Ночная тема
Подписаться
09.07.2012

Талантливый ханенде и виртуозный тарист

Сорок пятый день весны тысяча восемьсот восьмидесятого  года.

Леса, равнины, ущелья, холмы уже скинули с плеч белые бурки, облачились в зеленый наряд и, сладко перешептываясь, приглашали всех в свои объятия. Невозможно словами передать красоту и пленительность этих мест, где лукаво перемигиваются цветы, соревнуются в пении соловьи. В такой приветливый день жителей Малыбейли переполняло чувство радости. Потому что их вера и надежда, опора  хан гызы Натаван лично пожаловала на открытие построенного по ее инициативе родника. Подобным доброжелательным поступком Хуршудбану бегим воплотила в жизнь самое сокровенное желание малыбейлинцев,  вложила свои средства в обеспечение села питьевой водой. В знак уважения и почтения к хан гызы сельчане принесли в  жертву ягненка, устроили пиршество у истоков родника. Вообще, каждым своим посещением Малыбейли она будто приносила сюда радость, счастье, достаток. Хуршудбану бегим регулярно интересовалась заботами малыбейлинцев, оказывала большую помощь в решении наиболее важных проблем, иной раз стояла во главе свадебных и траурных церемоний.

Прозрачная как слеза вода в фаянсовых трубах протекала через горы, скалы, она словно принесла сельчанам благоденствие, превратившись в один из источников их жизни. Истосковавшиеся на протяжении многих лет по живительной влаге малыбейлинцы досыта пьют воду из родника, восторженно восклицают, поздравляют друг друга и просят Всевышнего ниспослать здоровье ханской дочери, упокоить души ее предков.

По предложению Хуршудбану бегим новый водный источник назвали  "Новлу булаг". Все собравшиеся расселись на разостланных больших широких коврах за обильно накрытыми столами и торжественно отметили это событие. Приехавшие из Шуши вместе с хан гызы поэты  и музыканты читают стихи о воде, благотворительности, исполняют песни, теснифы, мугамы, придавая празднеству еще большее веселье. Приятные звуки тара Садыхджана - знаменитого тариста Садыха Асад оглу и звонкий голос выдающегося певца Гаджи Гуси - постоянных гостей Малыбейли - распространились в окрестностях и притягивали к роднику из села молодежь и детей.

Немного поодаль, на зеленой траве, поджав ноги, сидел мальчик лет десяти. С какой-то особой страстью и любовью он смотрел на поющих и пляшущих, ни на мгновение не спуская с них взгляд, наполненный интересом и радостью. Когда один из достойных и почитаемых личностей в селе Беюк Гаджи Мамед киши увидел сына соседа Имамгулу Гамида, он несказанно обрадовался. Потому что неоднократно слышал обаятельный и сладкий голос мальчика и даже советовал соседу отвезти Гамида в  Шушу и определить на учебу у одного из тамошних певцов. Воспользовавшись случаем, Гаджи Мамед киши решил познакомить паренька с музыкантами. Показал Гамида хан гызы, музыкантам, сказал, что у него хороший голос…

Робея, Гамид подошел к исполнителям. Поздоровался, остановился перед Гаджи Гуси. Знаменитый певец оценивающим взглядом смерил Гамида с головы до ног и ласково спросил:

- Сынок, что ты нам споешь?

Заметив робость мальчика, добавил:

- Не смущайся! Дядя Садыхджан  сыграет на таре, а ты нам споешь!

