Иная точка зрения

Политика
07 Апрель 2024
02:29
812
Иная точка зрения

В Армении нет политических заключенных? 

Государственная машина включает в себя, в частности, жесткие механизмы выживания, чтобы не скатиться в хаос, и когда глава Минюста Армении заявляет, что в их стране нет политических заключенных, это означает одно - там нет правительства. 

После очередного заседания армянского правительства министр юстиции Григор Минасян решил продемонстрировать, что по части втирания очков широкой общественности он может перещеголять самого Никола Воваевича. Отвечая на замечание одного из корреспондентов о том, что после недавних задержаний оппозиция утверждает, что в стране есть политзаключенные, арестованные за несогласие с деятельностью властей, он поступил довольно туманно, даже витиевато. «Армения настолько демократическая страна, что каждый день, открывая различный сегмент социальных сетей, можно увидеть, какое множество оппозиционеров и их адвокатов выражает удовлетворение справедливым решением того или иного суда. Каждый человек во время процесса вырабатывает стратегию того, как следует защищаться, и среди них есть люди, которые в какой-то период занимали государственные должности. И когда в их отношении ведется уголовное производство, адвокаты выбирают самый простой способ защиты, облекая дело в политические элементы, чтобы сделать его более интересным и освещаемым в СМИ», - сказал он. 
Но обо всем по порядку. Так, пару недель назад сотрудники столичной полиции с применением непропорционально грубой силы подвергли приводу основателя сайта 
AntiFake.am, основателя общественной организации «Гражданское сознание», соавтора и ведущего подкаста «Имнемними» Нарека Самсоняна и его коллегу Вазгена Сагателяна. Обоим активистам, которым надоело читать и слышать сплошь заполонившие информационное пространство фейковые новости от Пашиняна и чиновников помельче, судьями предъявлены обвинения… «в заранее спланированном групповом хулиганстве с использованием коммуникационных технологий». Сами понимаете, если бы противоправное действие, пусть даже с отягчающими обстоятельствами, совершил один человек по недомыслию и без злого умысла, можно было бы «натянуть» штраф в рамках административного проступка, а тут целая группа замыслила чуть не государственный переворот в общественном сознании. В итоге к обоим недовольным оппозиционерам в качестве предварительного заключения избрана мера пресечения в виде ареста сроком на два месяца. Ну а там, как карта ляжет или потерпевшие чиновники самого высокого ранга решат - ведь они ставят запятую в сочетании «казнить нельзя помиловать».  
Свет на проблему отчасти проливает социологический опрос, проведенный консалтинговой компанией MPG (Marketing Professional Group), являющейся эксклюзивным местным представителем Международной ассоциации GALLUP. Так вот, почти половина опрошенных считают, что зампред оппозиционной Республиканской партии Армен Ашотян, председатель партии «Общественный голос» Артак Галстян, «неправильно» избранный мэр города Ванадзор Мамикон Асланян, отсидевший в свое время в изоляторе второй президент страны Роберт Кочарян, глава партии «Процветающая Армения» Гагик Царукян и десятки других неугодных граждан соседней страны вполне подпадают под категорию «политических заключенных», тем более что и уголовные статьи для них стряпались крайне топорно, вменяя, к примеру, «вымогательство в особо крупных размерах», «подкуп избирателей на парламентских выборах». То есть это такие статьи, где и потерпевших, и свидетелей особо искать не надо (вспомним фильм «Берегись автомобиля», где тетенька с улицы говорит, что она все видела, а затем спрашивает, что случилось). 
Кстати, сам Никол Пашинян тоже полтора года был в шкуре политзаключенного, когда ему отказывали не только в переписке с родными, но и элементарной возможности просто держать при себе канцелярские предметы. Такая практика, несмотря на смену власти и сам факт наличия премьера с тюремным стажем, остается в силе до сих пор, хотя в соседней стране это трактуется в качестве не только элементарного конституционного права, но и грубейшего нарушения внутреннего устава исправительно-трудовых учреждений. Получается, что бывший оппозиционный колумнист и редактор газеты, в 2008 году очень активно участвовавший в предвыборной кампании экс-президента Армении Левона Тер-Петросяна и даже возглавлявший протесты оппозиции, не признавшей результаты тех выборов (митинги закончились жестким разгоном кровавой ночью 1 марта 2008 года, когда в одном только Иреване погибли 10 человек - 8 протестующих и двое полицейских), окончательно забыл свою прошлую жизнь. 
