Ночная тема
Подписаться
02.03.2021

Президент Ильхам Алиев провел пресс-конференцию для представителей местных и зарубежных СМИ

Как уже сообщалось,  26 февраля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев провел пресс-конференцию для представителей местных и зарубежных СМИ.

(Начало было опубликовано в предыдущем номере газеты)

Британская газета Independent: Прошло 29 лет с Ходжалинского геноцида. Азербайджан одержал победу в войне. Какова цель Азербайджана в связи с Карабахом спустя 29 лет? Как Вы думаете, иностранные солдаты все  еще будут оставаться наблюдателями в регионе? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Мы достигли цели. Нашей целью было восстановление своей территориальной целостности, мы этого добились, одержали военную победу. Мы освободили земли не путем переговоров, обсуждений, а военным путем. Мы восстановили справедливость, сражаясь, проливая кровь и давая шехидов. Мы не оставили кровь наших шехидов на земле. Мы отомстили врагу на поле боя.

Что касается иностранных солдат, то их деятельность на территории  Азербайджана носит временный характер. Эти солдаты выполняют особую миссию. Это не может восприниматься как военная база. Миротворческие силы России выполняют здесь миротворческую миссию,  считаю, что выполняют успешно. Иногда возникают определенные проблемы, появляются какие-то проблемы. Но в целом, деятельность российских миротворческих сил можно считать удовлетворительной. Их деятельность здесь рассчитана на пять лет. Если  по истечении пяти лет Азербайджан выскажет другое мнение по этому вопросу, то, конечно же, их деятельность будет завершена. В то же время, я уже высказал свое мнение по этому поводу, начало деятельности Турецко-российского совместного мониторингового центра также является очень важным шагом. Это важный фактор для сохранения стабильности в нашем регионе. Должен также сказать, что порой в мире, в том числе в Азербайджане,  выдвигаются  не очень точные предположения о деятельности российской миротворческой миссии. Их присутствие сегодня на территории  Азербайджана сыграет позитивную роль и в возвращении азербайджанского населения на освобожденные земли. Потому что об этом говорит отправка диверсионной группы Армении на освобожденные земли. Поэтому считаю их деятельность позитивной. Уверен, что их деятельность так и продолжится. Но все равно размещение на территории Азербайджана каких-либо других иностранных сил не является предметом обсуждения.

Российский телеканал РБК:  Господин Президент, здравствуйте, приветствую Вас. У меня вопрос про людей будет и, конечно же, про Карабах. Если посмотреть на карту, которую мы видим после подписания трехстороннего Заявления, то видно, что те земли, которые сейчас находятся под контролем условно армянских сил, они оказываются практически полностью окружены теми территориями, которые теперь принадлежат Азербайджану по этому соглашению. И существует узкая дорожка — это Лачинский коридор, по которому, условно говоря, карабахские армяне могут попадать в Ханкенди, или, как они называют, Степанакерт, и далее. Когда-то все-таки закончится присутствие российских миротворцев на территории Карабаха? И как будет осуществляться, на Ваш взгляд, проезд через этот коридор — будут смотреть прописку у людей или смотреть паспорт? Как будет осуществляться условно проезд тех карабахских армян, которые захотят проехать? Вообще, в принципе как Вы собираетесь возможно интегрировать этих людей к себе, как-то выстраивать с ними отношения?

Вот, например, недавно Вы посещали церковь в Шуше, возможно, будет такая ситуация, что кто-то из карабахских армян также захочет приехать помолиться в этой церкви. Какие-то такие жизненные моменты. Но и мы не первый раз в Азербайджане общаемся с людьми, которые на улицах. Они говорят, что да, конечно, они довольны победой в конфликте в этот раз. Но, говорят, не до конца довольны. Все-таки задают вопросы про Ханкенди и другие города. Какие-то планы у Вас дальнейшие есть? Как вообще будут строиться в будущем уже взаимоотношения? По любому, их как-то надо выстраивать. Спасибо огромное.

Президент Ильхам Алиев:  Спасибо. Что касается ситуации, которая существует сейчас, вы ее очень правильно описали. Азербайджан вернул значительную часть своих территорий военным путем и мирным путем. И сейчас наша главная задача — это восстановление этих территорий, возврат бывших беженцев  и обеспечение нормальной жизни этих людей. Все надо делать поэтапно, в зависимости от ситуации, в зависимости от стратегических планов. 

Мы шли к освобождению территорий тоже многие годы. И говоря о периоде переговорном, тот, который мне довелось вести, были различные периоды этого переговорного процесса, когда были надежды, казалось, что вот еще немного, и  мы согласуем основные принципы.

Сегодня в Армении, как во власти, так и в оппозиции, идет очень много спекуляций насчет того, что предлагалось, как предлагалось. Я для того, чтобы, как говорится, не подливать масла в огонь армянской политической жизни, воздержусь от своих комментариев. Единственно, что скажу, что на протяжении всего переговорного процесса никогда не ставился под вопрос принцип территориальной целостности Азербайджана. Это было принципиальным вопросом, который я всегда говорил армянским руководителям, с которыми вел переговоры, и Минской группе ОБСЕ. Возврат азербайджанцев на все территории был моей принципиальной позицией. И почему переговоры шли? Да потому, что армянская сторона с этим соглашалась. Вот и все. Они с этим соглашались. И двое предыдущих президентов соглашались. Что касается нынешнего руководителя, я пока воздержусь от комментариев. Тут, как говорится, все свежо в памяти. А почему это не происходило, да потому, что они врали, потому что говорили одно, а делали другое. Как только доходило до какого-то такого просвета, надежды, сразу же провокацию устраивали. Это много раз было. В начале 2000-х годов, и в 2014 году. Как только какие-то появлялись окна возможностей — сразу военная провокация. Наглядный пример — вертолет, который атаковал наши позиции и был сбит. Из этого они сделали вывод, что Азербайджан напал, хотя это вертолет военный. Это не учебный, не транспортный. Это Ми-24. И после этого переговоры остановились. Потом новый этап. Потом период 2016 года, апрельская война. Сегодня бывший президент Армении Саргсян говорит, что они в войне победили. Очень оригинальная победа, когда мы оказались в их окопах. Мы подняли флаг, убрав их флаг, и изгнав их с территории Агдеринского, Джебраильского и Физулинского районов,  вернувшись в Беюк Мерджанлы. Это мы так проиграли, да?! Ну здорово тогда! Вот такая примерная армянская историография, такая вот мифологическая армянская наука, и в том числе историческая, в первую очередь, наука.  Поэтому в 2016 году мы им дали по зубам. Скажу так. И после этого нам были даны обещания. Раз уж речь зашла, тоже скажу. Нам были даны обещания, что они уберутся со всех территорий. Эти обещания были даны лично Саргсяном на встрече в России. Он попросил две недели, чтобы убраться с этих территорий после апрельского поражения. А почему тогда он освободил с должности министра обороны Оганяна, который сейчас удрал из Шуши в последний момент? Он приехал типа ее защищать. Так защищал бы. Он же там родился, на нашей земле. Чего не защищал? Чего убежал? А сейчас на митингах хвалится непонятно чем. Так Саргсян снял его с работы за военную «победу» в апреле 2016 года? И были даны сроки. Он попросил две недели. Это было в присутствии моем и Президента Путина. Две недели, а после этого, то ли сам организовал, то ли что-то там произошло с захвата полицейского участка. Потом сказал, что теперь я не могу, теперь ситуация обострилась, там террористы, мне надо разобраться с террористами. Вот так тянул, тянул и дотянул до 2018 года. Поэтому и не решалось ничего.

Теперь когда все это, как говорится, решили мы сами, у нас, еще раз хочу сказать, четкая позиция по будущему. Мы сегодня должны думать о будущем. И говоря об интеграции сегодня, мы готовы на любую форму интеграции. В  той части, где сейчас расположены российские миротворцы, не так-то много людей живет. И вообще, я вам должен сказать тоже, чтобы не было разных таких цифр по тому, сколько людей там жило, —  там до войны жило максимум 60 тысяч человек. Мы  взяли данные не с потолка. Мы взяли данные объективного контроля, в том числе посредством азербайджанских спутников, в том числе посредством объективного наблюдения.  Каждый же понимает, что для нас вопрос Нагорного Карабаха всегда был и остается вопросом номер один. Такое государство, как Азербайджан, могло бы оно, скажем, не предпринимать оперативно-разведывательных мер, чтобы не знать, что там происходит? Мы знали и знаем, что там происходит сейчас. И во время войны знали, и до войны знали. И это нам помогало во время войны, конечно. И сейчас помогает. Поэтому когда сейчас идут непонятные действия по тайному пропуску иностранцев в Нагорный Карабах со стороны российских миротворцев, у нас это вызывает недоумение. Мы с российской стороной договорились, что иностранцы туда могут поступать только с нашего разрешения. Но договоренность нарушается. Больше пока не буду говорить. Может, придется еще раз эту тему комментировать. Но это факт. То есть, я к чему говорю, мы знаем пофамильно практически, кто туда приезжает и кто уезжает. Поэтому сегодня, имея такие возможности, мы, конечно же, за всем следим и будем следить.

А в плане интеграции мы готовы и дальше предлагать различные варианты. Например, сегодня я знаю, что обсуждаются вопросы управления водными ресурсами. А почему они не решались все эти годы? Почему, оккупировав наши территории, нам воду отрезали из Сарсангского водохранилища? И открывали зимой, создавая там наводнение, а закрывали летом, чтобы наши сельчане не могли орошать свои угодья. Сегодня, когда мы вернули Суговушанское водохранилище, ситуация совсем другая. Сегодня, да, они теперь просят нас. Поэтому здесь много вопросов будет, вопросы, связанные с энергетической безопасностью.

В целом, интеграция Ханкенди и других территорий, где сейчас проживает армянское население, — это процесс неизбежный. Надо понимать и принимать историческую перспективу. Я говорил об этом, кстати, еще до войны. Потому что если бы армянское руководство трезво оценило соотношение сил — и военных, и политических, и экономических, и демографических, то приняло бы правильное решение. А наша сила будет только увеличиваться, и в том числе население. А Армения без сотрудничества будет только слабеть. Здесь другого объективно просто быть не может. Ресурсов для восстановления без сотрудничества с Азербайджаном, Турцией просто нет. Как в мешке жили, так и будут жить. Просто сейчас этот мешок стал уже не мешок, а такой маленький вот кисет, я бы сказал. И все.

Поэтому им надо прекрасно понимать, что они не могут говорить, что у них есть какое-то государство Арцах. Нет такого государства, и не было никогда и не будет. Надо эти бредовые идеи выбросить в сторону и нормально жить как граждане Азербайджана. Мы их считаем гражданами Азербайджана, которым промыли мозги. Вот те военные преступники, которые сегодня в Ереване пытаются к власти прийти снова, они им промыли мозги. Сами-то они там не живут. И во время войны там не сидели, убежали. И Саргсян, и Кочарян, и Оганян. Где же их геройские медали, которые они нацепили на себя, как детоубийцы, убийцы Ходжалы? Чего же они не защищали? Они там родились. Один — в Шуше, двое — в Ханкенди. Защищали бы. Или сейчас пусть поедут, пусть сунут нос туда. Посмотрим, унесут они оттуда ноги или нет. Так что нужно лечить, понимаете, лечить этих людей, невинных людей, которые стали жертвой азербайджанофобии, этой пропаганды против азербайджанцев. Я думаю, что время — самый лучший лекарь. Это не мои слова. Это кто уж только не говорил. И нужно дать время, чтобы раны зажили, чтобы пришло понимание, и чтобы в Армении поняли, что все попытки демонизации Азербайджана, которые они предпринимали и предпринимают, контрпродуктивны в первую очередь для них.

