«Я хоть и уехал,но мое сердце осталось здесь»

Гейдар Алиев-100
28 Январь 2023
01:56
310
«Я хоть и уехал,но мое сердце осталось здесь»

Интервью Эльмиры Ахундовой с Гасаном Сеидовым

Статья 5-я часть 3-я

Представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с Гасаном Нейматовичем Сеидовым, видным партийным и государственным деятелем  советского Азербайджана, секретарем ЦК КП Азербайджана по промышленности, строительству и связи (1971 - 1981 г.), председателем Совета Министров Азербайджанской ССР (1981 - 1989 г.).  

 

Методы работы  Гейдара Алиева

Э.А.: - Расскажите о стиле и методах работы Гейдара Алиева со своим аппаратом: как утверждались кандидатуры на высокие посты, как вы проводили все это через Бюро, как готовили пленумы ЦК…

Г.С.: - Гейдар Алиевич никогда не делал резких замечаний. Я с ним проработал 12 лет и за это время заметил, что он указывал на ошибки в легкой форме и давал человеку возможность самому исправить ошибку. На Бюро он мог делать замечания сотрудникам Совета Министров, Госплана, но аппарату ЦК - никогда.

Э.А.: - А министрам он делал замечание?

Г.С.: - Да. Я как секретарь ЦК не помню, чтобы Гейдар Алиевич при людях сделал мне замечание. Бывали случаи, когда я иногда допускал несдержанность, человек есть человек. Я знал, что это дойдет до него. Но он никогда меня не упрекал, давал возможность самому исправиться. Позже, естественно, я просил извинения перед тем, кого обидел.

Гейдар Алиевич дорожил сотрудниками своего аппарата.

Помню такой случай. Мы вносили на Бюро вопрос о деятельности одного завода. И я, и сотрудники отдела чувствовали, что некоторые члены Бюро с нашей постановкой вопроса не согласны, их мнения расходились. Гейдар Алиевич понял, что я настаиваю на своем предложении о снятии директора, наложении взыскания и т.д. Я ссылался на проверку, которую проводили сотрудники отдела. Он почувствовал, что некоторые члены Бюро со мной не согласны. А я гадал, мое предложение он поддержит или их. Тогда Гейдар Алиевич объявил перерыв. Мы с ним сидели и долго беседовали. Он мне разъяснял, какое решение правильное, искал компромисс.

Э.А.: - То есть, он не хотел идти на резкое обострение?

Г.С.: - Он хотел, чтобы в Бюро было единство. И в итоге он меня убедил принять компромиссное решение: директора наказать, вынести ему предупреждение, но оставить на прежней работе и дать ему испытательный срок. А через год вернуться к этому вопросу.

Он никогда не давал в обиду ни секретаря ЦК, ни заведующего отделом. Бывали случаи, когда на Бюро кто-то начинал критиковать отделы.

Я спрашивал критикующего:

- А вы у меня были? Я - его куратор. Не были? Зачем же тогда вы поднимаете этот вопрос на Бюро? Давайте сначала с вами встретимся и все обсудим. Если будет виноват заведующий отделом, то я сам приму меры. Зачем вы нагнетаете обстановку, выступаете против аппарата ЦК?

И еще одну особенность работы Гейдара Алиевича я хочу отметить. Мы готовили материалы на пленумы, различные совещания. Каждый секретарь по своей отрасли. И он от нас требовал материал критического характера. Мы ему говорили:

- Гейдар Алиевич, есть вот такие-то успехи, достижения.

Он отвечал:

- О них люди знают, коротко отметьте положительное, остальное выступление должно раскрывать недостатки.

Когда мы ему предоставляли этот материал, он над ним сам долго работал. Он никогда не пользовался в своих выступлениях только материалом, который ему представляли секретари.  

