Ночная тема
Подписаться
30.01.2012

Ректор Дипломатической академии МИД России Евгений Бажанов: «Азербайджан проводит очень успешную внешнюю политику, которая устраивает партнеров»

АзерТАдж представляет эксклюзивное интервью с ректором  Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации, доктором исторических наук, профессором  Евгением Бажановым.

— Евгений Петрович, что бы вы могли сказать о нынешней ситуации в  России, и  как МИД и Дипломатическая академия  в качестве кузницы дипломатических кадров приспосабливаются к  геополитической ситуации в мире?

— Начнем с того, что у МИД и Дипломатической академии не совсем одинаковые задачи.  Министерство иностранных дел осуществляет внешнюю политику, защищает интересы наших граждан за рубежом, а мы готовим  кадры, которые будут задействованы в международной сфере. Сегодня Дипакадемия старается больше приспособиться к новой системе для вузов — вузы должны зарабатывать деньги. Мы — бюджетная организация. Но бюджет покрывает только одну треть наших расходов. А две трети мы должны зарабатывать учебой и наукой. Одно из основных правил, по которым оцениваются  вузы — это умение вузовской науки зарабатывать деньги, то есть  это способность привлечения грантов, реализация проектов и т.д.

А во-вторых, мы учитываем, в каком мире мы живем, исходим из национальных интересов и  тех задач, которые Министерство иностранных дел решает.  В соответствии со всем этим у нас готовятся профессиональные кадры в  международной сфере.

— Как сегодня строится система обучения в вашем вузе?

— В Дипакадемии  действуют три отделения.  Первое —  факультет повышения квалификации и переподготовки кадров. По нашей системе каждый сотрудник центрального аппарата МИД должен раз в три года проходить профессиональную переподготовку. Кроме того, судьба дипломата такая разнообразная — сегодня занимаешься консульскими вопросами, завтра экономикой. Так что все время нужно повышать знания. Каждый посол перед  отъездом за границу приходит к нам на курсы. Они бывают 2 раза в год. По 30—40 послов, советников-посланников и генконсулов в течение месяца проходят подготовку.

Помимо этого, мы занимаемся профессиональной подготовкой в сфере международных отношений для широкого спектра сотрудников других госучреждений, государственных и частных корпораций. Мы заключаем соответствующие соглашения, и эта форма стала достаточно популярной.

Мы занимаемся также и определенной подготовкой тех сотрудников, которые работают в регионах, местных администрациях.

Вторая вузовская часть — эта бакалавры и магистры. Там гораздо меньше учащихся. У нас 90 бюджетных мест.  А сверх этого мы принимаем еще 200 человек на платной основе. 

— А  много ли учащихся из стран СНГ, в частности, из Азербайджана?

— По распоряжению еще президента Ельцина нам выделена квота для обучающихся из стран СНГ за счет бюджета РФ — 101 место. Первое время после распада СССР эта квота не заполнялась. Сегодня Дипакадемия пользуется огромной популярностью, и я с большой гордостью везде заявляю, что самое большое число учащихся в нашей академии из стран СНГ на 2011—2012 учебный год —  из Азербайджана. Эти люди учатся и на магистра, и на бакалавра. Из Азербайджана в последние годы много и аспирантов. 

— Азербайджан  славится сильной школой в сфере подготовки  дипкадров.  Она является одной   из лучших на постсоветском пространстве.  Есть ли какие-нибудь связи с Дипакадемией Азербайджана?

— С Азербайджаном у нас имеются довольно активные и дружеские связи. Наши профессора часто получают приглашение в Баку, читают лекции в Азербайджанской дипломатической академии (АДА). Мы периодически поставляем и  получаем  литературу, обмениваемся профессорами, вместе проводим лекции. С Дипакадемией Азербайджана отношения хорошие, тесные. У нас сложились очень теплые отношения с ректором АДА Хафизом Пашаевым. Кстати,  ректор АДА приезжал к нам.

— Евгений Петрович, как бы вы охарактеризовали состояние современной международной системы? 

— После Второй мировой войны сложился двухполюсный  мир, где главенствовали Советский  Союз и США, каждый со своим лагерем, союзниками. Было еще большое количество развивающихся стран. Мир как бы разделился: кто-то примыкал к одному, кто-то к другому лагерю. Шла борьба за развивающиеся страны. Иногда эта борьба выливалась в войны. После завершения «холодной войны» США решили, что их модель развития должна распространиться на весь мир. Эта идеология стала основой американской внешней политики. Такая политика исходила из того, что чем больше государств будет находиться под ее влиянием, тем лучше не только для США, но и для всего мира.  В начале этого тысячелетия, когда в Ираке начались боевые действия, все заговорили, что мир стал однополярным. Но на самом деле выяснилось, что это не так. Китай и Россия стали сопротивляться стремительной гегемонии США, и как следствие  этого возникли организации ШОС, БРИКС, то же самое было видно и в арабском мире.

Сегодня мир движется к многополярности, то есть существует американский полюс с желанием распространять свое влияние и идеологию, но есть и другие акторы, которые тоже стремятся играть ключевую роль в мировом порядке — это Россия, Китай, Индия, Бразилия, Европейский Союз. Идет борьба крупных держав за сферы влияния, и вместе с тем есть взаимозависимость, понимание того, что в глобализирующемся  мире не проживешь друг без друга, и это заставляет крупные державы сотрудничать. То есть, мир очень взаимозависим.  Недавно премьер-министр Швеции, выступая в нашей академии, отметил, что если сегодня, например, в Палестине обострится ситуация, — это непременно аукнется в Швеции: закроют проливы, цена на нефть повысится, и Швеция от этого начнет «страдать». Сегодня мы наблюдаем борьбу крупных держав за влияние, но взаимозависимость вынуждает эти державы сотрудничать.

