Ночная тема
Подписаться
17.01.2012

Судьба пчеловода

«Помогает дорога идущему, А под камень вода не течет»
Ади Богдан.

Привередливые гурманы знают, что самый вкусный мед — из Кяльбаджарского района Азербайджана, расположенного на склонах высоких гор. Купить его сегодня на наших рынках невозможно по одной простой причине. Район находится под армянской оккупацией, и пчеловоды вот уже более 18 лет  тоскуют по  родным местам. С пчеловодом Сабиром Мустафаевым из села Агджакенд Кяльбаджарского района мне посчастливилось встретиться на выставке-продаже меда, организованной в поселке Ахмедлы Хатаинского района осенью прошлого года. Примечательно, что на ярмарке можно было встретить  цитрусовый, горный, разнотравный, майский, липовый, подсолнечный, каштановый, гречишный и ряд других уникальных видов меда, сырье для которого собирается пчелами с эндемичных видов флоры республики.   
Сабир имеет высшее образование, окончил Азербайджанский педагогический институт русского языка и литературы имени М.Ф.Ахундова в 1986 году, а пчеловодству его обучили дедушка и отец, занимавшиеся этим промыслом всю жизнь. Приобретенные умения и навыки ему пригодились в тяжелые дни скитаний по районам республики, однако для сбора меда он выбрал Дашкесан —  район, близкий по своим природно-климатическим характеристикам к Кяльбаджару. И все эти годы он вывозит свою пасеку в горы Дашкесанского района.   Пчеловодство помогло Сабиру встать на ноги. На реализации горного меда он заработал неплохие деньги, купил земельный участок и построил дом в поселке Ени Гюнешли города Баку, где ныне проживает со своей семьей. Гордый и независимый характер горца проявился и в решении своих семейных проблем. Всю зиму вместе с супругой он преподает в школе, а весной и летом поднимается в горы, где ухаживает за пчелами и отдыхает одновременно.   
Сабир не может забыть Кяльбаджар с его благодатным климатом, лесами с реликтовыми деревьями  на склонах гор, прозрачными родниками и обширными  полянами, покрытыми медоносными цветами. В лесах растут липа, ясень, береза, сосна, дуб и другие деревья. И все это находится рядом с его родным селом Агджакенд.   
Леса, луга и летние пастбища — удобные места для пчеловодства.
— Как-то, — вспоминает С.Мустафаев, — академик Мирали Гашгай сказал: «Тот, кто не путешествовал по ущелью Тутгучай, тот может хвалить Швейцарию».
А местечко Тутгучай находится неподалеку от его родного села.                                                                                                                            
Сабир вернулся в родное село, работал учителем в сельской школе, женился. Но счастье длилось недолго, уже в феврале 1988 года вспыхнул армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт, приведший к боевым действиям в регионе. Сабир видел, как десятки тысяч азербайджанцев по горным перевалам перебирались из Армении в Азербайджан. Рассказы беженцев воссоздавали в его воображении картины ужасов средневековой дикости и садизма. Именно так расправлялись армяне с азербайджанцами, внедряя политику насильственной депортации, прибегая к методам вандализма.   
Уже после обретения Азербайджаном независимости судьбу беженца пережили Сабир Мустафаев и его небольшая семья. Вскоре после трагедии Ходжалы пламя карабахской войны перекинулось и на Кяльбаджар. Как и многие мужчины села, Сабир записался в отряд народного ополчения, взял в руки автомат и встал на защиту родной земли. Однако силы были неравны. В начале апреля 1993 года Кяльбаджар захватили армяне.  
Вот хроника военной агрессии соседней Армении против Азербайджана. Оккупация Кяльбаджарского района началась с двух сторон: из бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и одновременно с территории Армении. Захват Кяльбаджара сопровождался бесчеловечными массовыми преступлениями против местного населения. До оккупации на территории района площадью 1936 квадратных километров проживали 52 тысячи человек. В результате военной операции были убиты 511 мирных жителей района, 321  взят в плен и пропал без вести. Во время боевых действий погибли 55 военнослужащих. Под контроль армян перешли 132 населенных пункта, были разрушены более 500 промышленных, строительных, торговых объектов, предприятий общественного питания и прочих услуг, 97 школ, 76 учреждений здравоохранения. 53.340 кяльбаджарцев стали вынужденными переселенцами. По расценкам тех лет, району был нанесен урон в 703 миллиарда 528 миллионов рублей.  
День оккупации Кяльбаджара 31 марта 1993 года навсегда врезался в память  Сабира Мустафаева. Оказать сопротивление противнику, которому помогали спецназ, воинские подразделения соседней Армении, а также других государств, было невозможно.