Что касается религиозных памятников, мы все религиозные памятники охраняем, государство охраняет, восстанавливаем. Мы во время войны после реставрации открыли христианский храм в поселке Нидж Габалинского района. И что касается христианских памятников — религиозных, культурных — на территории, которая освобождена, ни у кого не должно быть сомнений, что они будут достойно охраняться. И, кстати, армянские паломники свободно могут посещать древний албанский храм Худавенг, который находится в Кяльбаджарском районе. Мы создаем условия, и удинская община Азербайджана, которой этот храм принадлежит, посещает, и армяне, которые пытались его арменизировать, тоже посещают. Так что здесь проблем в будущем не будет. В этом я уверен.

Газета La Vanguardia: Доброе утро, господин Президент. В первую очередь хочу поблагодарить Вас за созданные сегодня нам условия. В декабре прошлого года мы побывали в Агдаме, и здесь мне хотелось бы особо отметить Вашу способность к языкам. У нас в Испании политики этого не умеют. Что касается вопроса языка, то люди, называющие себя руководителями Нагорного Карабаха, утверждают, что якобы приняли русский язык в качестве официального. Господин Президент, на Ваш взгляд, как в дальнейшем там будет обстоять вопрос с официальным языком или вообще с языками? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев:  Благодарю за вопрос. Относительно вашего вопроса об официальном языке в Карабахе могу сказать, что это — своего рода манипуляция. Манипуляция тех, кто в настоящее время незаконно называет себя руководителями в этом регионе Азербайджана. Они могут объявить официальным языком Карабаха и язык суахили. Это не может иметь никакого значения и результата. Нагорного Карабаха не существует, все признают этот регион составной частью Азербайджана. Думаю, что это — последнее дыхание, последняя попытка этого преступного режима хунты показать, что они якобы являются государством. Единственным официальным языком в Азербайджане является азербайджанский язык, и никакой другой язык не может иметь официальный статус на территории Азербайджана. В то же время мы никак не ограничиваем другие языки. Как вам известно, в Азербайджане очень широко используется русский язык. Сегодня у нас действует больше газет и интернет-сайтов на русском языке, чем в советское время. У нас около 340 школ с русским сектором обучения. А сколько в Армении таких школ? Ни одной. В Армении функционирует лишь одна школа для детей дислоцированного там русского военного контингента. У них даже принят примерно такой закон, по которому армянские дети не могут посещать русские школы. То есть, это, как они сами отмечают, является дискриминацией в отношении их стратегического партнера. Они принимают от России военные ресурсы, все уничтоженное нами вооружение стоимостью около 3—5 миллиардов долларов они получили у России бесплатно. Это был подарок или было предоставлено на основе «кредитного договора». Кредита, который они никогда не выплатят. Посмотрите, какую дискриминацию они проявляют в отношении такого партнера. Принято новое законодательство против российских телеканалов. После войны они немного, частично устранили это. Они запрещают русский язык, запрещают русскоязычные школы. Но посмотрите, сразу после размещения в Карабахе российских миротворцев они вдруг принимают русский язык в качестве официального. Я предлагаю язык суахили. В таком случае они смогут добиться налаживания контактов с далекими, отдаленными в языковом отношении странами.

Что касается будущего, то люди, говорящие на разных языках, в Азербайджане пользуются всеми правами и привилегиями. Обеспечивается их доступ к образованию, во всех наших государственных университетах есть русский сектор. Следует учесть, что члены армянской общины, проживающие на этих территориях, могут говорить между собой на армянском языке, в советское время в этом нашем регионе выходили газеты на армянском языке, там были специальные программы. Армянский язык, как и все остальные языки, будет находиться в Азербайджане под защитой.

Благодарю за комплимент относительно моего знания различных иностранных языков. Да, я изучал иностранные языки, и мне всегда приятно использовать их.

Греческая компания Real Group Media: Господин Президент, прежде всего, благодарю за предоставленную возможность принять участие в пресс-конференции. Она организована великолепно. Я представляю Грецию. Как по-Вашему, может ли произошедший вчера в Армении кризис негативно отразиться на прекращении огня и налаженных контактах — контактах между Турцией, Ираном и Россией? Второй вопрос связан с Агдамом. Вчера я побывал там. Я увидел разрушенную до основания территорию в тысячи квадратных километров. Стал свидетелем неуважения, оскорбления в отношении человеческой цивилизации, религиозных памятников. Я не мог представить себе таких разрушений в Агдаме. Вчера я говорил с рядовыми гражданами. Как Вы думаете, сколько времени займет восстановление этих территорий? Там произошли большие культурные потери, проявлено неуважение к религиозным памятникам. Сколько времени,  согласно Вашему плану, по-Вашему мнению, понадобится на восстановление этих территорий?

Президент Ильхам Алиев: Что касается вашего первого вопроса, кризис в Армении и его влияние на мир опять же будут зависеть от того, в каком направлении будет развиваться этот кризис. Необходимо, чтобы в скором времени наступил конец этому кризису.  Как я уже сказал, этой трагикомедии должен быть положен конец. В связи с прекращением огня и выполнением трехстороннего Заявления, хочу привлечь ваше внимание к ответу Президента Путина. Ему задали вопрос, что произойдет, если Армения попытается уклониться от исполнения данного заявления? Он ответил, что для Армении это будет самоубийством. Я полностью согласен с Президентом Путиным в этом вопросе.

Что касается влияния кризиса в Армении на региональное сотрудничество, то да, у нас есть определенное беспокойство. Проводятся трехсторонние встречи между заместителями премьер-министров трех стран — России, Азербайджана и Армении. Уже состоялись две такие встречи. Третья встреча запланирована на завтра в Москве. Но мне пока еще не доложили, перенесена ли эта встреча Арменией. То есть, если она будет перенесена, то это можно понять. Но все же это опять-таки будет зависеть от дальнейших событий в Армении, результатов происходящей  там политической борьбы. Но это не может повлиять на наши планы. Как я уже отметил, у нас есть ясное представление о будущем региона. Есть ясное представление и о налаживании мостов между Турцией, Россией, Ираном и Азербайджаном. Поэтому Армении не следует пытаться предпринять здесь какой-либо негативный шаг. Это обусловливает зависимое положение их политической, военной и экономической конфигурации. Азербайджан — составная часть данного региона, всегда был примером успешного сотрудничества. Существуют форматы Азербайджан — Турция — Грузия, Азербайджан — Турция — Туркменистан, Азербайджан — Турция — Иран. Кроме того, есть формат сотрудничества между Турцией, Ираном и Россией. Армения является единственной страной, не имеющей такого формата сотрудничества. То есть, мы — ответственная страна этого региона. Могут быть определенные отставания, определенные перенесенные мероприятия. Но в целом, считаю, что независимо от того, кто будет находиться у политической власти в Армении, Армения не сможет оказать на это значимое влияние, да и не должна.

Вы отметили Агдам и стали свидетелем плачевной картины там. Каждый, кто едет туда впервые, испытывает шок и потрясение. Не могу выразить, какие смешанные чувства я испытал, когда посетил Агдам и увидел там окопы: потрясение, страдание, сожаление. В то же время я испытывал чувство радости от того, что мы вернулись туда. Это, наверное, может стать даже темой еще одной пресс-конференции. Как я уже отметил, население Агдама до оккупации составляло около 40 тысяч человек. После оккупации, естественно, население увеличилось. Мы должны заново разработать генеральный план уже почти 70-тысячного города. Могу привести вам пример. В прошлом году мы построили квартиры и дома для нескольких тысяч семей. Моим решением они на самом деле были предназначены для вынужденных переселенцев. Но после освобождения оккупированных территорий я принял решение о передаче этих квартир семьям шехидов, и вчера открыл такой городок на 1572 семьи. До конца нынешнего года домами и квартирами будут обеспечены еще  3 тысячи семей шехидов. Мы уже привыкли к этому, у нас есть такой опыт. Мы ежегодно можем строить 3—4 тысячи квартир и домов. То есть, если мы говорим физически о городе Агдам, то считаю, что он может быть полностью восстановлен в течение 2—3 лет, но до этого необходимо провести разминирование, реализовать инфраструктурные проекты. Что касается электрической инфраструктуры, то мы создадим связанную друг с другом энергетическую сеть всех наших городов и регионов. Уже утверждены бюджет, программа, и до конца нынешнего года завершится снабжение электроэнергией. Водоснабжение, газоснабжение, дороги… Мы должны строить не только дома, там должны быть построены больницы, школы, детские сады. Там должны быть созданы рабочие места, потому что проживающих там людей необходимо обеспечить работой. То есть вся эта работа является составной частью программы, которую мы называем Большое возвращение, руководитель Администрации Президента занимается координацией. Не только в Агдаме, но и во всех остальных наших городах и поселках — Физули, Джебраиле, Губадлы — примерно такая же ситуация. В Зангилане все разрушено, за исключением нескольких домов. Это — гигантская работа, нас ждут большие дела. Мы сделаем все это только за счет собственных ресурсов, и уже начали делать. Речь здесь идет не только о финансовых ресурсах. Речь идет о технических возможностях, у нас есть профессионалы, интеллектуальные ресурсы.

Особо хочу подчеркнуть, что мы должны создать там самые хорошие условия для наших граждан, потому что эти люди уже долгие годы испытывают трудности. Мы понимаем, что наши соотечественники хотят вернуться туда как можно скорее. Опять же мне не хотелось бы называть более точной даты, восстановление одного только такого города, как Агдам, займет по меньшей мере 2 года.

Иранское агентство Мехр: Господин Президент, сегодня терроризм является угрозой для мира. Во время Карабахской войны распространялись сообщения о том, что  в регионе действуют террористические группы. А это — большая опасность для региона. Какие коллективные усилия здесь необходимо приложить? Какие шаги в связи с этим будут предприняты Азербайджанской Республикой? Второй вопрос связан с оценкой азербайджано-иранского сотрудничества. Два народа связывают друг с другом исторические и культурные узы, какими Вам представляются региональные перспективы этого сотрудничества?

Президент Ильхам Алиев: Хочу прояснить данный вопрос. Вы говорите о действии террористических групп во время войны, на какие сообщения, кем переданную информацию вы ссылаетесь?

Журналист: Такую информацию распространяли новостные агентства стран региона. С Вашего позволения, не буду называть их.

Президент Ильхам Алиев:  Знаете, ваш вопрос звучит словно обвинение. Можно говорить о любой информации, но необходимо отметить источник. Вы сказали, что распространялась информация, так назовите источник. Назовите источник информации о террористических группах.

Журналист: Как по-Вашему, какие меры необходимо принять для пресечения террористических групп в регионе?

Президент Ильхам Алиев:  О каком регионе или о какой стране идет речь? Вы не можете указать источник. Обвинять кого-то легко. Вы можете задать это в виде вопроса, но суть от этого не меняется. Стоять за своими словами сложнее. Вы говорите сообщения, но на какие источники ссылаетесь? Если бы вы в своем вопросе назвали источник, то я мог ответить подробнее.

Журналист: В таком случае была бы рада получить ответ на второй вопрос.

Президент Ильхам Алиев: Считаю, что на первый вопрос вы ответили сами. Данных, которые вы отметили в вашем вопросе, не существует. Никакой информации, улик и доказательств, связанных с участием террористических групп во время войны, нет. Это — целенаправленно вымышленная история, и я сожалею, что такой вопрос задает журналист из дружественной страны. Обычно подобные вопросы обвинительного характера бывают от других стран. В операциях за освобождение земель никакие террористы не участвовали. Эту победу одержала Азербайджанская армия. Здесь и речи быть не может о каких-то письменных или устных сообщениях или доказательствах. Это — не что иное, как обвинение Азербайджана. Когда это делается Арменией, то можно понять. Это отговорка армян, потому что для них это психологически болезненный вопрос  — азербайджанский солдат нанес им поражение. Они могут сказать, что это сделали какие-то террористы. Но кто-нибудь видел этих террористов? Вы или ваши коллеги можете просто назвать хоть одно имя? У вас есть достаточно времени, поделитесь этой информацией с вашими коллегами. Есть такая информация? Нет. 

