Ночная тема
Подписаться
11.10.2021

Академическое сообщество -это целостная система

Реформы в науке нужны продуманные и взвешенные

Международная научно-практическая конференция «30 лет Содружеству Независимых Государств: итоги, перспективы», которая состоялась в конце сентября в Минске и на которой обсуждались перспективы сотрудничества стран СНГ и Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ), собрала более 300 представителей государственных органов СНГ, ведущих ученых и специалистов, руководителей крупнейших научных и учебных организаций ряда государств, представителей дипломатического корпуса и др.

По мнению экспертов, научное сотрудничество стран, присоединившихся к ОИЯИ, позволило открыть реальные возможности непосредственного выхода с технологиями в крупнейшие научные ускорительные центры мира с целью развития научных кадров.

Кроме этого, приводя в пример опыт таких научных центров, как ОИЯИ и Курчатовский институт, директор ОИЯИ, академик Григорий Трубников отметил, что такой формат сотрудничества позволяет всем странам СНГ расширять свое присутствие на интеллектуальной карте мира. А поскольку на пленарном заседании прозвучали идеи по созданию и развитию международных научных центров, директор Объединенного института предложил рассмотреть возможности для развития взаимовыгодного сотрудничества СНГ и ОИЯИ. По словам академика Трубникова, такое взаимодействие можно выстроить, опираясь на опыт Европейского Союза, являющегося наблюдателем в ЦЕРН, европейском брате-близнеце ОИЯИ. Ученый также подчеркнул необходимость упрощения организационных и правовых аспектов работы исследователей, чтобы научные организации и коллективы в СНГ могли сосредоточиться на исследованиях и кратно повысить эффективность своего труда.

Азербайджан на этом престижном научном форуме представлял вице-президент НАНА, академик Ибрагим Гулиев, который поделился с нашим корреспондентом своими мыслями по поводу этого, безусловно, значимого события на пространстве СНГ.

 

Попытка  реформировать науку

 

- Еще совсем недавно, каких-то 20-25 лет назад в Азербайджане, как и во многих других бывших советских республиках, было совсем не до науки. Но вместе с тем, еще не успели распасться все научные школы, в глазах общества профессия ученого была еще престижной, а научный статус имел высокую социальную привлекательность.

- Совершенно верно. Затем период хаоса сменился попыткой реформировать науку. Причем во всех странах СНГ науке прежде всего предъявляли претензии в отсутствии отдачи. Модно стало сравнивать наши результаты с зарубежными, были даже мнения, что  если по-западному передать фундаментальную науку университетам, то это будет панацеей от всех бед.

В мире существуют разные модели организации науки. Наиболее успешные всегда функционируют при поддержке государства, с его заказами. Все развитие науки в послевоенные годы определялось противостоянием СССР и США и стремлением государств обеспечить свою безопасность. Когда сделали атомную бомбу, поняли, что фундаментальная наука дала возможность создать сверх-

оружие, а глубокое исследование вещества обеспечило массу прикладных аспектов. Тогда зарплату ученым подняли в два-три раза, им давали лучшие квартиры, создали специальные места отдыха, строили новые институты.

- И стало модно быть физиком.

- Да, в науку шли самые талантливые люди, сильные духом - пассионарии. Там была ясная цель, и это было интересно. Что бы потом ни говорили о небольших успехах советских ученых, мы на их достижениях, разработках продержались после распада Союза лет 15-20 минимум. Например, в Азербайджане «контракты века» - договоры о разработках нефтяных и газовых месторождений с зарубежными компаниями - были заключены по результатам научных прогнозов и геологоразведки советского периода.

Вместе с тем постепенно статус ученых и инженеров стал размываться, зарплата падать ниже некуда, а нападки вылились в попытку реформировать науку, не поддерживая ее финансово, не обеспечивая свободу мышления. И тогда все качнулось очень сильно. Я был в АН Казахстана, когда ее реформировали. Я был в АН Туркменистана, когда ее запретили, сейчас пытаются восстанавливать. Академию Грузии полностью передали университетам - и что, добились выдающихся успехов? Академия Молдовы  тоже не в лучшей ситуации.

 

Наше национальное  достояние

 

- Но все же сохранились, наверное, более или менее удачные примеры сохранения науки?

- Безусловно. Это Беларусь и Азербайджан. На мой взгляд, именно эти две страны являют собой более или менее удачные примеры сохранения науки. В Беларуси с самого начала сохранили базовую тяжелую промышленность, сберегли старую структуру АН. Обеспечили ее институты заказами от промышленности, сельского хозяйства, из-за рубежа. Считаю, что у Беларуси и фундаментальная, и прикладная наука, возможно, лучшая на территории СНГ.

