ХроникаПолитикаЭкономикаОбщество и культураСпортМнениеВ миреФото и видеоПротокол  президента

Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулированияАрмяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт: истоки проблемы и перспективы урегулирования
Метафизика периода ханств: первые впечатления  о новой книге академика Рамиза МехтиеваМетафизика периода ханств: первые впечатления о новой книге академика Рамиза Мехтиева
Динамика и потенциал национальной  идеи  Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мирДинамика и потенциал национальной идеи Азербайджана: от истоков до инновационного прорыва в глобальный мир

общество

РетроспективаРетроспектива
Чингиз Абдуллаев: «Посадка 650 тысяч деревьев —  замечательная идея, которую должны поддержать все граждане нашей страны»Чингиз Абдуллаев: «Посадка 650 тысяч деревьев — замечательная идея, которую должны поддержать все граждане нашей страны»
С заботой о молодых людях с инвалидностьюС заботой о молодых людях с инвалидностью
Исторический саммит: каким лидеры видят будущее тюркского мира?Исторический саммит: каким лидеры видят будущее тюркского мира?

спорт

Дмитрий Назаров: «Мне нравится в «Ауэ»Дмитрий Назаров: «Мне нравится в «Ауэ»
Джозеф Родон: «У сборной Азербайджана свой стиль»Джозеф Родон: «У сборной Азербайджана свой стиль»
Годы мастеру не помехаГоды мастеру не помеха
Ничья в Будапеште, или Украденное у Азербайджана очкоНичья в Будапеште, или Украденное у Азербайджана очко

Общество и культура

Яркая звезда арабистики
10 октября, 2019

Исторически, еще с древности, научный мир сформировался как преимущественно мужская сфера, куда женщинам если и был дозволен доступ, то лишь изредка и избранным.

Тем более ярким и незаурядным талантом должна была обладать представительница слабого пола, чтобы заблистать на вершине научного Олимпа в одном ряду со знаменитыми учеными мужами, кои уверенно восседали на троне почета. Одной из таких ярких звезд на небосклоне науки явилась Аида ханум Имангулиева — ученый-арабист, востоковед, доктор филологических наук, профессор, первая женщина — директор Института востоковедения Академии Наук Азербайджана, образец истинной азербайджанки, отличающейся природным благородством и аристократизмом, утонченной культурой, высокой эрудицией, любящим и преданным сердцем, незабываемой и яркой красотой.


Пожалуй, трудно выразить более проникновенно и точно всю суть, всю квинтэссенцию личности Аиды ханум, чем ее дочь, первая леди нашей страны Мехрибан ханум Алиева: «Чувство ответственности, стремление в любом начинании достичь максимального результата, требовательность к себе и дисциплинированность — качества, которые привила мне моя мама. Благородная, яркая, принципиальная, талантливая, гордая, невероятно красивая Аида Имангулиева. Непримиримая к любой несправедливости, неистово преданная  своему делу, науке и педагогике — мама за свою короткую жизнь достигла невероятных высот. Она создала новую научную школу в изучении арабской литературы, стала первой женщиной — директором Института востоковедения Академии Наук Азербайджана. Мама была ученым с мировым именем, ее работы и сегодня высоко ценятся в научной среде. Но при этом она всегда оставалась Женщиной с большой буквы. С огромным любящим сердцем, с тонкой и щедрой душой».

Аида ханум родилась 10 октября 1939 года в семье известного журналиста Насира Имангулиева и его супруги Гевхар ханум. Будучи единственным и бесконечно любимым ребенком, она росла в атмосфере добра, заботы и творческой ауры родного очага. Это не преминуло положительно сказаться на развитии ее талантов уже в раннем возрасте. Она окончила среднюю школу в 1957 г. с золотой медалью и поступила на факультет востоковедения Азербайджанского государственного университета, в стенах которого получала глубокие знания в области арабского языка и литературы и где постепенно формировались ее исследовательские навыки будущего ученого.

По окончании высшего учебного заведения с дипломом отличия в 1962 году жизнь Аиды ханум была уже связана полностью и до конца не только с любимой ею наукой, но и любимым и любящим человеком — Арифом Пашаевым. Их безграничная преданность и уважение друг другу могли, по-видимому, соперничать лишь с их любовью к науке. И, конечно же, к их двум дочерям — Наргиз ханум Пашаевой и Мехрибан ханум Алиевой.