Республике очень повезло, что во главе ее стоял человек такого высокого уровня. И каждый старался от него что-то перенять, старался подняться до его уровня, хотя до него мы никогда не поднимемся. Но самое главное - был человек, на которого можно было равняться.  

 

Утверждение  кандидатуры  министра

Э.А.: - Гейдар Алиев мог оспорить решение Москвы по поводу той или другой кандидатуры? Не секрет, что Центр весьма ревниво относился к излишней самостоятельности первых секретарей ЦК…

Г.С.: - Был один такой случай. У нас существовало правило - курировавший секретарь всегда вносил кандидатуру руководителей отраслей, потом собиралась четверка, а затем вопрос выносили на Бюро. Я курировал пять отделов: промышленность, транспорт, строительство и объекты группы «Б» - легкую и пищевую промышленность.

Приезжает из Москвы заместитель заведующего отделом ЦК КПСС по легкой промышленности и прямо к нашему второму секретарю Козлову. Он предлагает на должность министра пищевой промышленности Азербайджана кандидатуру совершенно другого человека, того, кого мы не хотим. И сначала заходит с этим вопросом ко второму секретарю Сергею Васильевичу Козлову, а потом они вдвоем идут к Гейдару Алиевичу. А я уже проинформировал Гейдара Алиевича о том, кого они могут предлагать. Гейдар Алиевич выслушал их и говорит:

- Сергей Васильевич, вы же знаете, какой у нас порядок. Рекомендацию вносит курирующий секретарь.

Это, представляете, сказать такое второму секретарю?

- Вы с Сеидовым говорили?

- Нет.

- Поговорите сначала с ним, а потом уже вместе встретимся.

Смотрю, москвич заходит ко мне, а я уже был готов, что он будет охаивать нашего кандидата и восхвалять своего. Он пришел с папками, выступлениями этого человека на коллегии Министерства пищевой промышленности республики, решениями коллегии и т.д. Человек, которого они рекомендовали, был заместителем министра пищевой промышленности. Наш кандидат тоже был заместителем министра. И он сравнивал их выступления на коллегии. Я выслушал его и высказал ему свое мнение. Он остался, конечно, недоволен, ушел. Я понял, что и Козлов, и москвич обиделись на меня. И в дальнейшем, забегая вперед, скажу, что он старался мне помешать из ЦК КПСС. В результате министром пищевой промышленности мы все же утвердили свою кандидатуру - Мамедова Кямиля Сеидовича. А потом уже, когда я работал с этим отделом, они почувствовали, что были не правы. И мы снова подружились.

Э.А.: - Это говорит о том, что он доверял своим курирующим секретарям, и своим авторитетом мог перебороть мнение ЦК КПСС.

Г.С.: - Я всегда задавал ему вопрос:

- Гейдар Алиевич, вы приходите на Бюро, на совещание, имея свое мнение. А бывало ли так, что вы приходили с одним мнением и уходили с другим?

- Иногда бывает. Я имею свое мнение, но, выслушав людей, прихожу к выводу, что мое мнение ошибочно.  

Когда мы обсуждали какой-то вопрос и становилось ясно, что не все его аспекты раскрыты, Гейдар Алиевич объявлял перерыв и во время перерыва обсуждал вопрос только с членами Бюро. Было очень важно не допустить ошибку.

 

Об умении Гейдара Алиева вести беседу

Еще о его человеческих качествах. Безусловно, кто заходит к первому секретарю, нервничает, переживает. И вот что я заметил. Он видел, что человек нервничает, и умел создать такую обстановку, что человек раскрывался полностью. Гейдар Алиевич был прекрасным собеседником…

Кроме того, Гейдар Алиевич задавал наводящие вопросы. Он даже отвлекался на посторонние темы, чтобы человек, сидящий перед ним, почувствовал себя раскованней.

Э.А.: - Он какие-то личные вопросы задавал?

