Каждый день работы с Гейдаром Алиевичем был настоящим университетом

Гейдар Алиев-100
20 Май 2023
05:32
2422
Каждый день работы с Гейдаром Алиевичем был настоящим университетом
Об этом посте
Каждый день работы с Гейдаром Алиевым был настоящим университетом
Читать

Представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с депутатом Милли Меджлиса Азербайджана, председателем Русской общины Михаилом Забелиным о годах работы с Гейдаром Алиевым. 

Статья 13-я, часть 2-я 

Э.А.: - Чему вы у него научились за эти годы?
М.З.: - Прежде чем попасть к Гейдару Алиевичу, я уже прошел определенную школу. Я работал в комсомоле, был инструктором райкома, затем горкома партии. Мы знали методы его работы, учились у него. Допустим, когда я пришел инструктором в ЦК партии, Гейдар Алиев внедрил такой метод обучения инструкторского состава, как приглашение на заседание Бюро ЦК. По десять человек инструкторов из различных отделов приглашались на Бюро. Мы присутствовали там от начала и почти до конца, если не было каких-то чрезвычайно секретных вопросов. 
Разве это не учеба? Когда ты видишь, как проходят заседания Бюро ЦК, как выступают Гейдар Алиевич, члены Бюро, как докладывают заведующие отделами ЦК по какой-то справке. Это все - учеба. Завтра ты будешь знать, как готовить справку на заседание Бюро ЦК, как осуществлять проверку, чтобы на Бюро был представлен нормальный, грамотный документ. Выступления Гейдара Алиева на Бюро были маленькими шедеврами. Как он умело все раскладывал по полочкам, какую эрудицию, какое глубокое знание предмета проявлял - это надо было слышать и видеть.
А когда я перешел работать к нему референтом, это уже была другая школа. Во-первых, учились держать язык за зубами. Это прежде всего - не болтать лишнего, докладывать четко, не размазывать. Каждый день работы с Гейдаром Алиевичем был настоящим университетом.
Я не хочу сказать, что мы с ним сидели и обсуждали какие-то темы. Но иногда, бывало, что когда он готовился к приему какой-нибудь делегации, он сажал тебя перед собой, давал задания: «Позвони тому-то, найди то-то». То есть я видел, как человек готовится к этой встрече. У него каждый экспромт был подготовлен.
Гейдар Алиевич очень ответственно подходил к каждой встрече, каждому разговору. Если он даже принимал первого секретаря какого-нибудь райкома, то он и к этому готовился. Он все по этому району знал, до последнего килограмма урожая. Его никто не мог обмануть. Не знаю уж, сколько он тонн книг перечитал, перепроверил. Зачастую он просил архивные материалы по какой-то теме, чтобы познакомиться с предысторией вопроса.
Человек это был, конечно, уникальный, как и уникален его самоотверженный подход к работе. Он считал важным досконально знать и проанализировать ситуацию в этом районе, чтобы его не обманули, чтобы в ходе беседы или обсуждения он мог поправить: «Это не так, в твоем районе дело обстоит следующим образом».
За месяц до того, как Гейдар Алиевич должен был уехать в Москву, он составил список нужных ему книг, и мы с Рафаэлем Аллахвердиевым принесли из библиотек три огромные коробки книг. Там были книги от законодательных актов до учебников по здравоохранению, по транспорту - по всем отраслям, которые он должен был курировать в ранге первого заместителя Председателя Совета Министров СССР.
Он обложился этими книгами и до самого отъезда в столицу читал их, изучал, делал выписки. То есть Гейдар Алиев ехал в Москву, понимая, какая огромная ответственность ложится на него: он азербайджанец, с периферии, назначен на такую высокую должность, поэтому не имеет права допустить неточность в формулировках, ошибиться, проявить незнание какого-то предмета. 