Не переставая конфузиться, Гамид еле слышно сказал: " Хочу спеть "Сегях". Музыканты удивились такой прыти подростка, но не подали вида. Чтобы Гамид сумел как следует настроиться, Садыхджан пробежал пальцами по струнам тара. Гамид начал петь вполголоса. Внимание односельчан было приковано к нему. Этот подросток как бы "возвращал" нынче выдающимся певцам,  в том числе и Гаджи Гуси, все то, что он вбирал по крупицам от них во время свадебных торжеств в селе. Гамид сладким детским голосом спел несколько куплетов из "Сегях", со свойственной взрослым манерой склонил голову перед слушателями. В это время Хуршудбану бегим выступила вперед, поцеловала мальчика, со словами "Молодец, сынок!" погладила юного певца по голове и повернулась к музыкантам:

- Я всегда говорила вам, в этом селе немало талантливых детей, их надо искать и находить. Обратите внимание на этого ребенка, он как соловей заливается трелью. Гаджи, поговори с отцом мальчика, возьми его с собой в Гала, прими в меджлис. Все расходы я беру на себя…

И Гаджи Гуси, и Садыхджан ответили "Слушаюсь!" и попросили Гаджи Мамеда получить разрешение отца Гамида и отвезти мальчика в Шушу.

Торжества завершились ближе к вечеру. Гостей  проводили в Шушу, местные жители разошлись по домам.

Гамид, естественно, в ту ночь не сомкнул глаз. Радость переполняла его сердце. Мальчик нетерпеливо стал ждать возвращения отца… Наконец, спустя десять-пятнадцать дней извозчик Имамгулу киши вернулся из поездки в Иран. Гамид рассказал ему о своей удаче. Вдобавок, и Гаджи Мамед киши передал слова хан гызы и музыкантов. Но отчего-то Имамгулу киши предпочел, чтобы сын продолжил его дело и забрал Гамида в дальние странствования.

Таким образом Гамид выбрал профессию извозчика.  Иногда перевозил пассажиров или переносил различные грузы. Каждый четверг торговал на рынках близлежащих городов  - Шуши, Геруса, Евлаха, Гянджи, Шеки, завозил товары для купцов. Однако в его сердце всегда теплилась надежда стать певцом. Будучи в дальней дороге или в свободное время напевал вполголоса, подавляя таким образом тоску по неосуществленной мечте.

Наконец, приятная случайность в один из весенних дней круто изменила судьбу 18-летнего парня. Пройдя непроторенными тропами, он вошел в мир мугама. В тот весенний день перед Гамидом открылись двери счастья,  благоденствия.

И он прошел через эти двери и занял достойное место на музыкальном Олимпе.

…Гамид своей четырехконной повозкой перевозил пассажиров из Евлаха в Шушу. Находившиеся в повозке не знали Гамида, но зато он их знал как свои пять пальцев. Это были Гаджи Гуси, Садыхджан и их кеманчист. Всю дорогу они разговаривали с юношей. Однако Гамид пока не напоминал о себе. Думал, может, сами они что-то вспомнят, и тогда он поведает о незабываемом событии. Но, увы… Оставалось совсем немного до дома. Когда повозка проехала через крепостные ворота и оказалась в городе, Гамид не сумел удержаться:

- Гаджи, я давно вас знаю. Вы часто приезжали на свадьбы в Малыбейли. Даже однажды слушали мой голос…

Гаджи Гуси слегка вздрогнул, с удивлением посмотрел на извозчика:

- Да, пропавший брат, вспомнил теперь, ты тот самый мальчик?! Кажется, зовут тебя Гамид? Почему ты в то время не пришел на наш меджлис?! Мы же столько ждали тебя! - эти слова мастер выговаривал с укоризной.

Гамид вкратце поведал о произошедшем, сказал, что по прошествии времени совершенно не угасла, напротив, усилилась любовь к музыке.

Когда повозка остановилась на "Базарбаши мейдан", Садыхджан пригласил Гамида в дом и сообщил, что ближе к вечеру здесь соберутся члены "Меджлиса певцов", на котором ожидается присутствие деятелей искусства со всей Шуши. Гамид с большой благодарностью принял приглашение Садыхджана.

