Валентина РЕЗНИКОВА

Валентина РЕЗНИКОВА

Девять дней в июле

Культура
13 Июль 2023
10:00
1760
Девять дней в июле

 От Михаила Булгакова до Валентина Пикуля - диапазон спектаклей драмтеатра из Владивостока 

Гастроли Приморского краевого академического драматического театра им.Максима Горького из Владивостока, отшумев аншлагами в Баку, завершились 9 июля спектаклем «Крейсера» по одноименному роману Валентина Пикуля.  

Писатель известен своими историческими романами, в том числе посвященными истории военно-морского флота России. «Любовь к истории Родины, - пишет Пикуль, - это любовь к самой Родине. Человек, не знающий истории, - как трава без почвы, без корней».
Спектакль, как и роман, рассказывает о Русско-японской войне 1904-1905 гг. Точнее - о людях войны. О тех морских офицерах, которые сражались на владивостокских крейсерах, совершая рейды к японским берегам. Сражались и погибали. А чтобы не запятнать честь российского флота, предпочитали плену добровольную смерть. Так, как это сделали моряки крейсера «Рюрик», - открыв кингстоны, с поднятым флагом и сигналом «Погибаю, но не сдаюсь» судно, дабы не попасть в плен к японцам, ушло ко дну.
Художественный руководитель театра Ефим Звеняцкий, который и является постановщиком этого спектакля, адаптирует произведение к пространству сцены, разворачивая действие во Владивостоке и частично в Японии. На фоне военных событий - повседневная городская жизнь, в которой есть место и для классического любовного треугольника (мичман Житецкий-Вия Парчевская-мичман Панафидин), и для мировоззренческого противостояния между приспособленцем, трусом и карьеристом Житецким и бескомпромиссным, честным и принципиальным Панафидиным. Последний категорически не приемлет трусости и лицемерия, не умеет приспосабливаться и угождать вышестоящему начальству, а потому он, мичман Сергей Панафидин (артист В.Запорожец), оказывается… ненужным, неудобным, лишним человеком, не умеющим соответствовать текущему моменту переменчивых идеалов. Впрочем, как и мичман Шепотьев (артист Л.Смагин). Заявив, что любая война не вызывает в нем ничего, кроме отвращения, он получил одобрительные аплодисменты зрительного зала… 
Жизни этих двух героев обрываются по-разному: Шепотьев стреляется сам, Панафидин - убит на дуэли Игорем Житецким (артист С.Лисинчук). Они - лишние люди в структуре своего времени. Могила Панафидина была заброшена, а потом и «вовсе утеряна». Почему? Да потому, что «Россия безразлична к жизни человека и к течению времени. Она безмолвна. Она вечна. Она несокрушима». Этот текст был обнаружен в записке, найденной в кармане кителя Панафидина после его смерти. Так о чем же спектакль Ефима Звеняцкого: о прошлом или о настоящем России? Ответ на этот вопрос постановщик предлагает найти зрителям…
Открывались  гастроли театра  1 июля тоже инсценированным романом - эпатажным спектаклем по культовому роману М.Булгакова «Мастер и Маргарита», а закрытие гастролей постановкой по роману В.Пикуля - весьма продуманный пиар-ход, рассчитанный на интеллектуалов.
Зрители, невзирая на июльскую жару, предпочли загородному отдыху театральный зал. Заинтригованные, они ожидали чуда. Интеллектуалы, до начала спектакля блистая эрудицией, рассуждали на тему мистического «запрета» на воплощение этого романа не только в кино, но и на сцене. Приводили в пример историю постановок шекспировского «Макбета», вспоминали две экранизации «Мастера и Маргариты» Юрия Кары и Владимира Бортко. Даже малочисленные театральные постановки были названы и упомянуты имена режиссеров-постановщиков: Юрий Любимов, Александр Дзекун, Янош Сас и Робер Лепаж. Кто-то даже видел спектакль Дзекуна во второй половине 80-х здесь, в Баку, на сцене Русского драматического театра. Мнение продвинутых зрителей было выражено в единодушном вердикте: культовый роман Булгакова никому из упомянутых постановщиков воплотить на театральной сцене так и не удалось. С нетерпением ждали версию режиссера из Владивостока…
Действие началось с выхода свиты Воланда. Точнее - пробежки этих персонажей по авансцене в поисках точки для… селфи. Азазелло, Коровьев, Гелла и Бегемот вполне по-современному осваивали пространство у Патриарших прудов. А что потом? Ничто не напоминало в спектакле о том, что действие происходит в майские дни полнолуния в 30-е годы ХХ века в Москве. Оно разворачивается вне времени и пространства. И все, что происходит с героями романа, могло произойти где угодно. Даже в Баку. Здесь и сейчас. Что весьма недвусмысленно и демонстрировал разгуливающий по залу милейший Коровьев, он же Фагот (С.Гончаров). Вереницей потянулись и другие персонажи романа, иллюстрируя свою принадлежность к известному сюжету. События реальной жизни, как и должно, перемежались главами древними, отправляя фантазию зрителей вслед за Понтием Пилатом, в день 14-й месяца нисана (апрель) во дворец Ирода Великого города Ершалаим. Сцена за сценой двигали перипетии сюжета к финалу, не оставляя надежды на то, что под занавес наконец-то станет понятно, зачем поставлен роман и что этой постановкой хотел сказать зрителям сам режиссер? Увы. Не случилось. Все так и осталось на уровне иллюстрации текста о государстве, вере и свободе…
