Факельные шествия

Политика
25 Апрель 2024
09:42
403
Факельные шествия

Чего добиваются армяне, сжигая флаги Азербайджана и Турции? 

Апрельская белая горячка широкой армянской общественности является индикатором того, что пока у этой страны есть территориальные претензии к соседям, мирное соглашение с ней не будет всеобъемлющим и долгосрочным. 

Если в советское время 24 апреля в Иреване ограничивались сожжением турецкого флага, то сейчас красное полотнище с полумесяцем сшивают вместе с национальным триколором Азербайджана, где тоже красуется полумесяц. Тем самым армянские активисты, сами того не понимая, подтверждают вечную актуальность постулата «Одна нация - два государства». 
Глядя со стороны, иначе как бегом по кругу дату так называемого «геноцида армян» не назовешь. Ученые со всего света предлагают учредить межгосударственную комиссию, которая на основании архивных данных придет к единому знаменателю, после чего созвать большую конференцию и огласить вердикт, было или не было намеренно содеяно пресловутое «злодеяние века». Однако не только армяне, но и упертые «христианские заступники» коллективного Запада выступают против объективного расследования, боясь разоблачения. 
А объективная сторона вопроса такова: в начале XIX века Османская империя ослабла настолько, что к ней прилипло прозвище «больной человек Европы», вследствие чего традиционная «христианская цивилизация» решила растащить Турцию на лоскутки. 

Для реализации этих планов и была совместно выдвинута идея под названием «Восточный вопрос», а поводом для вмешательства в ее внутренние дела стало «попрание интересов христианских меньшинств». Примечательно, что на территории Османской империи проживали десятки народов, исповедующих преимущественно православие, а также католицизм и ряд иных течений, особенно на Балканах, в том числе, славянские племена, греки, айсоры, даже арабы-христиане, тем не менее, именно армянское меньшинство стало инструментом прямого влияния на развал империи. 
Главная причина выбора Парижа и ряда других континентальных столиц состояла в том, что армяне, будучи идеальным «хамелеоном», во времена султанов смогли внедриться во все ветви имперской власти - были среди них не только депутаты и губернаторы, но даже главы финансовой системы, МИД и МВД. 
А об их позициях в оборонном ведомстве говорит хотя бы тот факт, что в декабре 1914 - январе 1915 годов в ходе Сарагамышской операции, мягко говоря, небоевые потери османов составили 70 тыс. человек - если перевести на нормальный язык, ответственные за тыл армяне перерезали связь и саботировали доставку продовольствия, вот за морозные полтора месяца и полегло столько человек. И это только один момент, но таких «мелких» вражеских нюансов были тысячи. 
Понятно, что на войне все средства хороши, а победителей не судят, тем не менее, царская Россия первой применила на территории Турции депортацию мирного мусульманского населения через линию фронта. Она же способствовала активной деятельности многочисленных армянских вооруженных групп как в авангарде, так и в обозе своих боевых порядков. В результате из 2,3 млн мирного мусульманского населения восточных провинций Анатолии (Трабзон, Эрзинджан, Эрзурум, Ван, Битлис и др.) умерло более 1,6 млн человек. Это официальная статистика, но почему-то никто из стран Антанты до сих пор не обратил на нее внимания. 
Для сравнения, исходя из соображений военного времени (вспомним, как Сталин безнаказанно депортировал в Сибирь и Казахстан «неблагонадежные» народы Северного Кавказа), турецкие власти депортировали из зоны боевых действий 700 тыс. человек из числа мирного армянского населения - почти всех, что доказано архивными документами, причем 45% их погибли в пути. 
За это, как доказал британский военный трибунал, ответственны турецкие власти, которые были обязаны обеспечить надлежащую охрану, пропитание и медицинскую помощь. Конкретные виновники были повешены, а имена некоторых из них до сих пор не подлежат реабилитации - вот позиция официальной Анкары. 
Цифра жертв мирного армянского населения в ходе депортации основана на многочисленных исследованиях независимых представителей, в том числе и американских, включая без вести пропавших, то есть, перешедших российскую границу и осевших на Кавказе. Кроме того, эти данные совпадают с теми, что указаны армянской делегацией 11 декабря 1918 г. в официальном письме в МИД Франции, составленном на основании исключительно армянских источников. 
Теперь становится ясно, почему неоднократные академические инициативы создать комиссию по вопросу так называемого «геноцида 1915 года» и все расставить по своим местам блокируются официальным Иреваном и его «сестричками»: они уж точно знают точные данные о том, что число турецких потерь гораздо выше армянских, а упомянутую трагедию нельзя даже близко сравнивать с Холокостом. 
Как точно указывается у известного австрийского историка Эрика Файгла в его работе «Армянская мифомания», «Корни армянского терроризма кроются в ошибочном взгляде на историю, а его уникальность заключается в том, что история (точнее, их собственный взгляд на историю) является для них единственным оправданием». И поэтому «переписывание истории как оправдание бесчеловечных поступков - вот уникальная особенность терроризма». 
С уважением относясь к памяти всех жертв трагических событий, происшедших в период стагнации и падения Османской империи, невольно задаешься и другими вопросами. Является ли правильным односторонне квалифицировать случившееся как геноцид армян, игнорируя значительные жертвы, понесенные мирным турецким населением от рук армянских террористов? «Армянский геноцид» и «армянский терроризм» - что здесь является вымышленным, а что является правдой? И в этой связи, почему так популярны тема «армянской многострадательности» и идея «армянской покинутости»? Как это соотносится с созданием из тюрков образа врага, противостоящего воплощению «великой» армянской государственности, столь усердно внедряемого в массовое армянское, и не только, сознание? В чем кроется неуемное желание реанимировать и представить миру миф о «национальной исключительности» армян? И, наконец, могут ли насилие и террор являться оправдывающими инструментами национального выживания в том виде, как их представляет пропагандистская машина коллективного Запада? 
К сожалению, в армянском общественном, не говоря о научном, пространстве нет никого, кто готов ответить на эти простенькие вопросы, а ведь без логики и покаяния за вселенскую ложь, взрастившую несколько поколений ненавистников всего тюркского, не может идти речи о налаживании нормальных отношений. Посмотрите на карту Армении и увидите, что она почти полностью окружена северным тюркским по факту Ираном, Турцией и Азербайджаном, но реваншисты, ослепленные примитивной ненавистью, продолжают науськивать молодежь, провоцируя ее на факельные шествия, обреченные на массовые фекальные последствия армянских солдат на поле боя. 
Мы не нуждаемся в дружбе с армянами и даже тяготимся подобными перспективами, памятуя об их умении переобуваться в воздухе, но в предсказуемости отношений хотелось быть уверенными, иначе и наземные границы открывать незачем. 
И еще один законный вопрос: неужели соседний народ собирается все время озираться и смотреть на внешний мир через прицел оружия до тех пор, пока не подоспеет словесная помощь «сердобольных» парижан? 

Фидан САЛМАНЛЫ