Утомленные дальней дорогой решили отдохнуть перед собранием. В назначенное время в просторном салоне большого дома Садыхджана в квартале Мердинли стали собираться именитые музыканты, любители поэзии. Мир Мохсун Навваб, Мешеди Иси, Гаджи Гуси, Кештазлы Гашим, Шахназ Аббас, Абдулбаги Зулалов, Малыбейли Джумшуд, Джаббар Гаръягды, Дели Исмаил, Кечачи оглу Магомед, Мешеди Мамед Фарзалиев и другие искусные мастера заняли свои места за столом.

Вскоре зазвучал тар Садыхджана. Под звуки чарующей музыки поэты с особым энтузиазмом читают свои новые газели, стараются, чтобы стихи понравились исполнителям. Певцы же один за другим исполняют мугамы, теснифы, народные песни. Попавший в новый и волшебный мир молодой Гамид взирает на происходящее с интересом  и изумлением.

Прошло немало времени, но Садыхджан не торопился представлять собранию нового члена.   Наверное, он хотел дождаться конца меджлиса. И вот Садыхджан обстоятельно рассказывает собравшимся   о Гамиде. Не забыл упомянуть о том, что у него хороший голос и влечение к исполнительству. Зная о том, что будущий его коллега великолепно исполняет "Сегях", он настроил свой  тар на этот мугам. Неимоверно трудно было выступать перед  маститыми ханенде, но Гамид не растерялся, начал петь тихим голосом. Все внимательно его слушали. Еще не успела мелодия завершиться, в зале раздались бурные аплодисменты. Мешеди Иси встал с места и радостно сказал:

"Слушайте, да это же настоящий ханенде! Слышали, какой у него приятный голос, как он мастерски исполняет мугам?! - Затем он поворачивается к собравшимся. - Предлагаю безотлагательно принять в члены нашего собрания это дитя Малыбейли". 

Мешеди Иси вновь устремил взгляд на Гамида:

- Почему бы тебе  с таким голосом не быть среди нас?

С того памятного дня Гамид перестал заниматься извозом и вступил в ряды "Меджлиса певцов". Получил уроки у мастеров-ханенде Мешеди Иси и Гаджи Гуси, освоил тайны классических мугамов, исполнительского ремесла. В то же время он тяготел к игре на таре и в индивидуальном порядке учился у Садыхджана. За короткий период изучил все тонкости вокального искусства, приобщился к сложной технике исполнения на любимом инструменте. Обладал одинаковым высоким уровнем пения и игры на таре.

Спустя некоторое время Гамид не только в Карабахе, но и в других краях становится известен как  прекрасный исполнитель мугама и виртуозный тарист. Теперь он самостоятельно проводит свадебные торжества, участвует во всенародных празднествах. Молодой ханенде следует путем Джаббара Гаръягды, исполняет не только традиционные персидские, но и азербайджанские мугамы и теснифы. То есть  для исполнения выбирает исключительно азербайджанские  газели. Как правило, его пение сопровождали такие известные таристы, как Садыхджан, Мешеди Зейнал Хагвердиев, Джавад бек Ханазейский, Мешеди Джамиль Амиров, Гурбан Примов.  Иной раз пел, сам же аккомпанируя на таре.

В народе вскоре он прославился под именем "Малыбейли Гамид". Он в своеобразной манере исполнял все восточные мугамы, но считался, тем не менее, прекрасным исполнителем "Сегяха" и "Раста". "Сегях" он пел в разных вариациях, привнеся в мугам некоторые новшества. Приступая к пению "Орта Сегях", Гамид Гурбанов начинал с  куплета "Мухалиф", а затем переходил на куплет "Хисар". Вот это  и считалось привнесенным им новшеством в мугам, и среди музыкантов он получил прозвище "Гамид Сегяхи".

В 1910 году английская компания "Граммофон" вместе с такими известными кавказскими исполнителями, как Меджид Бейбутов, Мешеди Джамиль Амиров, Сеид Мирбабаев, Малыбейли Аскер, Кербалаи Лятиф Алиев пригласила и  Гамида в  Ригу для записи их голосов на пластинку. Он записал на ленту мугамы "Раст", "Шур", "Хумаюн", "Етим Сегях", многие теснифы и народные песни и оставил их навечно своим соотечественникам. Необходимо отметить, что в то время Гамид сопровождал собственное пение игрой на таре. Кстати, очень часто он на различных  церемониях не только пел, но и играл на этом инструменте.