Поэтому рекомендую вам не заниматься спекуляцией. Вы — женщина, приехали, как я сказал, из дружественной страны, поэтому мне не хотелось бы глубоко вдаваться в эту тему. Но прошу, распространяя такие слухи, будьте более ответственной.

Что касается азербайджано-иранского сотрудничества, то оно находится на очень хорошем уровне. Послевоенный период создает новые возможности. Мне известно, что иранские компании заинтересованы в участии в работах по реконструкции на разрушенных территориях. Высокопоставленная делегация из Азербайджана посетила с визитом Иран.  Здесь обсуждались важные вопросы, связанные с нашим сотрудничеством, в том числе совместным использованием Худаферинского водохранилища. Мы уже пришли к договоренности с иранской стороной относительно строительства электростанций. Уже выделен бюджет на строительство электростанций «Худаферин» и «Гыз галасы». Общая производственная мощность составит 280 мегаватт, и этот объем будет распределяться между двумя странами.

В связи с новой ситуацией имеются многие возможности. Мы восстановили нашу государственную границу с Ираном. Из-за оккупации ее 132-километровый участок не был под нашим контролем. Сегодня уже открываются новые возможности для бизнеса. Сюда входят также транспорт и сельское хозяйство. Говоря о транспортной сфере, хочу отметить Зангезурский коридор. Этот коридор будет выгодным и для иранской стороны. Пользуясь этим коридором, Иран может наладить железнодорожное сообщение с Арменией. В настоящее время две страны не имеют такого сообщения, и, как я слышал, строительство такой железнодорожной линии уже не стоит на повестке дня, потому что это слишком бессмысленный и дорогостоящий проект. Иранские грузы могут транспортироваться в Армению и обратно через Нахчыван, Джульфу. Возможностей много, мы все их рассмотрим, и, уверен, наше тесное сотрудничество в дальнейшем будет продолжаться.

Журналист: Господин Президент, прошу прощения, но думаю, мой вопрос, связанный с террористическими группами, был понят неверно. Я не имела в виду, что террористические группы действовали с азербайджанской стороны. Я имела в виду деятельность в регионе во время Карабахской войны таких групп, как ИГИЛ.

Президент Ильхам Алиев:  Благодарю за то, что внесли ясность.

Медиа-сеть Ирака: Господин Президент, выражаю Вам глубокую признательность за то, что пригласили нас для участия в мероприятиях, организованных на освобожденных от оккупации территориях. Посетив вчера освобожденный от оккупации город Агдам, мы стали свидетелями невиданных разрушений. Выяснилось, что в период оккупации все дома были разграблены до камней. В том числе нам было очень больно узнать, что в период оккупации разрушенная мечеть использовалась в качестве хлева для животных. Насколько нам известно, на других оккупированных Арменией территориях также полностью были разрушены мечети, мавзолеи, кладбища, вообще памятники культуры, принадлежащие азербайджанскому народу. Какие конкретно иски в связи с этим Ваше правительство намерено выдвинуть против Армении в международно-правовой плоскости? С другой стороны, это — самое широкомасштабное разрушение исламского наследия и культурных памятников в современной истории. Это можно сравнить с преступлениями ИГИЛ против культур на оккупированных землях. Насколько мне известно, недавно этот факт был подтвержден представителями ИСЕСКО. На Ваш взгляд, какую конкретную роль международные организации и мусульманские страны могут сыграть в восстановлении культурных памятников на освобожденных территориях? Кроме того, как мы уже сказали, какую общую роль могут сыграть международные организации и мусульманские страны в восстановлении данных территорий? Большое спасибо, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Действительно, вид города Агдам у всех у нас вызывает боль, и весь мир должен увидеть это. Содержание в Агдамской мечети свиней и коров является оскорблением Арменией всего мусульманского мира. Мы воспринимаем это именно так. Те, кто допустил эти оскорбления, сегодня пытаются найти себе место и на политической арене Армении. Есть фотографии бывшего президента Армении Кочаряна перед разрушенной Агдамской мечетью, на стенах которой были написаны оскорбительные выражения. Они совершили это преступление, и я неоднократно отмечал на различных мероприятиях, в частности, саммитах Организации исламского сотрудничества и других международных мероприятиях, что те, кто совершил это преступление, позволил себе оскорбить исламские святыни, никогда не может дружить с мусульманскими странами. Обращаясь к лидерам мусульманских стран, я говорил: люди, которым вы пожимаете руку, разрушили, снесли мусульманские мечети, содержали там коров и свиней. Это — совершенно новые видеосъемки после освобождения Зангилана от оккупации. Они тоже появились во время войны. В одной из мечетей Зангиланского района содержали свиней. Превратили дворец Панахали хана в хлев. То есть, они делали это умышленно. Разве нельзя содержать животных в другом месте? Намеренно делали. Посмотрите, насколько велика их ненависть к мусульманам! И совершившие это преступники, безнравственные люди встречаются после этого с лидерами некоторых мусульманских стран и говорят о какой-то дружбе, сотрудничестве. Поэтому я прошу распространить эти видеоизображения во всем мире. Пусть весь мир увидит, что руководство Армении отличается исламофобской натурой, и это является оскорблением не только для нас, но и для всего мусульманского мира.

По имеющимся данным, на освобожденных землях было 67 мечетей, из них лишь одна относительно уцелела. Остальные либо полностью разрушены, либо разрушена их большая часть. Мы восстановим все мечети. Конечно, представители исламских стран вносят свои предложения по данному вопросу. Недавно, как отметили и вы, в Азербайджане находилась делегация ИСЕСКО. Она посетила Агдамскую мечеть, после чего в ходе встречи с генеральным секретарем ИСЕСКО было выдвинуто предложение о том, что ИСЕСКО может сыграть свою роль в деле восстановления наших исторических памятников. Мы приветствуем это. Мы также приветствуем инициативы представителей других мусульманских стран. Мы должны превратить эти восстановительные работы в праздник исламской солидарности, потому что  Азербайджан проводит очень последовательную политику по усилению исламской солидарности. Различные мероприятия, проведенные в нашей стране по линии Организации исламского сотрудничества, а также наша открытая позиция по принципиальным вопросам, конечно же, снискали нам большой авторитет и в исламском мире. Единство и солидарность между мусульманскими странами нужны нам всем. Поэтому выражаю вам признательность за такое предложение и прошу ознакомить общественность вашей страны с этими реалиями.

Анатолийское агентство Турции: Уважаемый господин Президент, после 10 ноября трем странам, подписавшим Заявление, предстояла определенная деятельность в регионе, к которой они приступили. Однако в этот период в прессе появлялись различные сообщения о количестве зарубежных стран в регионе, контроле за транспортными самолетами, сразу после этого ежедневно прибывающими в регион, числе граждан Армении, возвращенных в регион. Некоторые вопросы вошли и в Вашу повестку дня. Вы и раньше высказывали свои замечания по этому поводу. Как лидер страны, одержавшей победу в войне, довольны ли Вы периодом после 10 ноября и мог бы он быть лучше?

Президент Ильхам Алиев: В принципе, я доволен, потому что одним из основных вопросов, указанных в Заявлении, подписанном 10 ноября, было возвращение нам Агдамского, Кяльбаджарского и Лачинского районов, и мы добились этого.  

1 декабря эти регионы вернулись к нам.

В то же время считаю, что предпринимаются позитивные шаги, связанные с другими вопросами, указанными в Заявлении. Некоторые вопросы, естественно, пока не исполняются. Для этого необходимо определенное время. Однако считаю, что вопрос в принципе развивается в позитивном направлении.

Деятельность Турецко-российского совместного мониторингового центра также является важным шагом в этом направлении. Уверен, что посредством этого мониторингового центра будет внесен большой вклад в укрепление стабильности и режима прекращения огня в регионе. Как Президент Азербайджана хочу отметить, что с азербайджанской стороны никаких агрессивных шагов предприниматься не будет. Мы никогда не делали этого и сегодня необходимости в этом нет. Поэтому Заявление от 10 ноября в принципе выполняется.

Есть некоторые вопросы, которые не нашли отражения в Заявлении от 10 ноября, но были согласованы в последующий период. Часть этих вопросов выполняется, а часть — пока нет. Еще раз говорю, есть некоторые вопросы — российские миротворческие силы не предпринимают достаточно серьезных шагов для недопущения иностранных граждан на нашу территорию. Это нас беспокоит, и мы доводим эту обеспокоенность до российской стороны. Уверен, что со временем эти вопросы тоже будут отрегулированы.

Не следует также забывать, что после 10 ноября в нашем регионе и во всем мире сложилась совершенно новая ситуация. Мы должны адаптироваться к этой ситуации, каждая страна должна привыкнуть к ней. Это — новая ситуация, как для нас, так и для соседних стран. Здесь есть и логистические, и технические, и транспортные, и психологические проблемы. У некоторых слишком большие ожидания. Но всему свое время и свое место. Мы шаг за шагом смогли добиться поставленной цели и за 44 дня превратили невозможное в реальность. Об этом сегодня говорим не только мы, но и международные эксперты. Проведенная нами военная операция сегодня изучается в военных училищах ведущих стран мира. Считаю, что мы добились в период войны и после нее максимально возможного результата, но жизнь продолжается, она не стоит на месте, возникают новые вопросы.

У нас есть стратегический взгляд: чего мы хотим, чего хотели до сих пор и чего хотим после этого, что мы должны сделать для достижения этих желаний и целей — у нас достаточно ясные взгляды и представления. В рамках этого общего плана мы и дальше будем предпринимать свои шаги, будут и новые достижения, успехи.

Украинский телеканал «1+1»: — Добрый день, господин Президент. У меня два вопроса к Вам. Один достаточно короткий. Охарактеризуйте, пожалуйста, в двух словах нынешний характер военного и военно-технического сотрудничества Украины и Азербайджана. Есть ли возможность у Азербайджана поделиться военным опытом деоккупации с Украиной? И вдогонку второй вопрос. Несмотря на все различия в характере войн в Украине и Азербайджане, все-таки Украина противостоит российской агрессии, у нас очень много общего. Например, необходимость решения проблемы реинтеграции после деоккупации местного населения, которое относится, мягко говоря, не совсем дружественно к законной власти. Вы сталкиваетесь с этой проблемой, нам ее предстоит решать. Вот вопрос: каковы Ваши планы в краткосрочной и долгосрочной перспективе относительно армянского населения Карабаха. Иными словами, что Вы можете предложить армянам Карабаха — гражданство, полную реинтеграцию, культурную автономию и т.д.? Спасибо большое.

Президент Ильхам Алиев:  Спасибо. Что касается военно-технического сотрудничества между Украиной и Азербайджаном, то это сотрудничество в принципе имеет большую историю. И в первые годы независимости Украина была главным нашим партнером в деле военно-технического сотрудничества. Но постепенно это сотрудничество как бы сходило на нет. И сегодня, честно говоря, оно не измеряется очень такими большими объемами. Хотя что касается становления нашей военной промышленности, когда мы начали создавать военную промышленность, украинские предприятия нам очень в этом помогали, и многие наши производства военной продукции были совместными производствами с украинскими компаниями.

Сегодня, насколько мне известно, военно-технический комплекс Украины переживает период своего развития, Азербайджана тоже. Поэтому я считаю, что в этом направлении тоже есть возможности для сотрудничества. Но скажу откровенно, что пока каких-то конкретных проектов и предложений ни с украинской стороны, ни с азербайджанской стороны не было. Наверное, для этого время еще не созрело.

