, № 78 (28501), с.2.
48  Речь Президента на торжественной церемонии, посвященная 96-й годовщине со дня рождения общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева и 15-летию создания Фонда Гейдара Алиева, 10 мая 2019 г. —  https://ru.president.az/articles/33050  (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
49 Сопредседатели МГ ОБСЕ подчеркнули необходимость принятия мер по подготовке населения конфликтующих сторон к миру. 1news.az, 16 января 2019 г. — http://1news.az/news/sopredsedateli-mg-obse-podcherknuli-neobhodimost-prinyatiya-mer-po-podgotovke-naseleniya-konfliktuyuschih-storon-k-miru (дата обращения: 27 мая 2019 г.)

50 Пашинян усмотрел «заговор»: новый беспорядок весеннего обострения, еadaily.com, 26 мая 2019 г. —
https://eadaily.com/ru/news/2019/05/26/pashinyan-usmotrel-zagovor-novyy-besporyadok-vesennego-obostreniya (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
  51 Кочарян. Мощные оппозиционные силы объединяются, чтобы бросить вызов новым властям Армении», rus.azatutyun.am, 08 мая 2019 —  https://rus.azatutyun.am/a/29928927.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
  52 «Союз сторонников Роберта Кочаряна» провел первую встречу, ru.1in.am, 12 мая 2019 —  https://ru.1in.am/1258760.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
53  Внутриполитические интриги в Арцахе и вокруг Арцаха. «Lragir.am» 25 мая 2019 г. — https://www.lragir.am/ru/2019/05/25/149206/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
54 От карабахского клана Пашиняна может спасти только Азербайджан, day.az,17 мая 2019 — https://news.day.az/politics/1120535.html (дата обращения: 27  мая 2019 г.)
55 Эксперт Сергей Марков. Пашинян и готов был бы пойти на существенные уступки Алиеву, но боится... Moscow-baku.ru, 31.03.2019 —  https://moscow-baku.ru/news/politics/ekspert_sergey_markov_pashinyan_i_gotov_byl_by_poyti_na_sushchestvennye_ustupki_alievu_no_boitsya_/  (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
56 Наира Айрумян. Креативные методы Карабахского урегулирования,  «Lragir.am» 20 декабря 2018 — https://www.lragir.am/ru/2018/12/20/139958/  (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
57 Зограб Мнацаканян считает возвращение Арцаха за стол переговоров практической задачей. Armenpress.am, 28 Январь, 2019 — https://armenpress.am/rus/news/962199/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
58  U.S. Ambassador Mills: I Leave Inspired and Hopeful. Evnreport.com, Oct 15 2018 — https://www.evnreport.com/politics/u-s-ambassador-mills-i-leave-inspired-and-hopeful (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
59  Joint Statement by the Foreign Ministers of Armenia and Azerbaijan and the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group. Vienna, 29 March 2019. The official website of the OSCE — https://www.osce.org/minsk-group/415643 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
60 Ильхам Алиев в Вене дал интервью Российскому информационному агентству. 29 марта 2019, года. Официальный сайт Президента Азербайджанской Республики  — https://ru.president.az/articles/32524 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
61  Joint Statement by the Foreign Ministers of Azerbaijan, Armenia, and Russia, and the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group. 15 April 2019. The official website of the OSCE — https://www.osce.org/minsk-group/417281 (дата обращения: 27 мая 2019 г.).
62 Эльмар Мамедъяров. На встрече в Москве были приняты определенные решения. 1news.az, 16 апреля, 2019 — http://1news.az/news/el-mar-mamed-yarov-na-vstreche-v-moskve-byli-prinyaty-opredelennye-resheniya (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
63 Аналитик. Политически взаимодополняемые заявления министра обороны и директора СНБ Армении направлены на обуздание воинственности Баку. Russia-armenia.info, 1 апреля 2019 — http://www.russia-armenia.info/node/57215 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
64 Executive Summary of the Report of the OSCE Minsk Group Co-Chairs’ Field Assessment Mission to the  Occupied Territories of Azerbaijan Surrounding Nagorno-Karabakh — https://www.osce.org/mg/76209?download=true (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
65 Армине Аветисян. «Повышенная безопасность»: Армянские поселенцы в Нагорном Карабахе». Оc-media.org, 3 октября, 2018 — https://oc-media.org/ru/povyshennaya-bezopasnost-armyanskie-poselency-v-nagornom-karabakhe/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
66 Гарник Геворкян. Сенсационное заявление Давида Тонояна. Ru.1in.am, 1 апреля 2019 -https://ru.1in.am/1255731.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
67 Карабах — шанс для Пашиняна: сможет ли лидер революции стать лидером нации? EADaily,  16 апреля 2019. https://eadaily.com/ru/news/2019/04/16/karabah-shans-dlya-pashinyana-smozhet-li-lider-revolyucii-stat-liderom-nacii (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
68 Н.Пашинян. Народы Армении, Арцаха и Азербайджана достойны мира и прогресса https://eadaily.com/ru/news/2019/05/12/pashinyan-narody-armenii-arcaha-i-azerbaydzhana-dostoyny-mira-i-progressa (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
69 Никол Пашинян. «Мы предлагаем Азербайджану повестку мира, а не войны». «Независимая газета», 25 апреля 2019 г. —  http://www.ng.ru/ideas/2019-04-24/16_7565_ideas01.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
70  Пашинян. В карабахском вопросе должно быть видение армянского народа. News.am, 22.04.2019 —  https://news.am/rus/news/508613.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
71  Никол Пашинян. «Мы предлагаем Азербайджану повестку мира, а не войны». «Независимая газета «. 25 апреля 2019 года — http://www.ng.ru/ideas/2019-04-24/16_7565_ideas01.html (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
72 Эксперт. Россия не должна смотреть через «армянские очки» на ситуацию в нагорно-карабахском конфликте. https://moscow-baku.ru/news/politics/ekspert_rossiya_ne_dolzhna_smotret_cherez_armyanskie_ochki_na_situatsiyu_v_nagorno_karabakhskom_konf/ (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
73 Выступления и послания Премьер-министра РА. 27.03.2019. Официальный сайт Премьер-министра Армении — http://www.primeminister.am/ru/statements-and-messages/item/2019/03/27/Nikol-Pashinyan-Speech (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
74 James Freeman Clarke. Wanted, a Statesman! In: Old and New magazine, December 1870, № 6, p.644
75  Карабах — шанс для Пашиняна: сможет ли лидер революции стать лидером нации? EADaily,  16 апреля 2019 — https://eadaily.com/ru/news/2019/04/16/karabah-shans-dlya-pashinyana-smozhet-li-lider-revolyucii-stat-liderom-nacii (дата обращения: 27 мая 2019 г.)
76  Тамилла Нуриева. Зроби це сам. Газета «Каспiй», 25 апреля 2019 -http://www.kaspiy.az/news.php?id=102168 (дата обращения: 27 мая 2019 г.)

 

Рамиз Мехтиев,

руководитель Администрации Президента

Азербайджанской Республики

 

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»