Хотя слово «забыл» следовало бы заменить на мысль о том, что «система ломает» исполнителей любого уровня, особенно когда применяется пресловутое телефонное право: глава Минюста, зная мнение премьер-министра, рекомендует начальнику управления пенитенциарной службы заставить замолчать «слишком шумного» неугодного арестанта, тот поручает начальнику конкретного «исправительного» заведения, а исполнителей на местах долго искать не надо - все будет сделано с «перевыполнением плана». 
Но даже не это главное. Вспомним, как шесть лет назад Никол Воваевич начал крестный ход с рюкзаком за плечами и притопал прямо к кабинету №1 с лозунгом «Нет политическому беспределу, все решает закон!» Люди ему верили, наперед загадывая, что раз уж «отец армянской демократии» отсидел, значит, уважительно будет относиться к человеческим судьбам, положив конец практике шельмования. У него даже был период всенародного обожания - в сухом остатке, за его партию «Гражданский договор» проголосовало более 80% электората при небывалой активности избирателей, которые буквально вынесли его на гребень власти под бой барабанов, звуки зурны и запах шашлыков. А самое главное, он возглавил правительство, имея имидж прогрессивного лидера и демократа, с которым связывали самые что ни на есть радужные надежды не только на борьбу с коррупцией и продвижение демократии, но и на субстантивные переговоры по Карабаху. 
Но он, свергнув дракона с пьедестала, сам стал очередным драконом, как в известной вьетнамской сказке. Минутным делом стало для него выстраивание режима личной диктатуры, сведение личных счетов с Робертом Кочаряном, разрушение полномочий конституционного суда. Параллельно появились брошенные в тюрьмы оппозиционные политики и журналисты, продиктованные политическим заказом ордера на обыск, арест и судебные приговоры, отсутствие внятных реформ и даже партия, возникшая из террористической группы, называющей себя «Сасна Црер». 
И это не внутренние дела Армении, так как все «заморские» сценарии разыгрываются как по нотам. И если недавно, особенно после военного поражения, народ этой страны все негативное связывал с Россией, «предавшей многострадальное древнейшее государство», сегодня там возникает понимание, что хрен редьки не слаще, а финансовая западня того же Джорджа Сороса рушит надежды на продвижение демократии и прочие мечты не хуже предыдущего авторитарного режима, привязанного к Кремлю. 
Но самое главное, что именно он инициировал безответственную «политику» открытых провокаций, типа заявления «Карабах - это Армения, и точка», попытки усадить Араика Арутюняна за стол переговоров в качестве автономного игрока, планов переноса «парламента НКР» в тогда еще оккупированную Шушу, устроенной там «инаугурации президента НКР», финансирования преступного режима и многого другого, не поддающегося здравому объяснению. 
Почти всем млекопитающим присущ инстинкт самосохранения, но Пашинян то ли не знает страха, то ли хозяева требуют от него ускорить процесс смены вектора, но по факту он забыл еще один урок - «парламентский расстрел» 27 октября 1999 года, когда из автоматов расстреляли 40 депутатов и членов правительства, 8 из которых скончались на месте. На его месте другой рассматривал бы варианты того, как долго он будет неприкасаемым, будет ли его отставка мирной или силовой, хватит ли у него духу уйти самому, прихватив с собой семью и «боевой» рюкзак, или же «точку» будут ставить террористы. Хотя почему же? На нем висит целый ряд военных преступлений, когда он отдавал приказы бомбить мирные города и села Азербайджана, пеняя России, что поставленные ее ВПК ракеты «взрывались на 10%». 
Интересно, осудит ли его за это международный трибунал, а если осудит, получит ли он вновь статус политзаключенного? 

Фидан САЛМАНЛЫ 

Новости