— Под натиском противника мы вынуждены были покинуть родные места, — вспоминает Сабир Мустафаев. — Зная коварство врага по Ходжалы, мы спускались с гор пешим ходом, охраняя мирное население от возможных нападений. Прошли 80 километров горного тракта в направлении до Гянджи. Это был утомительный поход, все мы из дома вышли налегке, даже не смогли захватить свои денежные сбережения. В селе осталась вся живность, в том числе ульи с пчелами.  Шли по единственному спасительному пути Муровдаг — Гянджа, который мы назвали «дорогой жизни». Со мной были мать, супруга, а отца похоронили еще до оккупации, и я думаю, что он счастливый человек, который навсегда остался в родном селе.  
Исход длился трое суток. Было холодно, шел снег, передвигались медленно, опасаясь быть настигнутыми снежной лавиной. Сабир и другие бойцы самообороны помогали старикам и детям преодолевать нелегкий спуск с Муровдагского хребта. Беженцев из Кяльбаджарского района доставили и разместили в общежитиях города Баку. Семья Мустафаева поселилась в общежитии №2 Кооперативного института. А тем временем армяне полностью разрушили кладбища на территории района, мечети в селениях Отаглы и Башыбель, в селении Союдлу — святилище Сейид Асадуллах, албанские храмы времен средневековья. Жить было трудно, не хватало средств на питание и другие нужды молодой семьи. Сабир принял решение и отправился в районы Азербайджана — сначала в Евлахский, а через год  перебрался в Дашкесанский, купил несколько ульев и занялся пчеловодством. Так у Сабира снова появилась своя пасека, приобретенная на деньги, взятые им у родственников в долг. А вскоре он построил дом,  купил машину. Так и живет пчеловод из Кяльбаджара в Баку, учит детей русской грамоте, а летом работает на пасеке. У него все есть, ни в чем не нуждается, только изводит тоска по родине, которую невозможно забыть. Родное село, ущелье Тутугчай и пасека, которую он ставил на опушке леса, снятся ему часто. Самый лучший мед, считает Сабир, — кяльбаджарский. Уже в мае он берет свои ульи и поднимает их в горы Дашкесана, а летом жена и двое взрослых детей помогают ему ухаживать за пасекой. Сын учится в 10-м классе, а дочь в прошлом году поступила на филологический факультет Педагогического университета имени Н.Туси.   
Пчеловодством занимаются практически всей семьей. Но тоску по горам невозможно заглушить ничем. Для любого горца лучше гор могут быть только горы. Сабир дал слово, что когда вернется в родное село, он раздаст всю продукцию пасеки бесплатно всем, кто в ней нуждается.  
За 18 лет жизнь семьи кяльбаджарского беженца наладилась, зарубцевались раны прошлого. Но в его душе и сердце остались ненависть к оккупантам, испоганившим его родной край, обида на себя и боевых товарищей, что не смогли защитить Кяльбаджар. У Сабира есть информация о том, что армянские пчеловоды при экспорте меда присваивают азербайджанские товарные знаки. В США, к примеру, были использованы выведенные в Азербайджане пчелиные популяции «Шагдаг» и реализовывался мед с использованием названия оккупированного Кяльбаджара, который выдавался за армянскую продукцию. Сабир и его коллеги обратились в Минсельхоз республики, где им обещали защищать права азербайджанских пчеловодов на международном уровне и пресекать случаи присвоения Арменией названий нашей продукции.
Сабир и его супруга работают в школе, ухаживают за пчелами, которых подкармливают, поддерживают климат в ульях, заботятся о здоровье пчел. Будущим летом они снова поднимутся в горы Дашкесана, а хочется поскорее подняться в родные горы Кяльбаджара.

Зейтулла ДЖАББАРОВ

Другие новости

17:35 — СегодняМинистерство культуры запустило проект «Мастер-классы»Стартовал новый проект «Мастер-классы», организованный совместно Министерством культуры и Ассоциацией «Дом культурных сетей» (Cultural Network House)17:16 — СегодняМинистерство внутренних дел распространило заявлениеКак уже сообщалось, 14 мая группа лиц провела несогласованную с соответствующими государственными структурами акцию на Площади фонтанов на территории Сабаильского района15:41 — СегодняНазначен новый руководитель Аппарата Милли МеджлисаНазначен новый руководитель Аппарата Милли Меджлиса Азербайджанской Республики14:55 — СегодняВ Нидерландах выпущены почтовые марки, посвященные ШушеВ Амстердаме напечатаны почтовые марки, посвященные культурной столице Азербайджана – городу Шуша12:11 — СегодняВслед за солнцем Персональная выставка работ посла Австрии в Азербайджане Александра Байерля 12:03 — СегодняДо новых встреч в Шуше! Культурная столица прощается с «Харыбюльбюль»

Э-газета