Что касается реинтеграции местного населения, то, честно говоря, мы к этому не приступили, потому что война только закончилась. Сегодня армянское население, которое проживает на территории Карабаха, не имеет контактов с азербайджанским населением. Но в силу того, что азербайджанского населения там просто нет, потому что их не было там 30 лет, и оно туда не вернулось, а армянское население находится на территории, подконтрольной российской миротворческой миссии, и за эту территорию не выходит, потому что там и выходить некуда, там везде минные поля. Поэтому для начала вот таких повседневных контактов между армянским и азербайджанским населением должны созреть условия. В первую очередь, это — политические условия. Как я опять же говорил, армянское государство должно отказаться от всяких попыток отторжения суверенной территории Азербайджана, от всякой фразеологии типа «Арцах — это независимое государство». От всякой этой ереси и чуши они должны просто отказаться и перестать обманывать себя, пытаться обманывать весь мир и сбивать с толку людей, которые там живут,  должны признать территориальную целостность Азербайджана. Я считаю, что это неизбежно. Когда я говорил ранее, отвечая на вопросы о возможном мирном договоре между Азербайджаном и Арменией, — я понимаю, что я немного иду дальше, чем может быть нужно сегодня, — но это также будет возможно, когда Армения признает территориальную целостность Азербайджана, которую признает весь мир.

Поэтому думаю, что сейчас те контакты, которые уже устанавливаются на уровне официальных лиц, — рабочая группа с участием вице-премьеров, встреча на границе руководителей погранслужб Азербайджана и Армении, встреча в Москве руководителей специальных служб России, Азербайджана и Армении, другие контакты между официальными лицами, — они должны создавать почву. Здесь опять же важно, чтобы армянская сторона уяснила, что не нужно пытаться нас обманывать. Потому что, к сожалению, мы видим опять вот эти финты, если можно так сказать: на словах одно говорится, а на деле происходит другое. Не нужно, это не то время, и они совершенно не в том положении, чтобы могли себе это сейчас позволить. Надо вести искреннюю работу, если соглашаемся на что-то, надо выполнять, если нет, не могут, надо сказать, что не могут, чтобы не было таких вот, знаете, неоправданных надежд и обещаний.

Так вот, эта база когда будет создана, если будет создана, и когда азербайджанское население вернется на освобожденные территории, тогда, безусловно, уже будут контакты. Потому что они просто неизбежны для нормального функционирования и жизнедеятельности людей, кто живет сейчас в Ханкенди и в других населенных пунктах. Без Азербайджана этого добиться просто невозможно. Посмотрите как сегодня доставляются грузы для российского миротворческого контингента в Карабах. Как? Не как раньше самолетом до Еревана, а потом грузовиками до Ханкенди. Сейчас железной дорогой до Барды. А скоро, уже через год,  у нас будет дорога до Агдама. И оттуда уже подъезжают российские грузовики, загружают и едут. Намного дешевле и удобнее. А как летают сейчас российские самолеты, которые возят грузы для военнослужащих? Они не в Ереван летят, чтобы потом 10 часов по этому коридору, тем более заснеженному, ехать. Они летят в Гянджу, а оттуда час, может с небольшим, они уже находятся в Ханкенди. То есть, это жизнь диктует. И когда российская сторона к нам обратилась с такой просьбой, мы поддержали, потому что зачем мы должны создавать искусственные проблемы для миротворцев. Миротворцы в том числе обеспечивают безопасность и для наших жителей. И во-вторых, этим самым мы также даем сигнал тем, кто проживает сейчас там, что, вот смотрите, неслучайно ведь тогда Кавказское бюро приняло решение оставить Нагорный Карабах, еще раз хочу подчеркнуть, очередную армянскую ложь развеять, как и многие другие: не передать Нагорный Карабах Азербайджану, а оставить. Вот это принципиальный пункт, которым они всегда манипулируют. Именно в том числе и поэтому, во-первых, и потому, что это — историческая область Азербайджана, а во-вторых, а как бы они добирались туда? Ведь в Лачине и Кяльбаджаре до  

1930-х годов не было дорог. Это кто не знает просто, пусть знает. Там на лошадях передвигались. Как можно было из Армении попасть туда? Никак. Только на лошади. В Кяльбаджаре вообще дорог не было. Это был отрезанный регион. И мы в 1930-е годы начали строить дороги. Поэтому, естественно же, здесь населенные пункты, здесь цивилизация, здесь древние города. Дорога в Ханкенди шла через Агдам. Вот поэтому.  То есть, все должно вернуться в свое естественное состояние, деполитизированное полностью. И люди армянской национальности, которые там проживают, я думаю, поймут, и когда будут общаться со своими азербайджанскими соседями и бывшими друзьями, я думаю, быстро найдут общий язык.

TRT World: Господин Президент, насколько Вас беспокоит нынешняя ситуация в Армении? Премьер-министр Армении Никол Пашинян является одним из тех, кто подписал документ от 10 ноября. В настоящее время некоторые политики там выступают с призывами о пересмотре вопроса. Беспокоит ли Вас это? Мой второй вопрос -  были ли у Вас официальные контакты с Николом Пашиняном и существует ли сегодня между вами прямой контакт?

Президент Ильхам Алиев:  Мне не хотелось бы углубляться в связи с ситуацией в Армении. Моими словами могут злоупотребить некоторые политические группы в Армении. Думаю, лучше им самим решить вопрос. Однако как соседняя страна и с учетом того, что война закончилась, мы, конечно, не можем оставаться безучастными к ситуации в Армении. Мы внимательно отслеживаем ее. Считаю, что, независимо  от того, кто будет у власти в Армении, попытки помешать исполнению Заявления от 10 ноября могут нанести огромный вред этой стране. Я уже процитировал Президента Путина. Это будет для них самоубийством, ситуация еще больше усугубится. Поэтому сегодня в Армении должны понять, что нынешняя ситуация является непосредственным результатом захватнической политики против Азербайджана. Эти события не являются результатом того, что происходило в течение последних двух лет или нескольких месяцев, непосредственной причиной этого является оккупация. В настоящее время они утратили все идеологические устои, потому что их идеологические устои состояли из мифов, построенных на азербайджанофобии. Они преподносили себя как страну-победительницу, а Азербайджан был проигравшей стороной. Но, столкнувшись лицом к лицу, мы доказали кто есть победитель. То есть, я отслеживаю эту ситуацию, но меня не беспокоит, что какие-либо перемены в Армении могут повлиять на выполнение Заявления. В первую очередь потому, что это — уже официально подписанный документ. А во-вторых, потому, что там есть и подпись Президента России. Сегодня зависимость Армении от России в 10 раз больше, чем в довоенный период. Армения зависела от России и до войны. Этим я не обвиняю Армению, это — реальность. Эта зависимость после войны выросла в 10 раз. То есть, хватит ли у Армении смелости  так отнестись к подписи Президента России? Речь здесь идет не просто об этом заявлении, суть  в том, что там есть подпись Президента России, и он выступает в качестве гаранта этого документа. То есть, я бы рекомендовал им не иметь каких-либо ожиданий. История в Армении доказала, что политики там для того, чтобы прийти к власти, всегда делали популистские выступления, а столкнувшись затем с реальной ситуацией, страдали от этого. Поэтому я не исключаю тех или иных реваншистских заявлений. Но они должны воздержаться от этого. В любом случае, независимо от воли власти Армении, Заявление от 10 ноября будет выполняться.

Мои контакты с Пашиняном прервались, когда он стал выступать с провокационными заявлениями, я уже озвучил их. До этого, в 2019 году, он стал инициатором такого контакта в городе Душанбе. Те самые политики в Армении сегодня обвиняют его в «лифтовой дипломатии». 

Однако смешная ситуация. Мы случайно в течение 1 минуты находились в лифте, то есть, направляясь на встречу, поднялись с одного этажа на другой. Какой дипломатией этот человек мог заниматься в течение одной минуты в лифте? В Душанбе он предложил мне и обещал, что будет соблюдать прекращение огня и приложит усилия для завершения конфликта. Я согласился. Затем между нашими представителями были налажены прямые контакты, и когда на линии соприкосновения происходил какой-либо инцидент, осуществлялся взаимный обмен информацией. Впоследствии Пашинян сам отмечал, что ситуация на линии соприкосновения была не такой уж мирной. Почему? Потому что он попросил меня, и я посчитал, что это может послужить миру. Я посчитал, что он не станет повторять ошибок своих предшественников и изменит свою политику. Но он неверно истолковал мой жест. Он увидел в нем признак слабости, хотя это был признак силы, величия. А затем его известный танец в Шуше и известные заявления положили конец нашим контактам. Конечно, во время войны у нас также не могло быть никаких контактов. В январе мы провели в Москве по приглашению Президента Путина трехстороннюю встречу. Это была трехсторонняя встреча, у нас не было никаких двусторонних связей и контактов.

Телеканал REAL: Господин Президент, на территориях Азербайджана, которые Армения удерживала под оккупацией в течение 30 лет, нанесен большой ущерб историческому, культурному наследию нашего народа, разрушены мечети, исторические памятники, инфраструктура. Можно сказать, что территория фактически превращена в пустыню. Этот вандализм продолжался и после Заявления от 10 ноября. Им были предоставлены дни, чтобы покинуть территорию. За это время они также учинили зверства, Азербайджану был нанесен огромный ущерб. Какая работа проводится для того, чтобы дать этому политико-правовую оценку на международном уровне, и как Вы оцениваете перспективу привлечения Армении к той или иной ответственности за совершенные преступления? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Вы абсолютно правы. После 10 ноября они не отказались от своей неприглядной деятельности, напротив, в течение 20 дней постарались нанести нашей природе и имуществу максимальный ущерб. Сожгли, разграбили дома, вырубили деревья, унесли оконные рамы, санитарные узлы. На глазах всего мира. Хорошо, что представители зарубежных медиа также стали свидетелями этого вандализма, весь мир увидел, с кем мы находились лицом к лицу и какое зло победили. Честно говоря, я не ожидал такого вандализма, причем совершенно необоснованного. Посмотрите, оккупировать чужую землю, применив силу, изгнать владельца этой земли, этого дома, не дав ему никакого времени, — мы дали им 20 дней, а они не дали нам даже 20 часов, — после этого жить  в его доме и сказать, что это мой дом, а когда тебя вынудили покинуть его, разрушить, снести, сжечь этот дом. Какая степень безнравственности! Весь мир увидел это. Значение Второй Карабахской войны не ограничивается лишь восстановлением наших территорий, территориальной целостности. Весь мир увидел истинное, реальное лицо армянского фашизма. Конечно, мы должны подсчитать и подсчитываем весь причиненные ущерб. По моему указанию в настоящее время соответствующие структуры Азербайджана проводят видео-, фотосъемки, съемки с дрона. Весь причиненный ущерб будет подсчитан. Начались работы по протоколированию всех разрушенных домов с тем, чтобы граждане в индивидуальном порядке обратились в международные суды, в первую очередь в азербайджанские суды, а затем международные суды, для возмещения причиненного ущерба.

На втором этапе — в этой сфере тоже уже началась работа, подписаны соответствующие документы — подписаны документы и с международными компаниями, имеющими опыт подсчета причиненного ущерба в аналогичных конфликтах, в ближайшее время они приедут в Азербайджан. Разумеется, они сами проведут исследования, но и мы обеспечим их необходимыми материалами. Эти международные компании имеют опыт в данной сфере, и, конечно, в международные суды будут поданы иски для возмещения причиненного ущерба, выплаты компенсации.