- Лучше, чем в России?

- Я ни одну страну СНГ не сравниваю с Россией. У науки РФ и масштабы, и задачи сверхдержавы. Она обязана держать и «оборонку», и космос в ущерб остальным направлениям. Однако реформа самой Российской академии наук (РАН), с моей точки зрения, получилась крайне неудачной. И там еще много всяких сюрпризов. Хотя ведь все руководители, приходя к управлению государством, твердят о приоритете науки, инноваций, технологического развития - то есть о вещах, без которых государство вытянуть невозможно. Но парадокс в том, что между людьми, которые находятся в управлении страной на самом верхнем этаже, и научным сообществом есть толстая прослойка чиновников, просто не понимающих значения науки в силу  низкого уровня общего образования.

Азербайджан - одна из немногих стран СНГ, которая сохранила структуру, часть научных школ, традиции и мораль научного сообщества. Основой этого стала позиция руководства республики. Первый визит Президента Гейдара Алиева после его возвращения в страну был в Академию наук. Общенациональный лидер произнес тогда исторические слова: «Академия наук - наше национальное достояние, и мы сохраним его при любой экономической ситуации».

В последние десятилетия благодаря траншам из Фонда развития науки, Нефтяного фонда и грантам удалось существенно улучшить приборную базу, качественно увеличить международные связи и обмен с ведущими научными центрами мира. По последним рейтинговым оценкам, Азербайджан по традиционным направлениям (нефтяная геология и геофизика, энергетическая, нефтехимическая и т.д.) входит в 50 ведущих стран мира.

Однако по направлениям, определяющим сегодняшний уровень развития общества - а это биомедицина, генетическим, клеточным, когнитивным и нанотехнологиям, наблюдается серьезное отставание, которое может стать необратимым.

 

Динамика роста

 

- И в этом плане на арену выходит научная кооперация, не так ли?

- Абсолютно верно. Одним из немногих направлений развития науки может стать именно научная кооперация, в том числе  и с академиями наук стран СНГ. Прекрасный пример - Объединенный институт ядерных исследований в Дубне. Уже более полувека Азербайджан успешно сотрудничает с этим ведущим научным центром мира. Воспитаны несколько поколений исследователей, и этот процесс успешно продолжается.

В настоящее время рамках сотрудничества с Международной ассоциацией академий наук (МААН) на основе двусторонних соглашений НАНА сотрудничает с рядом стран по фундаментальным, прикладным и гуманитарным наукам. За последние пять лет наблюдается динамика роста на основе документов о сотрудничестве. К примеру, с Россией за этот период подписано более 60 документов о сотрудничестве по всем направлениям фундаментальных, прикладных, естественных, гуманитарных и социальных наук. Также учеными НАНА реализуются более 20 проектов в рамках конкурса, объявленного научными фондами обеих стран. К подписанию готовится и «дорожная карта» между двумя академиями.

Кроме того, трудно переоценить и роль Соглашения о сотрудничестве НАНА и Фонда развития науки (ФРН) при Президенте Азербайджана с Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ). Или - соглашения о научном сотрудничестве между нашими и российскими филологами, историками, археологами, антропологами и этнографами. За пять лет реализуются совместные научные проекты с белорусскими исследователями - в области молекулярной биологии, химии, биотехнологии, биофизики, клеточной инженерии, ботаники, физиологии человека и животного.

- Надо полагать, что также плодотворно развивается сотрудничество и с другими странами, и не только Содружества Независимых Государств?

- Верно. С украинскими коллегами весьма плодотворно сотрудничают наши микробиологи и зоологи, археологи и этнографы, экономисты и геофизики. С казахстанскими учеными у азербайджанских исследователей налажено прочное взаимодействие в нефтегазовой области, ядерной физике, энергетике, биомедицине, истории и сохранности рукописей. С узбекскими партнерами крепки связи в области фундаментальных наук (физика, гуманитарные направления).

Только за 2017-2020 годы подписано пять документов о сотрудничестве в области археологии, этнографии, востоковедения, радиационных исследований, фармакохимии и ботаники с грузинскими научными структурами. Плодотворно развивается сотрудничество с научными организациями Кыргызстана, Молдовы, Монголии, Монтенегро и Китая.

 

Найти свою нишу

 

- Ибрагим муаллим, возможно ли, на ваш взгляд, при современном уровне финансирования сохранить уровень конкурентоспособности по основным направлениям, определяющим научно-технический прогресс?