Г.С.: - Нет, не только личные. И о работе. Кроме того, человек знал, что если он перед Алиевым раскроется, скажет правду, он никогда это где-то в другом месте не использует. Он переварит это в своем сознании и потом сделает соответствующий вывод, не ссылаясь на собеседника.  

Э.А.: - То есть, Гейдар Алиевич никогда «не закладывал» своих собеседников. Он информацию мог выдать, но как бы от себя.

 

Подготовка к встрече гостей из Москвы

Гасан Нейматович Сеидов рассказал мне любопытные подробности того, как Гейдар Алиев готовился к визиту в Азербайджан какого-нибудь союзного руководителя и как он эти визиты курировал:

- Перед приездом к нам, скажем, министра или работника Госплана мы несли Гейдару Алиевичу материал о том, какие у этого руководителя предприятия в курации, что они выпускают, в каком объеме, то есть давали полную справку о его участках работы. Кроме того, формулировали вопросы, которые будем ставить перед Советом Министров, Госпланом и т.д.  

И что характерно. Уже, скажем, известно, что приезжает такой-то гость. Определялось, кто его будет обслуживать в Баку - ЦК, Совет Министров или Госплан. Эти люди, предположим, встречают гостя, сопровождают его. Из аэропорта непременно звонят «первому»:

- Гейдар Алиевич, такой-то прибыл.

Потом приезжают в гостевой дом и оттуда тоже звонят, докладывают о прибытии и дальнейшей программе: едем на такой-то объект. До обеда, скажем, поездки по предприятиям. После обеда опять звонок в ЦК с подробным отчетом:

- Гейдар Алиевич, были на таких-то предприятиях, он ставил такие-то вопросы, у него такое-то мнение.  

То есть, Гейдар Алиев постоянно держал руку «на пульсе» и был готов к встрече с этим человеком.

В последний день мы ужинали вместе, при этом заранее составлялся список участников ужина. Все было четко расписано.

И уже в аэропорту на прощание Гейдар Алиев вручал гостю фотоальбом о его пребывании в Баку. Это была своеобразная традиция, заведенная им. Я всегда говорил, Гейдар Алиевич как учебник математики: в начале - вопросы, а в конце - ответы.

Э.А.: - И что давал такой метод?  

Г.С.: - Мы привыкали досконально прорабатывать каждый вопрос. Кроме того, во время пребывания этих руководителей в Баку удавалось решить многие проблемы  

республики…

 

О внимании Гейдара Алиева к кадрам

Э.А.: - Вы писали, что он был очень внимательным к своим сотрудникам и даже к членам вашей семьи. А в чем это проявлялось?

Г.С.: - В 1977 году я сильно заболел, пришлось ехать в Москву на хирургическую операцию. Пока я из реанимации в палату не перебрался, Гейдар Алиевич три раза звонил в больницу. Мне об этом позднее медицинские сестры рассказали. Был также случай, когда у меня жена заболела. Он или от меня узнал, или еще от кого-то. Он был очень внимательным, каждый раз спрашивал, что надо, какие лекарства нужны. Когда у меня теща умерла, Гейдар Алиевич был в Крыму. Так он оттуда позвонил и выразил соболезнование. Брат жены через год умер, он опять звонит. И Якову Кирсанову в общий отдел дал поручение, чтобы в «Бакинском рабочем» выразили соболезнование от имени членов Бюро. Хотя соболезнования в основном только в «Вышке» печатались. Может, для кого-то это мелочи, но ведь из таких мелочей состоит наша жизнь.

Он старался всех своих сотрудников обеспечить квартирой. Когда у кого-то семья увеличивалась, он тут же протягивал руку помощи. Я жил около станции метро «Нариманов». Он говорит:

- Ты далеко живешь.

Я семь лет там жил, работая секретарем ЦК.  

- Переезжай в квартиру напротив партшколы, - сказал Гейдар Алиевич.

Я ответил, что мне моей квартиры достаточно.

Окончание следует

 

Новости