Одновременно к ответственности будут привлечены иностранные компании, которые без разрешения эксплуатировали наши природные ресурсы. Как вам известно, на освобожденных землях хищнически эксплуатировались наши золотые рудники. Это — международное преступление. Уже проведена предварительная подготовительная работа  для привлечения к ответственности некоторых структур, совершивших это преступление. Я уже несколько раз высказывал свое мнение  по этому вопросу, еще раз хочу сказать:  либо эти компании выплатят нам компенсацию, либо пойдут под суд. Если пойдут под суд, то, абсолютно уверен, проиграют и при этом опозорятся на весь мир. Потому что заниматься незаконными делами, незаконным предпринимательством в чужой стране, грабить природные ресурсы этой страны считается преступлением. Будет серьезно подорвана и международная репутация этих компаний.

Параллельно уничтожен наш лесной фонд, армяне вырубили и уничтожили 54 тысячи гектаров лесных угодий. До оккупации общая площадь наших лесов составляла примерно 220—230 тысяч гектаров, из них 54 тысячи гектаров вырублено. Они производили из древесины различные материалы, насколько мне известно, широкий размах там получил и паркетный бизнес. Иностранные компании тоже участвовали в этом. То есть, весь причиненный ущерб будет подсчитан, в том числе будут оштрафованы и компании, незаконно использовавшие наши земли. На освобожденных землях только под зерновыми было около 100 тысяч гектаров площадей. Их незаконно эксплуатировали и получали доходы. Это тоже будет подсчитано. Это — одна сторона дела. Как теперь  отреагируют на это в международных судах — это второй вопрос. Конечно, основной вопрос здесь — объективность. Если будет объективный подход, то, конечно, им придется выплатить эту компенсацию. Мы одновременно ознакомились и с международной практикой. Министерству иностранных дел дано поручение, и на днях мне уже сообщили, какие были прецеденты, и эти прецеденты есть. Не так много, но есть. Конечно, каждый прецедент здесь должен быть нами проанализирован. Что лежит в его основе — объективность или политический заказ? Потому что не секрет, что международная судебная система также не свободна от политического давления и в ряде случаев выполняет политические заказы. Поэтому все будет зависеть от этого. Во всяком случае, мы выполняем свою миссию, и в ближайшее время будет подготовлен  подробный отчет.

Британское информационное агентство Reuters: Господин Президент,  Вы сейчас говорили об инвестициях, о вложении инвестиций в восстановление Карабаха. Я хотела бы спросить, достаточно ли гарантий для прочного мира в Карабахе, чтобы привлекать иностранных инвесторов и кредиторов для его восстановления? Вообще приблизительно о каких объемах идет речь? Насколько я знаю, из бюджета в этом году выделено 2,2 миллиарда манатов. Это небольшая сумма, очень большие там восстановительные работы. Будут ли частные инвестиции привлечены? Как официальный Баку видит в целом весь этот процесс?

Еще хотела бы у Вас спросить. Вашим Указом Государственная нефтяная компания Азербайджана была передана Инвестиционному холдингу и идет ее акционирование. Говорит ли это о том, что официальный Баку уже собирается открыть для приватизации ряд крупных государственных компаний страны? Можно ли говорить, что это является месседжем иностранным инвесторам? Вы в своем вступительном слове очень хорошо отметили, что был организован визит иностранных журналистов на ряд территорий, которые освобождены от оккупации. Ваша администрация очень профессионально, на высоком уровне провела эту работу. Но, наверное, мои коллеги тоже меня поддержат, мы все очень хотели бы посетить город Шуша,  увидеть, в каком он состоянии сейчас, насколько он был разрушен, какие работы идут, чем этот город сейчас живет. Я рискну Вас попросить о содействии организовать этот наш визит. Спасибо большое, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Что касается иностранных инвесторов, я думаю, что сейчас иностранные инвесторы будут более активно вкладывать в Азербайджан с учетом того, что война окончена. Все понимают, что риски возобновления военных действий практически сведены к нулю. Что касается Азербайджана, то с нашей стороны не будет никаких агрессивных действий, что касается Армении, то у них просто нет возможностей, и думаю, что все-таки самоубийство, о котором я говорил и которое я цитировал, это не самый лучший выход даже в их ситуации. Поэтому уверен, что инвестиции будут.

Я вам должен сказать, что еще до войны нам удалось привлечь инвестиции в возобновляемую энергетику. Две крупные международные компании изъявили желание вложить деньги в строительство солнечной и ветровой электростанций общим объемом 440 мегаватт. Был проведен тендер среди ведущих энергетических компаний мира и две компании дали лучшие предложения. Но тогда я сказал, что это не значит, что другие компании, которые как бы не добились успеха, остаются в стороне. Поэтому мы сейчас привлекаем компании, которые хотели бы вложиться в эту сферу. Как раз-таки на освобожденных территориях для этого есть очень хорошие возможности. В Кяльбаджаро-Лачинской зоне — это ветровая, поскольку там очень сильные ветра. А в Зангилано-Джебраильской зоне — это солнечная, потому что там и количество солнечных лучей очень большое в год, к тому же, там, если так можно сказать, качество солнечных лучей тоже позволяет. Так что сегодня уже даны поручения соответствующим азербайджанским структурам с иностранными партнерами проработать эти вопросы. То есть, это имеет очень большую перспективу. Плюс, как я уже сказал, мы объявили Карабах зоной «зеленой энергии» и для этого, конечно, в первую очередь ждем инвесторов.

Что касается государственных инвестиций в 2,2 миллиарда манатов, сумма для начала, я думаю, приемлемая. Я более того скажу, из той инвестиционной программы, которая мне была предложена по восстановлению Карабаха, пока что из тех проектов, которые будут реализовываться в этом году, сумма где-то в районе одного миллиарда уже практически распределена. То есть, о чем это говорит? О том говорит, что пока  проектов нет. Потому что проекты инфраструктурные — на них мы средства выделяем. Это — электроэнергетика, дороги, железная дорога, разминирование и т.д. А что касается уже самого строительства, то на это мы пока не выделяем, потому что этих проектов нет. Мы хотим все спланировать правильно, чтобы избежать тех ошибок, которые были допущены в градостроительстве даже города Баку в начале вот такого строительного бума, в других городах, где строительство шло хаотично, бесконтрольно, зачастую по таким серым или темным схемам. В Карабахской зоне этого не должно быть, да не только в Карабахской зоне.  А потом уже этот опыт будет перенесен параллельно на все другие территории Азербайджана. Поэтому все должно быть правильно спланировано. Где что должно располагаться, где какие инфраструктурные проекты должны осуществляться — чтобы все шло по плану. И, конечно, государство возьмет на себя всю инфраструктурную сферу и плюс еще большую часть жилого фонда. Но также и частные компании тоже в отведенных местах по согласованным проектам, с соблюдением всех норм градостроительства и экологии будут иметь возможность там вкладывать инвестиции. Вот примерно так мы видим подход.

Что касается сел, то сотни сел освобождены на освобожденных территориях. Некоторые села — раньше там было 5 домов, 6 домов, 7 домов — .наверное, не они должны быть приоритетом.

Поэтому мы сейчас определяем приоритеты — какие села в первую очередь должны быть восстановлены и что для этого нужно сделать. Также по моему поручению уже, по-моему, проводится или начинает проводиться опрос среди бывших беженцев, чтобы мы четко знали, кто собирается ехать. Понимаете,  я тоже уверен, что все хотят ехать, и дай Бог. Но может кто-то не хочет ехать. Поэтому зачем мы должны тратить, если он не поедет, или же если он поедет туда на уикенд, а жить будет в Баку или Сумгайыте. Разве это выход из ситуации? Нет. Нам надо там размещать тех, кто будет там жить, и вот для этого нам надо проводить опрос, и не просто так, спросил и забыл, нет. Подписался, что я, такой-то, такой-то, собираюсь ехать в такой-то район, такое-то село и там жить. И вот под это мы уже будем финансы и все другие вопросы решать. Иначе, знаете, я не хочу предугадывать, но знаю, что может быть.  И скажу так, освобожденные земли — это не дачные участки для тех, кто живет в Баку. Вот этого не будет, это точно. И будем очень жестко контролировать вообще кто там живет, чтобы именно те, кто хочет, туда поехали, и для них мы все условия создадим.

Что касается Инвестиционного холдинга, не буду долго говорить, я думаю, все знают почему он был создан, и в моем Указе об этом четко было сказано. В первую очередь, для того, чтобы совершенствовать систему управления. Система управления в государственных компаниях хромает. Она не отвечает современным требованиям. Она является фактором сдерживания. Она является методом высасывания денег из бюджета. У нас практически ни одна государственная компания, может, за редким исключением, не может себя содержать. Все время требуются дотации из бюджета. Куда это годится? Поэтому так больше не может продолжаться. С другой стороны, стратегическая инфраструктура на данном этапе, тем более с учетом восстановления Карабаха, должна оставаться в руках государства. Это однозначно, иначе мы просто не сможем восстановить территории. Потому что если сейчас предположить, что все наши государственные компании работают сегодня методом как бы корпоративного управления частных западных компаний, то они просто не будут вкладывать в те проекты, которые нужны, чтобы восстановить территории. Поэтому на этом этапе цель — привести корпоративное управление государственных компаний в соответствие с международными нормами, обеспечить должный контроль. Для этого создаются наблюдательные советы. В наблюдательных советах представители Администрации, представители министерств, правительства, чтобы уже не было бесконтрольности, не было расточительства. Потому что государственные компании сегодня во многом это огромная обуза на шее у государства. И даже Государственная нефтяная компания, которая является крупнейшим налогоплательщиком, и то берет деньги, или брала до недавнего времени из бюджета для газификации. Ну куда это годится? Я уже не говорю про другие. За небольшим исключением, у нас государственные компании неэффективны. Этому будет положен конец — и в плане укрепления руководства, и в плане совершенствования управления.  А кто не сможет или не захочет работать по новому, честно, прозрачно, тот будет привлечен к ответственности, и не только к административной.

Что касается приватизации государственных компаний, во всяком случае, в этом году этого точно не будет. Но некоторые сферы деятельности государственных компаний, конечно, должны, в том числе, развиваться за счет частного капитала. В первую очередь, я имею в виду энергетическую сферу. Вот мы уже открыли эту сферу для иностранного частного капитала и для азербайджанского открываем. Я сказал о том, что ветряная, солнечная станции. У нас в Лачин-Кяльбаджарской зоне большой потенциал для гидроэнергетики. Почему бы азербайджанским компаниям не дать предложение с тем, чтобы участвовать в проектах. Там не такие большие вложения, эти ГЭС достаточно небольшого объема. Это будет хорошим шагом, мы протестируем, как это работает, как это интегрируется в общую нашу систему энерго­обеспечения. И с тем, чтобы эти компании работали с прибылью, чтобы на государство было меньше нагрузки. Так что пока в этой стадии.

Что касается поездки в Шушу, я дам поручение тогда, чтобы журналисты поехали. Там сложности были с доступом, поскольку дороги практически не существовало. Даже когда я ехал, просто мне повезло, что была солнечная погода и высохло, иначе бы я сам тоже остался на полдороги. Поэтому я даю поручение Хикмету Гаджиеву, — кстати, и обращения были на этот счет, — чтобы в ближайшее время этот визит осуществить.

Телеканал СВС Азербайджан: Господин Президент, на протяжении многих лет Азербайджан стремился привлечь внимание мировой общественности к оккупации своей территории и разграблению материально-духовного наследия. При этом официальный Баку неоднократно призывал международные структуры предпринять действенные шаги для урегулирования конфликта. Но все мы были свидетелями господства равнодушия и двойных стандартов, и в итоге Азербайджан собственными силами восстановил свою территориальную целостность. Как по-Вашему, разрушил ли пример Азербайджана стереотипы, сформировавшиеся в отношении урегулирования замороженных конфликтов в других точках мира?