- Мне это представляется невозможным. Доля расходов на науку в государственном бюджете Азербайджана, составляющая 0,3-0,5% от ВВП в 1980-1990 годах, снизилась в последующие годы до 0,12-0,20 %. Почти 80% выделенной Академии наук в госбюджете этого года суммы составляют расходы, связанные с выплатами заработной платы, налогов, социальных отчислений, 10% - на коммунальные услуги, связь и Интернет. При этом средняя зарплата по НАНА ниже среднемесячной зарплаты по стране. Объяснения государственных органов о причинах этого, не имеющего аналогов, парадоксального несоответствия не выдерживают критики.

Кроме того, серьезным показателем финансирования науки являются не абсолютные цифры, а данные о затратах на науку, приходящихся на одного исследователя. По статистике, в рейтинге затрат на исследования и разработки, приходящиеся на одного исследователя, первое место занимает Швейцария ($406,7 тыс.), второе - США ($359,9 тыс.), Китай - 8-е место ($266,6 тыс.), а Россия - 47-е ($93 тыс.). Расходы на одного исследователя в Азербайджане составляют около $10 тыс., и это не вызвано большим количеством ученых и исследователей в стране.

Все это приводит к серьезному падению общественного престижа науки и ученого, резкому оттоку молодых кадров и сокращению численности профессиональных научных кадров. На фоне общего увеличения числа ученых в мире в 2014-2018 гг. на 20%, количество исследователей в нашей стране в целом сократилось с 16 337 до 14 732 (-10%). Эти цифры приобретают особую остроту в области естественных и технических наук, где численность ученых по естественным наукам уменьшилась с 573 до 414 (-28%), а ученых по техническим наукам - со 182 до 121 (-33,5%).

- Кроме того, азербайджанская наука продолжает «стареть».

- К сожалению, это так. Только 13% докторов наук, работающих в НАНА, моложе 50 лет, 28% - старше 70, а 71% докторов философии - старше 50 лет. Существующие стипендии для будущих докторов наук или докторов философии не способствуют привлечению талантливой молодежи в науку, а размер дополнительных выплат за ученые звания и степени не стимулирует исследователей защищать диссертации. Как результат, сегодня из 5 тыс.  научных исследователей нашей академии порядка 2 тыс. не имеют ученых степеней. В значительной мере развитие международного научного сотрудничества, реализация совместных научно-исследовательских программ, привлечение иностранных специалистов высокого уровня, представителей нашей научной диаспоры к созданию международных лабораторий и подготовке современных научных кадров в Азербайджане также зависят от уровня финансирования науки.

Надо признать, что сегодня академическая наука находится в бедственном состоянии, но заменить ее нечем. Для исторически сложившейся формы координации и управления научным сообществом с помощью академических структур в настоящее время пока не просматривается альтернативы. Реформы в академической науке, безусловно, нужны, но продуманные и осторожные, взвешенные. Недопустимо разрушать академическое сообщество как целостную систему. Надо помнить, что исторически, да и сейчас, Академия Наук Азербайджана остается нашим национальным достоянием. Чтобы сохранить его, необходимо ясное понимание ее места в мировой науке, определение приоритетов развития, многократное увеличение финансирования и поднятие престижа ученого и педагога. Совершенно очевидно, что в настоящее время, когда научные проекты стоят непомерно дорого, конкурировать с мировыми научными центрами по всему фронту науки - занятие бесполезное. Найти же свою нишу, учитывая традиции и оставшийся потенциал, при желании возможно.

 

Галия АЛИЕВА,

специально для газеты «Бакинский рабочий»

Другие новости

08:43 — СегодняЭхо войны в объективе фотохудожника Горькие реалии первой Карабахской08:34 — СегодняВиновных - к ответу! Азербайджанская община Британии требует признания «Союза служителей Махди» террористической организацией08:27 — СегодняХорошему театру бездействие не свойственно К 75-летию народного артиста Азербайджана Азерпаши Нейматова08:16 — СегодняНаходчивые и полные энтузиазма Молодежь Азербайджана заметно повысила динамику своей работы, интенсивно интегрируясь в европейские структуры17:17 — ВчераСемь британских городов продолжат борьбу за право принять «Евровидение-2023»Шесть английских городов и Глазго попали в короткий список претендентов на проведение конкурса "Евровидение", который по решению Европейского вещательного союза (ЕВС) в 2023 году состоится в Великобритании14:05 — ВчераПодготовлен видеоролик, посвященный 30-летию установления дипломатических отношений между Азербайджаном и КазахстаномПо случаю 30-летия установления дипломатических отношений между Республикой Казахстан и Азербайджанской Республикой известный молодой казахстанский певец Ернар Садырбаев (Амре) исполнил популярную песню Полада Бюльбюльоглу «Gəl, ey səhər»

Э-газета