С первых своих шагов в науке Аида ханум проявила себя как удивительно трудолюбивый, дисциплинированный и вдумчивый исследователь, что свидетельствовало о ее обоснованных научных амбициях и заявке на будущие крупные достижения в академической карьере. О серьезности ее намерений заняться фундаментальной наукой говорило и то, что она в 1962 г. поступила в аспирантуру университета, а затем была направлена для продолжения учебы в Москву в Институт востоковедения Академии Наук СССР. Аида ханум с головой окунулась в творческую научную атмосферу Московского института востоковедения, получила возможность общаться с видными учеными филологической арабистики, работать в лучших библиотеках, что было необходимо для становления молодого исследователя, и что не менее важно — погрузиться в богатую и разнообразную культурную жизнь Москвы. Все это сказалось на формировании как научных взглядов Аиды ханум, так и дальнейшей эволюции ее личностной культуры.

Как это нередко бывает у талантливых ученых, научные интересы Аиды ханум сформировались в самом начале ее творческого пути. Она выбрала своей стезей довольно сложную сферу арабской филологии, посвятив всю свою научную карьеру исследованию очень важного этапа в истории арабской литературы — важного как с точки зрения исторической, так и философской. Речь идет об арабской литературе конца XIX — первой половины ХХ века. Это было время фундаментальной трансформации в общественно-политической жизни арабских обществ, период их модернизации, которая одновременно сопровождалась ломкой старых, отживших моральных и идеологических стереотипов и проникновением в общественную мысль арабов новых представлений об окружающей действительности. Все эти сложные, неоднозначные, порой очень болезненные процессы нашли свое переосмысление и отражение в арабской литературе указанного периода. И художественное обобщение всего разнообразия новых социальных и эстетических явлений в новой, особенно эмигрантской арабской литературе, было настолько глубоким, живым и ярким, что ставило ее в один ряд с наиболее развитыми литературными традициями своего времени. Не случайно Аида ханум, отмечая высокий художественный уровень трудов арабских литераторов этого направления и их выдающиеся достижения, писала, что «арабская литература ХХ века смогла вый-ти за рамки литературы региональной и внести свой закономерный и неотъемлемый вклад в развитие мирового литературного процесса». Она особо подчеркивала, что корифеи новой арабской литературы «приобщили ее к достижениям великой русской литературы».

Речь, прежде всего, идет о творчестве писателей сирийского или левантийского происхождения — Джубране Халиле Джубране, Михаиле Нуайме, Амине ар-Рейхани, которым в силу различных причин пришлось эмигрировать в Соединенные Штаты Америки и продолжить там свое литературное подвижничество. Эти писатели создали целое новое направление в арабской литературе, получившее название «эмигрантской литературы». Первое серьезное научное исследование молодой аспирантки Аиды Имангулиевой было посвящено именно данной тематике и называлось «Aссоциация пера» и Михаил Нуайме», опубликованное в Москве в виде самостоятельной монографии в 1975 г.

Надо сказать, что одним из первых крупных исследователей, обратившихся к проблеме изучения творчества «сиро-американской» школы был патриарх мировой и советской арабистики, выдающийся ученый-востоковед И.Ю.Крачковский, прозванный за свои познания и достижения в области изысканий арабского мира «шейхом арабов». То, что Аида Имангулиева осмелилась после Игнатия Юлиановича обратиться к столь важной и малоизученной теме, говорит не только об эрудиции и тонком научном чутье молодой исследовательницы, но и ее изрядной смелости и уверенности в собственных силах и возможностях. И можно без преувеличения констатировать, что она добилась поставленных перед собой целей и добилась признания своих коллег. Так, один из наиболее видных советских и российских филологов-арабистов И.М.Фильштинский, отдавая должное заслугам Аиды ханум, писал: «Свой анализ творчества писателей «сиро-американской школы» Имангулиева сумела связать с историко-политическими и культурными процессами их времени, что помогло ей при изучении явлений литературы выявить ту историческую почву, на которой возникла новая школа. Это позволило ей в какой-то степени выйти за пределы узкого круга чисто арабской тематики и наметить контуры сложных и порой противоречивых форм историко-литературного развития не только в странах Арабского Востока, но и во многих других странах как мусульманского мира, так и за его пределами.

Такой подход к изучаемому материалу позволил Аиде Насировне проследить общие закономерности, характерные для многих литератур стран Азии и Африки в период перехода этих стран в новое время».

Во всех работах Аиды ханум, посвященных данной тематике, присутствует исследовательская линия анализа тех новых методов и литературных приемов, которыми отличается творчество «корифеев» арабской литературы. Следует подчеркнуть, что этот аналитический подход к наиболее сложным теоретическим проблемам литературоведения отличает научное творчество Аиды ханум от образцов нередко поверхностной и маловыразительной «беллетристики» некоторых современных филологов-арабистов. Именно творческий подход к основным принципам романтизма и реализма, их глубокое переосмысление, а не механическое заимствование и подражание западным классикам, по мнению Аиды ханум, позволили «арабским «корифеям» полнокровно и талантливо отразить «арабскую жизнь на новой ступени ее развития в присущих ей чертах».