— Можно ли сказать, что сегодняшняя система — эта система временных коалиций?

— Системы пока нет, она все еще формируется. Идет борьба за влияние, причем, это не просто борьба — меняется баланс сил. Китай усиливается, становится более мощным, и усиливается его влияние в мире. В  многополюсном мире, если говорить о самой рациональной политике, надо придерживаться не тех правил, как в пору «холодной войны», разделившись на лагеря. Необходимо учитывать, что мир очень сложный, многоплановый, разнообразный, и у государств очень сложные интересы. По каким-то вопросам мы можем сотрудничать с одними государствами, по каким-то —  с другими. Россия исходит из того, что, во-первых, есть СНГ — это наш мир, в котором мы веками живем и неразрывно связаны друг с другом. Но мы понимаем, что у стран СНГ есть и другие интересы, и каждая страна будет стараться проводить многовекторную политику, исходя из своих интересов. В этом плане Россия сегодня стремится вести гибкую, открытую и сбалансированную политику. 

— Одной из острых проблем международной политики является использование силы. Ее стали часто применять в форме интервенций под лозунгом изменения политических режимов в том или ином государстве, чаще — в азиатских. Как вы относитесь к такой практике?

— Я отношусь к этому отрицательно, так как эта практика, во-первых, нарушает международное право. Во-вторых, она не позволяет ничего решить, создав только условия для войн, конфликтов, распространения ядерного оружия, усиления терроризма и т.д. Такую политику сегодня мы видим на примере Ирака, где попытки установить демократию закончились колоссальной гражданской войной. Это чревато негативными последствиями, так как есть и такие страны, которые перенимают  дурной пример. Небольшие страны с целью защитить себя от внешней угрозы пытаются обзавестись ядерным оружием. Такая политика ведет к конфликтам, разрухе и способствует распространению идеологии «сила — это хорошо». Ни к чему хорошему такая политика не приведет.

— Как вы оцениваете избрание Азербайджана в непостоянные члены Совета Безопасности ООН? Какие факторы обусловили  победу Азербайджана?

— Азербайджан — важная страна и  к тому же она расположена в стратегически важном районе. Она успешно развивается, богата энергоресурсами и как следствие этого Азербайджан — страна, которая всем нужна. Она в интересах и России, и США.  Избрание в непостоянные члены Совбеза ООН — это признание достижений и заслуг Азербайджана. Один из важных факторов, что Азербайджан сегодня уважают в мире, во многом обусловлен тем, что страна проводит очень успешную внешнюю политику, которая устраивает партнеров.  

— Как  это может повлиять на  урегулирование армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта?

— Я считаю, что проблема должна быть решена двумя государствами путем взаимных компромиссов. Никто не может навязать конфликтующим сторонам каких-либо решений. Я думаю, что стороны должны договориться.

То, что Азербайджан успешно развивается,  учитывается во всем мире и даже в Армении. Азербайджан — это партнер, которого хочешь, не хочешь, надо уважать. 

— Как вы оцениваете усилия России в урегулировании конфликта? 

— Россия действует довольно активно в урегулировании карабахского конфликта. Она искренне стремится помочь двум сторонам прийти к общему знаменателю. Эта политика, безусловно, продолжится. Что касается продуктивности, то опять-таки это зависит от конфликтующих сторон.

— Каков,  по-вашему,  уровень подготовки российских дипломатов и дипломатов зарубежных стран?

— Нас многие хвалят за очень хороший уровень подготовки. Недавно в нашей академии был посол Швеции. Он отметил высокий уровень обучения.  Многие в восторге от нашей системы обучения, но она тоже в какой-то мере несовершенна, что иногда бывает связано с нехваткой финансов. Но сегодня не чувствуется кадрового дефицита, как в 90-х годах прошлого века. Сейчас в МИД на одно место претендуют два человека. Это неплохо, но хуже, чем, например, в Китае. В Китае на одно место 200 желающих.

— Утверждают, что профессия дипломата во многом напоминает сизифов труд...

— Если дипломаты сидели бы сложа руки, и все кончилось войной, тогда это был бы сизифов труд. А дипломат защищает интересы своей страны, подписывает соглашения, организовывает государственные визиты, передает документы от одного правительства  другому. Первая задача дипломата — представлять свою страну. А вторая — изучать обстановку в стране пребывания. Поэтому это отнюдь не сизифов труд. Как говорят, «Дипломатия — вторая самая древняя профессия». 

Есть знаменитые слова Черчилля. Он говорил: «Дипломат — это человек, который объяснит вам, что будет завтра, через год, через 10 лет, а потом объяснит, почему все произошло не так, как он предсказывал».

Azertag.com

Другие новости

09:47 — 2 неделюОпределяющий фактор Сергей Марков: России нужно в большей степени улучшать отношения с сильным Азербайджаном 10:34 — 1 месяцОт восклицательного знака до железного кулакаПрезидент Ильхам Алиев не только уберег Азербайджан от потрясений, но и вывел нашу страну на более высокую и современную стадию развития09:25 — 3 месяцТоржество права и справедливостиСила нужна для принуждения правонарушителя жить по правилам09:42 — 3 месяцУрок на будущееБезосновательные обвинения против нас не останутся без ответа09:38 — 3 месяцПредвестник ПобедыОсвобождение поселка Суговушан ознаменовало переход стратегической инициативы к Азербайджанской армии10:12 — 3 месяцНовая история Гянджи, или Еще раз об уроках несгибаемости В стремительно цифровизирующемся мире проблема адаптации современника к новым условиям не менее актуальна, чем, скажем, забота о денуклеаризации Вселенной. Психологи и социологи настойчиво предлагают гуманизацию цифрового мира через очеловечивание среды

Э-газета