Афет ИСЛАМ

Афет ИСЛАМ

Вершина музыкального наследия

Культура
28 Март 2024
10:50
1331
Вершина музыкального наследия

МЦМ дал старт новому проекту «Лекции по мугаму»

Азербайджанский мугам по своей структуре, эстетике, философии и многим другим параметрам настолько универсален, глубок и многообразен, что каждая его грань может самостоятельно рассматриваться как отдельное направление научного и культурологического исследования.

Международный центр мугама (МЦМ) за свою многолетнюю деятельность реализовал массу самых разных проектов, связанных с мугамом, которые всегда пользовались неизменным интересом у зрителей. Вот и на этот раз новый музыкально-художественный проект «Азербайджанский мугам» был представлен в формате просветительских лекций и показательных выступлений молодых ханенде.
Первая лекция была посвящена мугаму, являющемуся основой всех остальных мугамов, - «Расту», а в качестве авторитетного «лектора и преподавателя» выступил известный ханенде и тонкий знаток восточной классической поэзии, без которой немыслимо вокальное исполнение азербайджанского мугама, заслуженный деятель искусств Гаджи Агиль Меликов.
Приветствуя собравшихся, которые устроили ему долгую овацию в знак любви и признания его мастерства, ханенде Агиль Меликов начал свое выступление с бейта великого Физули о мугаме, выразив всем благодарность за интерес и участие в проекте. Он отметил, что в период преподавания и проведения  мастер-классов рассматриваются его многочисленные составные части - майа, пярде, гуше, шообе, теснифы и другие, которые присущи и другим видам мугама. Однако на лекциях о мугаме, сопровождающихся живым исполнением, во время которого исполнитель и слушатели предаются глубоким размышлениям, от педагога требуется научный подход не только к самому мугаму, но и к его неотъемлемой составляющей - классическим газелям (классический жанр восточной поэзии), философский смысл которых являют взору вершину этого искусства. Агиль муаллим прочитал газель Низами, посвященную мугаму, который оказывает особое воздействие на духовно-интеллектуальное развитие человека. 
В серии лекций по мугаму первым был выбран «Раст», потому что, как отметил ханенде, по своей широте и масштабности он является матерью всех других мугамов - Умм-уль-мугам, которые содержат многие части своего первого, обобщающего начала. Агиль муаллим процитировал газель Насими о мугаме, свидетельствующую о его древности с незапамятных времен, еще доисламских, где повторяются названия частей мугама, некоторые из которых не сохранились до сегодняшних дней, но остались их названия. В этой газели упоминаются названия 12 мугамов и дястгяхов, тогда как сегодня известны и исполняются всего лишь 7. И в подтверждение сказанного ведущий предоставил сцену молодым ханенде. 
Солисты МЦМ Мамед Наджафов, Гусейн Меликов и победитель телеконкурса «Мугам» Ряван Гачаев в сопровождении инструментального ансамбля под управлением тариста Ровшана Гурбанова исполнили по очереди несколько основных частей мугама «Раст». Несмотря на то, что все они обладают разными по тембру и силе голосами, каждый внес в исполнение только ему присущие вокальные особенности, глубину отношения и понимания слов газели, умение выразить их через ажурную нить мугамного повествования и тонкое знание внутренних переходов и поворотов мугама. Их выступления раскрывали художественно-эстетическую и лирико-эмоциональную взаимосвязь мугама и газели, художественное содержание, образность газелей и их влияние на музыку мугама.
Здесь мне хотелось бы отметить момент, который всегда вызывал во мне восхищение своей мудростью, логичностью и продуманностью древних музыкантов. После некоторых интерпретаций и составных частей мугама музыкантами-инструменталистами всегда исполняется ренг - живая, динамичная или размеренная музыка, создающая своеобразный переход между более медленными частями мугама. Азербайджанские ренги своим многообразием и мелодическим богатством словно освобождают натянутую до предела мугамную нить, создавая некий баланс и релакс, как для ханенде, так и для слушателя, после эмоционально экспрессивных и апогейных высот динамического развития мугама. 
Известный своей феноменальной памятью ханенде Гаджи Агиль, обладая прекрасным, выразительным и хорошо поставленным голосом, прочитал газели Низами и Физули, в которых мугам связывается с праздником Новруз, а одна его часть названа «Новруз-раванде». Каждый мугам, отметил музыкант, начинается с тоники (майа), он развивается, доходит до кульминации и вновь возвращается в свою исходную точку. Одна из частей - «Бердашт», что означает начало, - не всегда исполняется певцами и даже не обязательна, но ее роль объясняется целью, которую ставит себе ханенде. Гаджи Агиль признался, что еще юношей, изучая мугам и слушая записи корифеев, он не находил в их пении эту часть и спрашивал причину у своих педагогов. «Впервые в 1966 году, - отметил ханенде, - я услышал эту часть по телевидению в исполнении народного артиста Гаджибабы Гусейнова, и потом при встрече спросил у него причину. Оказалось, что «Бердашт» исполняют для привлечения большего внимания слушателей на народных торжествах, передачи исполнительской глубины и привлекательности мугама». 
Рассказывая о тонкостях исполнения и восприятия мугамов, Гаджи Агиль органично вплетал в свое повествование «золотые» нити классической восточной поэзии, попутно давая их толкование. 
К примеру, говоря о празднике Новруз, ханенде отметил, что 21 марта наступает весеннее равноденствие, люди ощущают это состояние природы, все вокруг просыпается, возрождается и цветет. Люди радуются, преисполняются силы и жажды жизни. И затем спросил слушателей, а почему день осеннего равноденствия 
21 сентября, когда также уравниваются день и ночь, не празднуется людьми? Ответ был прост: дни становятся короче, солнца все меньше, воздух холодеет, природа постепенно замирает, сбрасывая с себя яркие краски, и впадает в зимнюю спячку, а люди живут в ожидании новой весны и новой жизни. 
Поэтические строки средневековых поэтов, которых с большим вдохновением цитировал ханенде, еще больше обогатили его страстную речь и внесли романтические нотки в атмосферу незабываемого вечера. Аудитория с искренней благодарностью каждый раз одаривала Гаджи Агиля бурными аплодисментами. Низами и Физули, Насими и Сейид Азим Ширвани, Сабир и Саади - вот лишь неполный перечень имен великих поэтов, стихи которых читал умудренный жизнью музыканта и философией восточной поэзии всенародно любимый ханенде, разбавляя их поучительными преданиями и притчами. 
- Мугам нужно слушать с пониманием и сердечным присутствием, нужно слышать и видеть внутренним зрением содержащуюся в нем философию, мудрость священных писаний, жизненные наставления, нужно поднимать себя до его духовных высот, освобождаясь от всего мелкого, материального и преходящего. Только в таком случае можно возвыситься до степени Инсани-камиль. По мне, так я бы включил мугам в учебную программу школ, чтобы наши дети приобщались к наследию предков, обогащались бессмертным духом Низами, Физули и Насими, возвышались над всем обыденным, знали свои корни, гордились своей национальной идентичностью, - резюмировал ханенде. 
Вечер завершился ярким выступлением молодых ханенде, к которым попеременно присоединялся влюбленный в мугам и классическую поэзию неповторимый ханенде Гаджи Агиль Меликов. Публика долго не отпускала музыкантов длительными и бурными овациями. 

Экономика
Новости