При этом проф. А.Иман-гулиева проявила себя как истинный ученый, подходящий к предмету своего исследования абсолютно непредвзято и объективно. Сложно обнаружить в ее трудах следы какого-либо подобострастного отношения или преклонения перед авторитетом развитых западной или русской литератур. Но нет в ней и заигрывания с любимой ею арабской литературой, изучению которой она посвятила свою жизнь. Она стремится максимально дистанцироваться от них, чтобы спокойно и рассудительно, не поддаваясь субъективным ощущениям и симпатиям, исследовать взаимосвязи литератур на основе научно-компаративистских методов. Аида ханум, как правильно отмечает академик А.Б.Куделин, была далека от мысли рассматривать процесс взаимосвязи западной и арабской литератур означенной эпохи как влияние «развитых» литератур на литературы менее «развитые», т.е. в ее трудах «не было того, чем грешила старая компаративистика». 

Показательно, что высокие оценки в адрес научного творчества Аиды ханум, ее выдающегося вклада в востоковедную филологическую науку звучат не только с уст представителей советской и российской арабистики, но и на страницах арабской научной и периодической печати. В ней воздается должное подвижнической деятельности азербайджанского ученого-женщины в области арабской литературы. Так, в статье, опубликованной в крупнейшей египетской газете «Аль-Ахрам», литературное наследие Аиды Имангулиевой называется мостом, связывающим Азербайджан с арабским миром, подчеркивается, что доктор филологических наук, профессор, педагог Аида Имангулиева входит в плеяду видных востоковедов, положивших начало интеграции арабской филологической мысли в общемировую.

Разве не является признанием поистине выдающегося вклада Аиды ханум в науку та оценка, которая дается в египетской газете: «В истории востоковедения XX века особняком стоит научное наследие Аиды Имангулиевой, которая наряду с такими крупнейшими востоковедами как исследователь арабской литературы и переводчик священного Корана И.Крачковский и другими выдающимися учеными, своими научными изысканиями знакомила мир с арабской поэзией и прозой, арабской филологией, современной арабской литературой, культурой». В то же время как нельзя ощутить всю прелесть розы, не вдохнув ее аромат, так невозможно и говорить об ученом Аиде Имангулиевой, не подчеркнув ее особый, тонкий интеллект и потрясающую женственность, мимо чего не смогла пройти и арабская пресса: «Большой популярности Аиды ханум как крупнейшего ученого-арабиста способствовали ее высокий интеллект, живая натура, художественный талант, целеустремленность, непоколебимая принципиальность, способность отстаивать свои научные взгляды, а также ее аура абсолютного совершенства и благородства. В ней гармонично соединялись человечность, профессионализм, женственность».

После защиты кандидатской диссертации Аида ханум с прежней целеустремленностью и с успехом продолжала свои исследования в избранной ею научной стезе. После возвращения из Москвы она продолжает свою деятельность в Институте стран Ближнего и Среднего Востока АН Азербайджана, как в те годы назывался Институт востоковедения, вскоре создав и возглавив здесь небольшую группу «Арабской литературы». Со временем эта группа выросла в целый отдел «Арабской филологии», превратившись в один из флагманов отечественной востоковедческой науки.

Всецело посвятив себя научно-организационной работе в Институте востоковедения, Аида ханум продолжала вести и фундаментальные исследования, оставаясь верной однажды избранному направлению и тематике.

Она с большим успехом защитила свою докторскую диссертацию в Тбилиси в 1988 г. Официальные оппоненты, блестящие ученые и  специалисты по арабской литературе А.Б.Куделин, А.А.Долинина, Д.А.Тухарели дали весьма высокую оценку научному исследованию соискателя, отметили несомненное новаторство и свежесть идей, высказанных в диссертационной работе. Результаты своих многолетних и кропотливых трудов в этой области Аида ханум обобщила в своей фундаментальной монографии «Корифеи новоарабской литературы», увидевшей свет в Баку в 1991 г. и оказавшейся, увы, ее последней работой.

Участие в международных конференциях за рубежами бывшего Советского Союза было в то время намного более затруднительным делом, нежели сегодня, когда для международного научного сотрудничества открыты все возможности. Оно было сопряжено со множеством бюрократических преград, согласований на уровне различных партийных и государственных структур, а потому и уделом немногих ученых. Тем не менее Аида ханум была одним из тех ученых, которые представляли советское и азербайджанское востоковедение на всесоюзной и международной арене. Так, в 1987 г. она принимала участие в международном симпозиуме в Германии, в городе Галле, одном из прославленных центров европейского востоковедения, в котором уже более полутора сотен лет функционирует прославленное Немецкое востоковедческое общество. Аида ханум выступила с докладом по теме своей готовящейся к защите докторской диссертации и говорила о влиянии западных литератур на формирование арабской эмигрантской литературы, особенно писателей, переехавших в Соединенные Штаты Америки в начале ХХ в. — Джубрана Халила Джубрана, Михаила Нуайме, Амина ар-Рейхани.  В докладе звучала мысль и о влиянии, которую классическая русская литература в лице лучших ее представителей — Л.Н.Толстого, И.С.Тургенева, А.П.Чехова — оказала на творчество Михаила Нуайме, который в 1906—11 гг. жил в России, учился в Полтавской духовной семинарии и первые свои произведения писал на русском языке.