Президент Ильхам Алиев: Считаю, что в значительной степени разрушил, и мы создали новую реальность, потому что замороженные конфликты есть во многих местах в мире, не только на постсоветском пространстве. Если взглянуть на эти конфликты, проанализировать их происхождение и нынешнее состояние, то можно увидеть, что уже и граждане этих стран, и международная общественность словно в определенной степени смирились, согласились с таким положением или же воспринимают это как безальтернативный вариант. Определенная логика здесь есть, потому что продолжающееся на протяжении многих лет положение ни войны, ни мира, замороженные конфликты волей-неволей наводят на такие мысли. Это — во-первых. Во-вторых, для того, чтобы сломать стереотипы здесь необходимо несколько факторов. Если эти факторы, их единство есть, значит — данные стереотипы будут сломаны. Прежде всего, нужна сильная политическая воля: сильная политическая воля лидеров, их способность выдержать любое давление. Считаю, что это — первостепенный вопрос, потому что, ссылаясь на собственный опыт, могу сказать, что на протяжении 17 лет в различные периоды попытки давления на меня то усиливались, то слабели, но всегда были, всегда, —  об этом я тоже говорил:  есть реальность и вы должны с ней смириться, довольствуйтесь тем, что вам предлагают, остальные земли пусть остаются, Армения не согласна, там должен быть проведен референдум, проведено голосование и прочее. Сегодня общественность знает об этом.

Посредниками в нашем конфликте были или есть ведущие страны мира. Пусть каждый принимает, как хочет, сказать нет постоянным членам Совета Безопасности, этим странам, предпринимать шаги вне их воли, конечно, не так легко. Поэтому сильная политическая воля, это во-первых. Во-вторых, многое зависит от позиции народа. Если народ согласился, смирился с таким положением, то конфликт останется замороженным. Азербайджанский народ никогда не мирился с этой ситуацией, и, обращаясь к азербайджанскому народу, я всегда говорил, что мы никогда не смиримся с этим. Некоторые думали, почему Ильхам Алиев всюду поднимает карабахский вопрос. Я поднимал этот вопрос даже на международных мероприятиях, не имеющих отношения к данной теме. Возможно, я по тысячу раз повторял одни и те же слова, чтобы дошло до этих людей. Это — во-первых. Во-вторых, чтобы это никогда не забывалось здесь, внутри страны. Никогда. Пусть и у вынужденных переселенцев не возникает чувство безнадежности, в то же время пусть в обществе никогда не забывается эта тема. Считаю, что сохранять эту тему на повестке дня — один из важных вопросов. Особенно если учесть, что — я сейчас все говорю, как есть, — реальная ситуация показывала, что решение этого вопроса военным путем может обойтись нам очень дорого. Даже если мы будем иметь все возможности, последствия, как говорится, могут быть очень болезненными. В-третьих, конечно, нужна мощная армия, без этого ни один конфликт не может быть урегулирован. И ты должен быть прав. Все первичные факторы у нас были. Мы были правы, с исторической точки зрения это наши земли, с точки зрения международного права, резолюций международных организаций все вопросы усиливали нашу позицию. Но почему мы потеряли эти земли в свое время, в начале 1990-х годов. Потому что не было управления, не было армии, здесь, в Баку, в 1992 году тысячи людей выходили на митинги, а там позиции оставались пустыми. В то время Народный фронт начал гражданскую войну, захватил в плен азербайджанских солдат, тогда наши земли и оказались под оккупацией. Шла борьба за власть. То есть, в то время мы не смогли сплотиться во имя национального единства, единой идеи, а сейчас сплотились. К тому же, должно было подрасти поколение. Я уже неоднократно говорил об этом. Самую большую роль среди освободителей Карабаха сыграли наши граждане, повзрослевшие за последние 17 лет. Конечно, старшему поколению принадлежат большие заслуги, у него есть опыт и знания. Но в бой шли, грудью вставали на защиту Родины  наши сыновья, воспитанные в патриотическом духе в течение 17 лет. Они и отдали свою жизнь за Родину. При наличии данных факторов можно урегулировать любой конфликт. Естественно, есть другие факторы, экономическое развитие и пр. Но если этих факторов нет, никакой замороженный конфликт урегулировать невозможно.

Мы создали новую реальность, и сегодня все должны мириться и считаться с ней. Для нас начинается новый период. Поствоенный период был сложным для многих стран. Но после войны прошло уже несколько месяцев, и мы видим, что поствоенный период у нас тоже проходит очень  спокойно. Это — огромное преимущество нашего общества, величие нашего народа. И сегодня мы вновь объединяемся во имя именно этих идей, во имя новых идей — как восстановить Карабах, как вернуть бывших переселенцев на эти земли, создать после этого такое могущественное государство, чтобы никто и никогда не мог совершить против нас никакой провокации.

Независимый журналист из Великобритании: Господин Президент, благодарим Вас за то, что пригласили нас сюда. Считаю, что по длительности пресс-конференции Вы уже побили мировой рекорд. Я занимаюсь журналистикой 25 лет, но никогда не была свидетелем того, чтобы какой-либо Президент так проводил пресс-конференцию на 4 языках. Вчера мы встретились и с некоторыми вашими министрами. Они тоже подробно проинформировали нас по вопросам. Естественно, мы тоже со скорбью чтим  память жертв Ходжалинского геноцида. Господин Президент, Вы уже ответили на многие вопросы. Как Вы оцениваете отношение мировых медиа к Азербайджану? Здесь присутствует много журналистов, каким будет Ваш месседж им и каким Вы видите будущее? Какие у Вас планы с точки зрения доведения позиции Азербайджана до мира?  

Президент Ильхам Алиев:  Благодарю, хочу удивить вас, не помню, когда в последний раз устраивал пресс-конференцию. Знаю, что иногда и местные журналисты в некотором роде сетовали, почему Президент Алиев не организовывает пресс-конференции, не дает интервью. Считаю, что всему свое время. Есть ли месседж, который ты хотел бы дать, и есть ли аудитория, которая будет тебя слушать? Во время войны за 44 дня я дал более 30 интервью, потому что в этом была необходимость. Я хотел довести до мира наш месседж, хотел довести до мира правду и нашу позицию. Каждый день я выступал с заявлениями, обращался к азербайджанскому народу, потому что в этом была потребность, наш народ нуждался в этом, армия нуждалась в этом. Знаю, что эти мои обращения и месседжи сыграли большую роль в нашей общей победе. Сегодня я соглашаюсь с вами в том, что это тоже особый день. Когда мне сообщили о том, что здесь находится группа иностранных журналистов, и Хикмет Гаджиев доложил мне об этом, я подумал, что это — хорошая возможность. Поэтому выражаю признательность каждому из вас, если бы вы не приехали, наверное, эта пресс-конференция не состоялась.  

Что касается отношения мировой прессы к Азербайджану, могу сказать, что оно уже меняется. Меняется подход к данному вопросу, меняются мнения, и реальность уже осознается лучше. Лучший путь для этого — приехать в Азербайджан. Если бы мы встретились с вами в другой зарубежной стране и я сказал бы вам те же слова, то вы могли воспринять это иначе. Но сегодня вы находитесь здесь, все вы — профессионалы, умные люди, и знаете, что правильно и что неправильно. Вы посещаете те самые разрушенные территории, и это действеннее всяких слов, вы имеете возможность увидеть все своими глазами. В период войны я, честно говоря, ожидал несколько иного подхода, потому что на протяжении многих лет в отношении Азербайджана проявлялась несправедливость, были нападки оппозиционных медиагрупп на нас. Порой это проистекало из дефицита информации, но зачастую происходило благодаря армянским лоббистским организациям. Они постоянно совершали нападки на Азербайджан. Некоторые медиакомпании, считаю, были недостаточно независимыми. Но я, честно говоря, ожидал, что во время войны в отношении нас будет проявлена несправедливость. Однако в целом, могу сказать, что меня удивила справедливая позиция в отношении Азербайджана. Причина, конечно, заключалась в том, что мы были правы, мы освобождали наши земли от оккупации. Мой месседж  международным медиа заключается в том, чтобы они всегда говорили правду, были далеки от политических заказов. Почему я это говорю? Мне известно, что мы подвергались скоординированным, организованным нападкам. Эти действия преследовали цель дискредитировать все, что мы делаем, запятнать нас и создать ложные представления об Азербайджане и его правительстве. Поэтому, обращаясь к вам, хочу сказать: говорите правду, открыто излагайте свою позицию. Возможно, это не самая лучшая рекомендация, которую я могу дать журналистам. Однако было бы лучше, если бы вы не всегда следовали указаниям своих руководителей.  

Турецкий телеканал Haber Global: Господин Президент, в первую очередь, хотим поблагодарить Вас за то, что приняли нас в столь важный день. Мы чтим память наших шехидов и поздравляем Вас с Победой в Карабахе. Эти вопросы уже были в некоторой степени затронуты. Во-первых, насколько Турция на нынешнем этапе будет задействована в процессе восстановления Карабаха? Второй мой вопрос будет следующим: как известно, в настоящее время сотрудничество между двумя братскими странами продолжается, на каких этапах будет продолжаться это сотрудничество, как в оборонной промышленности, так и в сфере реконструкции и строительства?

Президент Ильхам Алиев:  Спасибо. Могу сказать, что турецкие компании уже принимают участие в наших проектах. Турецкие компании задействованы в строительстве стратегически важной для нас автомобильной дороги Физули — Шуша. В то же время турецкие компании задействованы в работах на дороге, прокладываемой из Гейгельского региона в Кяльбаджар. Эта дорога пролегает по сложному рельефу, должны быть пробурены тоннели. Предварительные соглашения уже достигнуты.

Как вам известно, турецкие компании и ранее активно действовали в Азербайджане. В проектах, реализуемых по государственной линии, наибольшее место отведено именно турецким компаниям. Не помню точных цифр, но турецкие компании участвовали в различных строительных проектах в Азербайджане  — в Баку и многих других регионах, — общей стоимостью более 10 миллиардов долларов.

Разумеется, первыми подписавшими контракты стали турецкие компании. Объем выполняемых работ очень велик. Я неоднократно обсуждал это с моим дорогим братом, уважаемым Президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Мы выполним всю эту работу вместе, и здесь появятся новые возможности для деятельности турецких компаний. Особенно если учесть, что турецкие компании имеют богатый опыт в сфере строительства, ведении инфраструктурных работ, а также в других сферах, в том числе в области реконструкции.

Что касается оборонной промышленности, в период войны весь мир убедился в качестве турецкой оборонной промышленности. Это ни для кого не секрет. Азербайджан умело использовал системы обороны турецкого производства, и это обеспечило нам большое преимущество в войне. Наши контакты продолжаются и после окончания войны. Должен сообщить, что подписаны новые контракты. Достигнута договоренность о поставке в Азербайджан самых современных видов оружия турецкого производства. Подписаны новые контракты, и это в значительной степени укрепит нашу военную мощь. Как вы знаете, регулярно проводятся совместные турецко-азербайджанские военные учения. В прошлом году их было меньше в связи с пандемией, но в 2019 году они были проведены более 10 раз, а в этом году уже состоялись в Карсе. Работы будут проводиться и в этой области.

Мы хотели бы видеть турецкие компании задействованными во многих областях на освобожденных землях. И уверен, что увидим —  в строительстве, реконструкции, инфраструктуре и восстановлении наших исторических памятников. Потому что предстоит много работы. Мы и после этого, иншаллах, будем идти плечом к плечу.