Гамид не был лишен и актерского дарования. Из сохранившихся афиш и программок тех лет узнаем, что ханенде участвовал в некоторых спектаклях и завоевал признание как оперный певец. 7 августа 1913 года он исполнил на шушинской сцене одну из главных ролей в опере Узеира Гаджибекова "Лейли и Меджнун" и вместе с коллегами  Абульфатом Вели, Гусейнкули Сарабским, Забул Гасымом, Ханлыг Шукюром, Мешеди  Джамиль Амировым удостоился признания зрителей за высокое исполнительское искусство. Кроме этого, Гамид исполнил одну из главных ролей в опере Мешеди Джамиля Амирова "Сейфали-мюлк", которая неоднократно ставилась на сценических подмостках Шуши, Гянджи, Тифлиса.

…В начале 20-х годов прошлого века Гамид, как и многие карабахские музыканты, навсегда связал судьбу с Гянджой. В этом древнем очаге культуры он  устанавливает тесные связи с относительно "старым жителем" города Мешеди Джамилем Амировым и местными музыкантами, разворачивает бурную деятельность в культурной жизни Гянджи. С готовностью участвует в организации музыкальных вечеров, театральных постановок, благотворительных концертов. Наряду с Мешеди Джамилем Амировым  оказывает культурные услуги населению Гянджи, к тому же, выезжает с гастролями в окрестные районы, принимает участие во всенародных празднествах, торжествах.

К концу жизни неотлучный "спутник"  Гамида - обаятельный и чистый как хрусталь голос - "изменил" ему. Он уже лишился возможности выступать перед публикой как ханенде. Гамид не пал духом, весь свой недюжинный талант стал проявлять в игре на таре. Долгие годы с кеманчистом Беюккиши Алиевым сопровождал на этом инструменте выступления младшего брата Аскера. На всенародных торжествах аккомпанировал таким известным мастером мугама, как Мешеди Мамед Фарзалиев, Ислам Абдуллаев, Кечачи оглу Магомед, Забул Гасым.

Незаменима роль Гамида в становлении многих певцов, ставших впоследствии знаменитыми ханенде. Мамедгулу Шушинский, Сеид Шушинский, Муса Шушинский, Бюльбюль и другие мастера немало переняли у него и с честью проследовали по пути своего учителя.

Имевший огромные заслуги в развитии классического исполнительства и игры на таре Гамид Гурбанов (1869-1922) ушел из жизни в день  празднования Новруз байрамы в возрасте пятидесяти трех лет.

Васиф ГУЛИЕВ

Другие новости

17:35 — СегодняМинистерство культуры запустило проект «Мастер-классы»Стартовал новый проект «Мастер-классы», организованный совместно Министерством культуры и Ассоциацией «Дом культурных сетей» (Cultural Network House)17:16 — СегодняМинистерство внутренних дел распространило заявлениеКак уже сообщалось, 14 мая группа лиц провела несогласованную с соответствующими государственными структурами акцию на Площади фонтанов на территории Сабаильского района15:41 — СегодняНазначен новый руководитель Аппарата Милли МеджлисаНазначен новый руководитель Аппарата Милли Меджлиса Азербайджанской Республики14:55 — СегодняВ Нидерландах выпущены почтовые марки, посвященные ШушеВ Амстердаме напечатаны почтовые марки, посвященные культурной столице Азербайджана – городу Шуша12:11 — СегодняВслед за солнцем Персональная выставка работ посла Австрии в Азербайджане Александра Байерля 12:03 — СегодняДо новых встреч в Шуше! Культурная столица прощается с «Харыбюльбюль»

Э-газета