В середине 90-х годов прошлого века, уже в ранге Президента Азербайджана, Гейдар Алиев побывал с визитом в России, где состоялась его встреча в Академии наук. Один из российских академиков в своем выступлении сказал: «Гейдар Алиевич, мы всегда были очарованы вами. Я вспоминаю первую встречу с вами здесь, в Академии наук, когда вы в ранге первого заместителя Председателя Совмина СССР открывали нам такие истины, рассказывали такие вещи, о которых даже мы, академики, не знали».
Так он готовился к каждой встрече. Общаясь с руководящими работниками транспорта, здравоохранения, Академии наук и т.д., он проявлял глубочайшие знания в той или иной области. Поэтому люди в России, с которыми он встречался, были очарованы им и как обаятельным человеком, умеющим и пошутить, и поговорить, и в то же время незаурядным руководителем, который глубоко разбирался в каждой области. Для этого надо было иметь особый талант. И огромную трудоспособность.
Э.А.: - Вы наверняка общались с супругой Гейдара Алиева Зарифой Азизовной. Расскажите об их взаимоотношениях.
М.З.: - Гейдар Алиевич, конечно, любил Зарифу ханум. И она ему во многом помогала. Зарифа Азизовна была удивительным человеком, я очень часто связывался с ней по телефону, может быть, по пять-шесть раз в день. Гейдар Алиев редко просил соединить его с домом, в основном звонила она. «Гейдар Алиевич приехал?» - «Да, - говорю, - Зарифа Азизовна, приехал». - «Все у него нормально?» - «Все нормально». - «Не забудь, в одиннадцать часов дай ему лекарство и морковный сок». - «Зарифа Азизовна, я не забуду». Он выпивал стакан морковного сока, часов в одиннадцать принимал лекарство. Через некоторое время она опять звонит: «Пусть он там не обедает. Я приготовила и послала ему паровые котлеты. Пусть он это поест». Через некоторое время еще что-то. То есть она постоянно беспокоилась о нем, заботилась. Многих мужей, особенно такого ранга, это может раздражать. Его же такая забота никогда не раздражала, может, ему это даже было приятно. Потому что он ее очень любил.
Э.А.: - В чем проявлялась эта любовь? В разговоре? В интонациях?
М.З.: - Я нечасто присутствовал при их разговорах, но как-то раз застал. Видимо, Гейдар Алиевич был в комнате отдыха. Я вошел к нему в кабинет, потому что Зарифа Азизовна позвонила и сказала, что Гейдар Алиевич не поднимает трубку. Она просила меня проверить, все ли в порядке. Я зашел, вижу действительно его нет, уже хотел выйти, а тут он входит, вытирая руки, и спрашивает: «Что там?» Я говорю: «Зарифа Азизовна не могла дозвониться и просила, чтобы я зашел». Он попросил меня закрыть окно, а сам снял трубку и стал говорить с ней. Он не говорил каких-то ласковых слов, но по интонации я почувствовал, что он питает огромную любовь и теплоту к этой женщине и благодарен за ее заботу. Она понимала, что Гейдар Алиевич великий человек, и как можно иначе к нему относиться, как еще можно беречь, хранить его, если не этой своей помощью, поддержкой.
Зарифа Азизовна вообще была очень внимательной женщиной. Она прекрасно помнила дни рождения моих дочек. Звонит мне, допустим, в день рождения одной дочки. «Мишенька, я послала на день рождения твоей доченьки платьице. По-моему, это ее размер. Анатолий тебе передаст». Или перед Новым годом она часто звонила и говорила: «Я вам кое-что послала, и Гейдар Алиевич от себя сделает вам подарочки на Новый год. Водитель привезет, ты раздай». Нам постоянно от имени Гейдара Алиевича делали подарки на Новый год, от Зарифы Азизовны отдельные подарки. Это было страшно приятно. Мы чувствовали, что о нас думают, что мы не просто какие-то винтики в механизме, а люди, которые тоже чем-то полезны.

Фото из личного архива Михаила Забелина

(Окончание следует)

Новости