Украинский телеканал «Интер»: Добрый день, господин Президент. Спасибо за возможность лично узнать Ваше мнение по интересующим вопросам. Как военный журналист имел возможность освещать десятки различных военных конфликтов по всей планете и хочу сказать, что спецоперация по освобождению оккупированных районов Азербайджана, с моей точки зрения,  образцовая —  и с точки зрения применения военных технологий, самое главное, минимизации жертв среди мирного населения, военных, и применения новых военных технологий. Всему миру Азербайджан показал, что окопная война осталась в прошлом, и я уверен, что эта кампания будет во многих учебниках многих военных школ. За этой спецоперацией внимательно следил Генеральный штаб украинских Вооруженных сил, украинские военные круги активно обсуждали и высоко оценили результаты этой операции. И вот сложилось такое впечатление, может быть, ошибочное, Вы его, возможно, подкорректируете, что большое значение в успехе этой операции играли аэрокосмические технологии — и в контексте корректировки огня, нанесения точечных ударов, сбора разведданных. Насколько это соответствует действительности?  Тем более что у Украины также имеется потенциал в этом вопросе, опираясь на наш военно-промышленный комплекс, на нашу аэрокосмическую отрасль. Тем более что теперь благодаря Азербайджану есть на кого ориентироваться, поскольку  мы видим, что чем дальше,  тем меньше у нас веры в дипломатический способ решения этого конфликта. А кроме как применения современного опыта, по-другому мы, наверное, нашу территорию под контроль не вернем. Поэтому прокомментируйте, пожалуйста, и спасибо заранее за ответ.

Президент Ильхам Алиев:  Спасибо. Большое спасибо за ваши слова о наших действиях. Хотел бы особо отметить то, что вы сказали о минимизации потерь среди мирного населения. Это была одна из установок, которые я как Верховный Главнокомандующий давал, когда мы осуществляли освободительные действия. Если вы посмотрите на статистику, то, по нашим данным, среди мирного населения противной стороны потери были минимальные. Это менее 40 человек, исходя из того, что среди их военнослужащих, по самым скромным оценкам, потери были где-то 6,5—7 тысяч человек. И к тому же еще, с учетом наших наблюдений и фактов, большая часть так называемого мирного населения со стороны противника погибла в то время, когда они осуществляли действия, связанные с военными действиями: они там были около артиллерийских орудий, подносили боеприпасы, и когда мы эти орудия уничтожали, они просто страдали. Поэтому мирное армянское население в войне не пострадало. К сожалению, армянская сторона, наоборот, стремилась максимально нанести ущерб мирному населению, и бомбардировки Гянджи баллистическими ракетами, и Барды, и Тертера, и других городов об этом говорят.

Что касается освободительной войны, конечно, я согласен с вами и знаю, что сейчас в ведущих военных специальных заведениях опыт изучается — и ведение специальных операций, и координация усилий всех родов войск. То есть, эта операция, когда будет уже о ней известно все, войдет в историю как самая успешная. Надо понимать, что противник за почти 30 лет очень активно укреплял линию обороны. Даже когда посещаешь освобожденные территории, — наверное, вы тоже видели, особенно в Физулинском направлении, — там несколько линий обороны, только этих валов, плюс долговременные огневые точки, плюс даже их собственные позиции, траншеи были пристрелены, чтобы в случае, если мы заходим туда, накрыть нас артиллерийским огнем. Поэтому взламывание глубоко эшелонированной обороны требовало огромного мужества, бесстрашия, и наши штурмовые отряды, которые прорывали линию обороны, проявили подлинный героизм. Среди них, к сожалению, было немало жертв.  

Потому что прорвать линию обороны было главной задачей. Причем, мы же знали примерно откуда они нас ждут и что они предпринимают, поэтому шли оттуда, откуда им даже трудно было представить. Они до сих пор не могут понять, как мы оказались в Шуше. Не могут понять, друг у друга спрашивают. Иногда в прессе это выходит. Но когда-нибудь поймут, это тоже отдельная история, история беспримерного мужества, героизма, самопожертвования спецназа Азербайджана и специальных сил других воинских подразделений. Сегодня это не секрет, что в боевых действиях участвовали силы специального назначения Пограничной службы, Внутренних войск, Службы безопасности, Службы разведки, Специальные силы Нахчыванской армии. У каждого была своя задача под единым командованием. И то, что за 44 дня мы освободили территории, в этом большая заслуга спецназа. Также и армейских корпусов, которые сыграли очень большую роль в освобождении территорий и удерживании позиций. Фронтовая авиация и  то, о чем вы сказали, — беспилотные летательные аппараты. Они, конечно, сыграли очень большую роль в минимизации жертв, потому что, если бы их не было, то жертв было бы намного больше. И, как вы совершенно правильно отметили, они не только несли функцию ударную, разведывательную, но и функцию корректировки. Потому что даже по тем кадрам, которые иногда показывали во время войны, видно, что цель взята, а снаряд идет сбоку. Поэтому комбинация всех этих действий привела к успеху. Ну и, конечно же, правильное планирование. Я вам скажу, без правильного планирования нам было бы очень трудно. Потому что там не только эти укрепления долговременные, там и природный рельеф. Ведь надо же взбираться в гору, снизу подниматься. А взятие Шуши — это отдельное, вообще дастан, эпос. Потому что на себе только могли что взять, на себе.  А что возьмешь на себе? Максимум гранатомет. Это невероятные физические усилия, подготовка — по этим отвесным скалам  с нескольких направлений зайти, глубоко укрепленные, причем, у них там были танки и пушки, а у нас были штыки, ножи и легкое вооружение. Иной раз я тоже наблюдаю мнение экспертов,  у каждого свое мнение, конечно, и это понятно, потому что не может же эксперт знать всю картину боевых действий. Поэтому идет какой-то такой естественный перекос в сторону одного вида ведения войны. Но я вам скажу, ни один из этих элементов в отдельности без единого командования, планирования нам бы не обеспечил эту победу. Именно правильная комбинация всего:  разведка, артиллерия, ударные беспилотники, беспилотники-камикадзе, спецназ, армейские корпуса — вот это все и привело к победе. Но по мере того, как будет проходить время, будет сниматься гриф секретности и больше будет информации. Но думаю, даже то, что произошло, уже дает достаточную почву для правильных выводов. Спасибо еще раз за ваши комментарии.

Британская медиаструктура Middle East Eye: Здравствуйте, господин Президент. У меня два вопроса. Первый, как Вы считаете сколько денег будет потрачено на восстановление освобожденных территорий в Карабахе? То есть, подсчитано ли сколько всего миллиардов долларов будет потрачено? А второй — в международных медиа есть информация о том, что Вы являетесь посредником в нормализации отношений между Турцией и Израилем. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Президент Ильхам Алиев: В нашем инвестиционном плане на этот год предусмотрено 2,2 миллиарда манатов. Как я уже отметил, сейчас примерно половина этой суммы распределена, а половина остается нераспределенной. Подсчитать это очень трудно, потому что это зависит от объема предстоящей работы. Мы только пришли на эти земли. Полный анализ еще не проведен. После проведения этого анализа, конечно, будут известны более точные цифры. Но, несомненно, для этого потребуется несколько миллиардов долларов. Представьте, что мы строим три аэропорта. Мы начали строить сотни километров железных дорог. Будут проложены, возможно, тысячи километров автомобильных дорог, как междугородных, так и между селами. Во все села будут проложены асфальтовые дороги. До конца года во всех регионах будут реализованы проекты, связанные с электроэнергией.  Затем питьевая вода и связанные с ней работы, сельскохозяйственные работы, а далее, сколько строительных работ нужно проделать, чтобы вернуть туда один миллион человек. Школы, больницы, спортивные комплексы, очаги культуры. Подсчитать очень сложно. Поэтому мы выделили определенный бюджет на каждый год. Бюджет в 2,2 миллиарда манатов — это не окончательная цифра. Если увидим, что этого недостаточно на этот год, мы добавим. Потому что сегодня у нас нет ничего важнее восстановления Карабаха. Основные инфраструктурные проекты уже реализованы. Перед страной не стоят очень серьезные строительные проекты. Поэтому все наши усилия мы направляем туда.

Разумеется, среди предстоящей работы важное место должны занимать и частные инвестиции. Если частные структуры возьмут на себя возобновляемые, обновляемые виды энергии, то, конечно, нагрузка на государство будет меньше. В любом случае, здесь важны качество, время и, конечно же, рациональное использование расходов.

Что касается посредничества, то Азербайджан известен как страна, обеспечивающая сотрудничество в регионе. У нас нет никаких проблем ни с одной страной. Именно поэтому мы были единогласно избраны в Движение неприсоединения — голосами 119 из 120 стран. Хотя в Движении неприсоединения есть страны, которые не ладят друг с другом, между ними есть серьезные разногласия. Но каждая из них поддержала Азербайджан. Потому что у нас очень искренняя политика. Мы намерены наладить эффективное сотрудничество со всеми странами, и делаем это. Поэтому волей-неволей Азербайджан признается местом встречи в мире. Неслучайно, например, до войны, до COVID, встречи военного руководства НАТО и России проходили в Баку. Начальник Генерального штаба России и руководитель Вооруженных сил НАТО встречались в Баку. Почему они встречались в Баку, а не в другом месте? Потому что есть вера. Мы уже завоевали этот имидж. Есть вера, есть доверие и есть уважение. Они знают, что наше слово имеет такую же силу,  что и наша подпись.

Происходят другие важные события. После войны Азербайджан прилагает усилия для того, чтобы сблизить некоторые страны, между которыми есть разногласия. Почему мы это делаем? Мы хотим, чтобы была стабильность, был мир, не было вражды, уменьшились риски. Мы живем в этом регионе. Внутри Азербайджана нет никаких угроз, источников риска. Их не было и до войны, нет и сейчас. Что может быть, что может создать нам головную боль? Определенная напряженность за нашими рубежами может вызвать у нас и политические, и экономические проблемы. Что надо сделать, чтобы устранить это? Стараться примирить страны. Знаете, особенно в некоторых случаях преобладают эмоции. Порой какое-то озвученное слово воспринимается неправильно или неверно истолковывается. То есть, мы должны очистить наш стол от всех этих эмоциональных вопросов и посмотреть в суть. В чем заключается суть?! К примеру, между какими-то двумя странами есть какие-то серьезные разногласия. Если есть, то давайте это решим. Если их нет, то деятельность такой страны, как Азербайджан, как говорится, может оказаться уместной. Больше этого сказать не могу. Наверное, вы тоже понимаете, почему. Но я считаю, что, если между нашими друзьями будет дружба, это будет лучше и для нас, и для наших друзей.

Телеканал «5-й Канал» Украины: Добрый день, господин Президент. Хотела высказать свои соболезнования в сегодняшний день трагедии для страны. Мой вопрос будет касаться организации ГУАМ и содружества четырех стран в этом формате. Мы знаем, что этот формат был создан еще в конце 1990-х, и в политическом векторе этого содружества говорилось о том, что четыре страны, которые принимают участие в этом формате, будут взаимоподдерживать и взаимопомогать друг другу в разрешении конфликтов на территории стран-участниц. Прошло уже 20 лет с тех пор, как был основан этот формат, много чего изменилось. В Украине 7 лет уже идет война. Азербайджан уже смог вернуть часть своих территорий. Как Вы, как Президент одной из стран-участниц этого формата, видите дальнейшее сотрудничество этих стран?  И еще — не вопрос, но поддержка желания моей коллеги — очень хочется увидеть Шушу.

Президент Ильхам Алиев:  Хорошо. Спасибо большое. Я хотел бы сказать, что Азербайджан всегда был последовательным в своей внешнеполитической деятельности, и я периодически в своих выступлениях касаюсь основ нашей внешней политики. Она очень открытая и принципиальная. Никаких секретных ниш в нашей внешней политике нет. Потому что, опять же, она основана на наших национальных интересах и рассчитана только на укрепление сотрудничества.

Что касается организации ГУАМ, как вы отметили, ей уже больше 20 лет. Как она создавалась вы, наверное, помните. Потом были различные видоизменения состава участников в зависимости от той или иной политической конъюнктуры. Но Азербайджан всегда оставался приверженным основным принципам организации, а именно, поддержка суверенитету и территориальной целостности всех стран. И мы всегда это и декларировали, и в практическом плане осуществляли во время голосований в различных международных организациях.