Комичная история, граничащая с драмой под названием «Собака на сене», была придумана и написана испанским драматургом Лопе де Вегой в 1618 году и по воле драматурга произошла в итальянском городе Неаполь. Режиссер-постановщик Константин Демидов, художник-постановщик Андрей Климов и хореограф Анна Гилунова переносят действие из начала XVII века в век XX. В эпоху расцвета итальянского неореализма и неаполитанской мафии. Костюмы героев (в особенности женские!), музыка, пластические и хореографические сцены удачно создают атмосферу легкой, красивой и безоблачной жизни. В том числе и графини Дианы (Н.Овчинникова). И все было бы замечательно, если бы… Если бы не чувства, которые графиня испытывает к своему секретарю Теодоро (Евг.Сидоров), терзаясь мыслью: можно ли «зажечься страстью, / видя страсть чужую, / и ревновать, / еще не полюбив?» Теодоро влюблен в служанку Дианы Марселу и ночью ходит к ней на свидание. Именно это обстоятельство лишает графиню сна и покоя. Но что же сам Теодоро? Он с благосклонной покорностью принимает «ухаживание» хозяйки и без излишней сентиментальности дает «отставку» Марселе. Теодоро Евгения Сидорова - это совсем не пылко влюбленный, но и не рациональный прагматик. Его герой - молодой красавец, который знает цену собственной внешности и несет это бремя с покорным достоинством послушного, но слегка уставшего мальчика… Страсти со стороны Теодоро зрители не увидели даже в момент, когда он понял, что тоже влюблен в Диану. Актер был рационально холоден и даже не пытался изображать чувства. Зато движением весьма недвусмысленным он иллюстрировал намерения своего героя по отношению к Диане. Это вызывало смех в зале и подзадоривало актера. Однако по воле драматурга история Дианы и Теодоро, перенесенная постановщиками в Неаполь 1960-х годов, обретает современное звучание, обнажив при помощи комедии проблему любовных взаимоотношений в XXI веке, где инициатива, увы, принадлежит женщине… 
Театр из Владивостока в течение девяти дней радовал бакинцев своими спектаклями и подарил им ощущение хоть и короткого, но все же праздника. Праздника театрального действия, праздника общения друг с другом, праздника узнавания нового. Ведь все, как известно, познается в сравнении. 
Отдельно спасибо устроителям этого праздника Театра. Оказалось, что любителей этого вида искусства у нас в городе не так уж и мало! И, надо отдать им должное, они вполне соответствуют статусу «профессиональный зритель». У меня была возможность убедиться в этом, оказавшись в роли человека, невольно «подслушивающего» их рассуждения в театральном фойе до начала спектакля, в антракте и по окончании театрального действия. Были среди рассуждавших и те, кто посмотрел все спектакли. В том числе и еще один, поставленный Вадимом Данцигером по пьесе Елены Исаевой «Эдит и ее демоны». Оказалось, что роль Эдит сыграла актриса Наталья Овчинникова, которую мы уже знаем по роли графини Дианы. Зрители отмечали довольно высокую профессиональную технику актрисы, которой при этом все-таки «не хватило души». А подводя итоги, завсегдатаи Русской драмы (так по многолетней привычке называют бакинцы АГАРДТ им.С.Вургуна!) пришли к выводу, что наши ничуть не хуже, но всегда интересно увидеть, как работают другие театры сегодня. И это - правда. Потому, что искусство драматического театра XXI-го века уже довольно основательно отличается от театра века XX-го. Чем же? Разрушающей силой противоречий между театром чувств, эмоций, чувствительных переживаний и театром представления, где преобладает не «проживание чувств» в структуре момента «предлагаемых обстоятельств», а их… иллюстрация. Этот спор профессиональных подмостков, берущий начало со времен Каратыгина и Мочалова в самом начале XIX века, продолжен был в 50-е годы XX века французскими драматургами, творчество которых вошло в историю мирового театра как «театр насмешки» и продолжается по сей день. Теперь поиски форм и содержания в мировом театре связаны с течением, которое с легкой руки театроведа, историка и теоретика современного театра Ханса-Тисса Лемана названо так же, как и его книга - «Постдраматический театр». Но это уже совсем другая история. 

Экономика
Новости