Аида ханум проявила себя и как талантливый организатор науки, как основатель и руководитель целого научного направления в одном из ведущих академических институтов республики. За период, когда она возглавляла отдел, 10 молодых сотрудников с успехом защитили свои диссертации, получив ученые степени кандидатов филологических наук. Именно по инициативе Аиды ханум периодически, раз в два года, стали издаваться тематические сборники статей сотрудников Института под названием «Вопросы арабской филологии». Позже, став заместителем директора и на очень короткое время директором Института, она постоянно проявляла заботу о кадрах, особенно заботясь о профессиональном росте молодых ученых, сделала очень многое для  дальнейшего совершенствования как организационной структуры, так и тематики исследований, стремясь, чтобы Институт востоковедения шел в ногу с требованиями стремительно меняющейся новой эпохи.

Несомненно, наряду с научными, научно-организационными и административными достижениями Аиды ханум следует особо остановиться и на ее плодотворной педагогической деятельности. Дело в том, что еще в советские времена основной кузницей востоковедных кадров в Азербайджане являлся факультет востоковедения Азербайджанского государственного университета, основы которого были заложены еще в первые годы существования университета и связанный с именами таких прославленных ученых и педагогов, как В.Бартольд, П.Жузе, Б.Чобанзаде, А.Губайдулин, В.Хулуфлу, Р.Султанов, Ю.Шир-вани и других. Аида ханум высоко ценила место своего родного факультета востоковедения АГУ в научной, интеллектуальной и культурной жизни нашей республики и считала священным долгом вносить свой личный вклад как в дальнейшее развитие этого учебного заведения, так и подготовку молодых поколений востоковедов в Азербайджане. Поэтому наряду с напряженной научной деятельностью она находила время и силы для передачи своих знаний и опыта будущим арабистам. Ее преподавательская деятельность в стенах факультета отличалась той же неизменной требовательностью как по отношению к себе, так и к студенческой аудитории. Вместе с тем в каждой лекции Аиды ханум, в каждом ее общении со студенческой аудиторией сказывалась ее интеллигентность, спокойная уверенность в голосе и манерах, и при этом отсутствие малейших следов чопорности, высокомерия, снобизма. Как вспоминали ее студенты, знание ею преподносилось «не тезисно-менторским тоном и стилем, отличающим значительную часть вузовских преподавателей, а в форме рассуждений, предположений и выводов. Возможно, это было благодаря особенностям академической среды, немногие представители которой, к сожалению, приходили в студенческие аудитории. Это качественное отличие заключалось в том, что преподносимый материал был исключительно дорог преподавателю, он относился к этому материалу бережно, стараясь внушить соответствующее чувство слушателям. Аудитория не могла не ответить уважением и симпатией». Этой дружеской, вместе с тем серьезной, вдумчивой и требовательной манерой преподнесения новых знаний Аида ханум покоряла сердца студентов, настраивала их на живую, заинтересованную работу в аудитории, на усваивание учебного материала.

Порой невозможно не поражаться способности этой очаровательной и интеллигентной женщины справляться с таким невероятным грузом дел и забот, неизменно оставаясь при этом до конца верной своим принципам и убеждениям. Успешно заниматься фундаментальными исследованиями, быть научным руководителем аспирантов и докторантов, возглавлять академическое учреждение, преподавать в высшем учебном заведении, быть любящей, преданной, заботливой супругой и матерью, и при всем этом оставаться Женщиной с большой буквы, идеалом истинной красоты… Сколько еще достоинств можно перечислить… И сколько еще благородного, доброго могла бы сделать Аида ханум, если бы безвременная и беспощадная смерть не вырвала ее из наших рядов — вырвала слишком рано, в самом зените ее жизненного и творческого пути. Но такова неумолимая логика мироздания — мы не властны над предопределением судьбы, мы не в силах изменить ход вещей. Но мы властны над памятью людской, ибо в нашей власти своими благими деяниями и трудами сохранить добрую память о себе в умах и сердцах народа. Благородный образ Аиды ханум — Ученого, Матери, Женщины — не померкнет в нашей памяти никогда.

Акиф Ализаде,
президент Национальной Академии Наук
Азербайджана,
академик

Страницы:

printerверсия для печати



Правила перепечатки   •   Обратная связь

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на www.br.az. Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.
Все права защищены © «Бакинский рабочий»