Должен сказать, что консолидированная позиция стран ГУАМ по вопросам, связанным с территориальной целостностью стран-членов, — это, считаю, тот важный фундамент, на котором мы в принципе и основываем наши отношения. В рамках голосования в ООН, в других международных организациях Азербайджан всегда поддерживал и поддерживает территориальную целостность Грузии, Молдовы, Украины, и также мы всегда видели поддержку нашей территориальной целостности со стороны этих стран. Был период, когда ГУАМ был более активен, был период, когда он был менее активен. Скажу вам совершенно откровенно, что в большей степени это зависело от позиции Украины. Потому что Украина среди членов ГУАМ самое крупное государство, с самым большим потенциалом, и от позиции украинского руководства в тот или иной период и зависела активизация или же, наоборот, деактивизация ГУАМ.  

Как ветеран — на президентском посту я уже 17 лет, — это все проходило на моих глазах. И я прекрасно помню все моменты деятельности этой организации, и в том числе многочисленные саммиты, которые мы проводили и в Баку, и в Украине, в Грузии, Молдавии. Как только в Украине интерес к ГУАМу снижался, организация затухала, как только повышался, организация чуть-чуть расправляла плечи. Но, тем не менее, что касается политической составляющей,  думаю, мы сумели сохранить эту основу при всех властях в наших странах, и думаю, что это уже проверенная временем позиция. Что бы хотелось видеть в организации — это больше предсказуемости и больше плановости. Я всегда сторонник того, чтобы планировать шаги с учетом конкретных целей -  среднесрочных, краткосрочных, долгосрочных. Вот этого нам не хватает. Если сейчас даже вы у меня спросите, каковы цели, я, наверное, буду в затруднительном положении.  Хотя сегодня существуют очень большие возможности в многостороннем сотрудничестве в транспортной сфере. Но используем ли мы их  в формате ГУАМ? Мы используем их в двустороннем формате, в лучшем случае, трехстороннем. А потом пытаемся как бы собрать, как конструктор, эти пазлы. А если подойти к этому системно, то можно уже сегодня определить очень перспективные направления транспортно-логистического сотрудничества регион Каспия — Черного моря. Тем более, с учетом новых возможностей транспортных коридоров и многое другое. Поэтому, думаю, что все будет зависеть в дальнейшем от деятельности наших партнеров. Потому что, не хотел бы углубляться в комментарии, но иной раз частая смена власти  приводит к тому, что новая власть должна все это заново переосмыслить, определить свои приоритеты, на каком месте ГУАМ  в этих приоритетах.  А когда это определяется, там, глядишь, новая власть подоспела. Так что мы всегда были стабильным членом этой организации и продолжаем им оставаться и сегодня.

Турецкая газета Yeni Şəfəq:  Уважаемый господин Президент, благодарим Вас за терпение и ответы на все наши вопросы. Прежде всего, говорю от имени Турции, мы разделяем скорбь азербайджанского народа, братского народа, но в то же время разделяем гордость Победы. У меня один вопрос. В связи с совместной деятельностью с Вооруженными силами Турции Вы с первого дня заявили о том, что будет осуществляться совместная деятельность по обеспечению мониторинга в Карабахе. Совместный центр создан. Там действуют российские и турецкие солдаты. Мы также видим совместную деятельность в разминировании территорий. Кроме этого, в чем заключается совместная деятельность Азербайджанской и Турецкой армий? Возможны ли в предстоящий период совместные действия в случае возникновения каких-либо недостатков, или большее участие турецких солдат для устранения угроз? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев:  Спасибо. Сотрудничество между Вооруженными силами Турции и Министерством обороны Азербайджана имеет давнюю историю. Вооруженные силы Турции и Азербайджана во все времена были вместе. Отвечая на один из вопросов, я сказал, что только в 2019 году и в Баку, и в Турции было проведено более 10 совместных военных учений. В этом году тоже уже прошло первое учение.

Создание совместного центра означает приход турецких Вооруженных сил в Карабахский регион, в Азербайджан. Это, думаю, можно считать историческим событием. Это нас очень радует. Должен отметить, что создание Турецко-российского совместного мониторингового центра является общим решением трех стран. Армения просто должна была согласиться на это. Потому что когда было подписано Заявление от 10 ноября, Армения была не в том состоянии, чтобы возражать против этого. Армении, как говорится, было не до этого. Если бы была другая политическая и военная ситуация, то Армения возражала бы. Но она не могла возразить, а мы сказали, что этот центр создается на территории Азербайджана, при чем здесь Армения?

Поэтому думаю, что создание этого центра может считаться историческим событием. Кроме того, как вы отметили, и я тоже говорил, из Турции приехала большая делегация, более 100 человек, были проведены работы по разминированию и обучающие курсы. Эта деятельность продолжается.

После этого наше сотрудничество будет продолжаться в различных сферах, в военной области. Во время войны я сказал, и это все знают, что турецкая армия — одна из сильнейших армий в мире, вторая по мощи армия в НАТО. И мы намерены создать в Азербайджане малую модель турецкой армии. Уже началась практическая работа в этом направлении.

В период войны мы накопили новый опыт. Потому что наша армия, можно сказать, не участвовала в войнах, она просто подходила к этой сфере, как говорится, с теоретической точки зрения. Война — это большой опыт. Мы должны извлечь правильные выводы из этого опыта. Мы добились большого успеха. В то же время в период войны были и определенные недостатки. Мы и этого не скрываем. Решения, которые я принимал во время войны как Верховный Главнокомандующий, в том числе принятые решения, связанные  с военным составом, говорят о том, что были выявлены определенные проблемы, но мы их решили.

Между Турцией и Азербайджаном имеется очень широкая законодательная база. Подписано много документов, соглашений. Среди них есть документы, в которых закреплены и вопросы взаимной военной помощи.

С первых дней войны мой дорогой брат, уважаемый Президент делал заявления о том, что Азербайджан не одинок, Турция рядом с Азербайджаном. Это стало для многих месседжем:  станьте в сторону, не вмешивайтесь, не мешайте Азербайджану. Министр обороны Турции уважаемый Хулуси Акар, министр иностранных дел уважаемый Мевлют Чавушоглу, другие высокопоставленные лица однозначно поддержали Азербайджан. Это стало для нас большой политической и моральной поддержкой. Одновременно это было сигналом всему миру держаться в стороне, не вмешиваться.

Это продолжается и сегодня. Турция и Азербайджан — две братские страны, самые близкие друг другу страны в мировом масштабе. Наше военное сотрудничество укрепляется с каждым днем. Ведется работа по закупке нового оружия в Турции. Я уже сообщил об этом, эти вооружения будут доставлены в скором времени. Наша армия должна стать еще сильнее, еще современнее. Модель турецких Вооруженных сил — самая приемлемая для нас. Отныне  мы будем работать вместе и в этом направлении.

Турецкое Издание Sözçü:  Благодарю господина Президента Ильхама Алиева за предоставленную мне возможность задать последний вопрос. Господин Президент, прежде всего, турецкий народ испытал чувство большой гордости в связи с завоеванной Вами победой. Мы с большим удовольствием наблюдали и за Вашим победным выступлением. Мой вопрос таков: как Вы отреагируете, если Турция откроет границу с Арменией после нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев:  Мы еще раз выражаем благодарность Турецкому государству за всю его поддержку. В то же время закрытие границ, безусловно, было символом братства, братским шагом. Турция закрыла свои границы с Арменией в 1993 году, после оккупации Кяльбаджара, именно поэтому. До этого границы между Турцией и Арменией были открыты. Турция была одной из первых стран, которая официально признала Армению. С первых дней независимости Армении Турция намеревалась установить нормальные отношения с Арменией. К сожалению, антитурецкая пропаганда в Армении была чрезвычайно сильной, она продолжается и сегодня. Туркофобия стала там официальной идеологией. Они всегда считали Турцию и Азербайджан врагами. Закрытие в то время границ было актом солидарности с Азербайджаном. Теперь конфликт окончен. Сейчас Азербайджан восстановил свою территориальную целостность, и, конечно же, в регионе возникла новая ситуация. Но в то же время претензии Армении к Турции все еще остаются в силе. Посмотрите, что говорил президент Армении до войны? Он говорил, что Севрский договор должен быть пересмотрен. То есть, есть территориальные притязания к Турции. В конституции Армении есть территориальные притязания к Турции. Они должны отказаться от этого. Они во всем мире ведут грязную кампанию против Турции. Они добиваются признания так называемого «геноцида» в парламентах различных стран. Как долго может длиться такая враждебная политика? Они, как говорится, должны  одуматься. Выдвигать территориальные притязания к такой большой стране, как Турция, является самоубийством, глупостью.

Конечно, учитывая новую ситуацию, мы позитивно относимся и к нормализации турецко-армянских отношений. В настоящее время у нас нет особого мнения по нормализации этих отношений. Турция сама определит, когда эти границы могут быть открыты, когда связи могут быть нормализованы. В любом случае, с азербайджанской стороны, как говорится, никакого отрицательного мнения не будет. Потому что считаю, что для стабильности в регионе, долгосрочного мира отношения между всеми странами должны быть нормальными. Посмотрите, о чем мы сейчас говорим. Мы говорим об открытии армяно-азербайджанской границы. То есть, если армяно-азербайджанская граница будет открыта, то, конечно, нет необходимости в том, чтобы турецко-армянская граница оставалась закрытой. Если мы говорим об этих коридорах, хотим реализовать Зангезурский коридор, то, конечно, турецко-армянская граница тоже откроется. Но, разумеется, это решение самой Турции. Если вы спрашиваете меня об этом, у Азербайджана нет какой-либо особой позиции по этому вопросу. К тому же, то, что будет на пользу Турции, будет на пользу и нам.

Хикмет Гаджиев: Уважаемый господин Президент, выражаем Вам огромную признательность. Вы уделили нам более четырех часов в своем напряженном графике, ответили почти на 50 вопросов более  35 мировых СМИ. Благодарим Вас за это.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо, благодарю. Я тоже благодарю вас за то, что вы внимательно выслушали мои слова. Считаю, что эта пресс-конференция была очень полезной и для меня, и для вас. Через вас я смог довести некоторые реалии Азербайджана до внимания людей, живущих в ваших странах. Уверен, что такие визиты будут осуществляться чаще. Потому что сейчас вы посетили, посмотрели разрушенные места. Через некоторое время вы увидите эти места уже как восстановленные. Еще раз благодарю вас и желаю вам успехов. Спасибо.

АЗЕРТАДЖ

Другие новости

11:04 — СегодняИнтервью Президента Ильхама Алиева Азербайджанскому телевидению20 апреля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью Азербайджанскому телевидению11:00 — СегодняВ Гаджигабуле состоялось открытие «Шамахинского агропарка Азерсун»20 апреля в Гаджигабуле состоялось открытие «Шамахинского агропарка Азерсун»10:57 — СегодняВ Гаджигабуле сдана в эксплуатацию 110/35/10-киловольтная подстанция «Гарасу»20 апреля в Гаджигабуле сдана в эксплуатацию 110/35/10-киловольтная подстанция «Гарасу»10:53 — СегодняВ Гаджигабуле состоялась презентация агропарка ООО Agro Dairy20 апреля в Гаджигабульском районе состоялась презентация агропарка Общества с ограниченной ответственностью (ООО) Agro Dairy10:47 — СегодняПрезидент Ильхам Алиев наблюдал за процессом посева на хлопковом поле фермера Эльшана Халилова20 апреля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев ознакомился с хлопковым полем площадью 10 гектаров фермера Эльшана Халилова на территории села Мейниман Гаджигабульского района10:45 — СегодняСдана в эксплуатацию после реконструкции автомобильная дорога Гаджигабул — ­МуганВ мероприятии принял участие Президент Ильхам Алиев

Э-газета