Абульфаз БАБАЗАДЕ

Абульфаз БАБАЗАДЕ

В шаге от политического банкротства

Политика
10 Апрель 2024
08:12
1192
В шаге от политического банкротства

Недальновидная политика Макрона снижает шансы Парижа на усиление своего голоса в Африке

Франция остается главным оплотом империализма, ее самой антигуманной стадии - неоколониализма, угрожающего целым странам и народам планеты, и, в частности, Африке.

В начале 2023 года в интервью газете Financial Times в то время президент Нигера Мохамед Базум выступил в решительную защиту продолжения французского военного присутствия в пределах своих границ, заявив, что противники Нигера хотят создать образ Франции как неоколониалистской державы. Франция, по словам Базума, превратилась в необходимого союзника в войне Нигера с терроризмом после того, как президент Франсуа Олланд впервые инициировал операцию «Бархан» в 2014 году. Пятая республика долгое время считалась самым надежным гарантом стабильности в регионе. При постепенно активизирующихся боевиках вдоль границы с Мали партнерство между двумя странами стало неизбежным фактом.
Однако соотечественники Базума не смогли прийти к единому мнению по этому вопросу. Для многих нигерийцев Франция никогда не была партнером, которого хвалил их президент. Вместо этого, навязывая себя бывшим колониальным государствам, она поддерживала давно порицаемый статус-кво господства и империализма.
Их недовольство имеет непреодолимую историческую, политическую и экономическую ценность. Большинство серьезных конфликтов, преследующих Сахель, можно лучше понять, если рассматривать их в контексте эксплуатации региона со стороны внешних сил, и Франции в первую очередь.
Когда прямое воровство во времена Французской империи подошло к концу, многие надеялись на независимость от метрополии. К сожалению, это заняло достаточно много времени. Неоколониализм и постоянная политическая нестабильность, часто непосредственно исходящие от Парижа, на протяжении десятилетий продолжают сдерживать развитие экономики и человеческого потенциала народов Западной Африки.
Несмотря на то, что французские администраторы отмахиваются от него как от пережитка прошлого, жители Сахеля продолжают бороться с призраками Francafrique - не­околониальной сети политических, экономических и военных связей, которые прочно удерживали регион под сферой французского влияния. На фоне растущего негативного восприятия империалистической истории Франции, геополитического недовольства Западом, уменьшения влияния таких институтов, как Международный валютный фонд, а также неоднозначных посланий во Франции западноафриканские страны все чаще смотрят на своего бывшего колонизатора пессимистично. Как заметил один раздраженный гражданский житель Ниамея, «террористы есть с обеих сторон».
Десятилетняя французская военная интервенция, пока не получившая положительных результатов, только усугубила это недовольство, подготовив почву для кризиса в международных отношениях.
Франция впервые оказалась неразрывно вовлечена в нынешний этнорелигиозный конфликт в регионе после начала операции «Сервал» в 2013 году. Нигер был в числе нескольких стран, отражающих широкомасштабное джихадистское восстание, которое опрокидывало стабильность сменяющих друг друга стран эффектом домино. По мере того, как циклы возмездия между правительством и вооруженными силами ускорялись, местные посредники впадали в уныние, находясь в состоянии политической и оборонной незащищенности.
Чтобы справиться с распространяющимся конфликтом, план «Сервал», ориентированный на Мали, был быстро заменен более масштабным и гораздо более смелым планом. Операция «Бархан» началась в том же году как амбициозная интервенция под руководством Франции с участием 3 тыс. человек, направленная на искоренение так называемых исламистских боевиков в Мали, Нигере, Буркина-Фасо, Мавритании и Чаде. В Париже считали, что смогут убить двух зайцев одним выстрелом: искоренить серьезную угрозу европейской безопасности и замедлить рекордную иммиграцию в ЕС.
Однако конечная цель операции по восстановлению стабильности так и не была достигнута. Только к 2021 году тысячи солдат и мирных жителей погибли и более 2,5 млн были вынуждены покинуть свои дома. Пред­смертный хрип «Бархана» впервые прозвучал в начале того же года, после того как в Мали к власти пришло крайне франкофобское правительство Асими Гойты. 17 февраля 2022 года Франция была вынуждена начать вывод войск согласно постановлению местного правительства.
Базум приветствовал такое развитие событий и продолжал осыпать европейскую державу похвалами, контрастируя с преобладающими настроениями своих избирателей. Но его профранцузская позиция позже будет использована против него во время его собственного отстранения от должности в июле 2023 года.
Нигер и Мали не являются особыми случаями. За последние три года в нескольких бывших французских колониях произошли перевороты, которые привели к свержению десятилетиями правивших династий и появлению у власти множества новых правительств. Результаты были разными. Переворот в Нигере спровоцировал многомесячное противостояние с Экономическим сообществом западноафриканских государств, многие опасались начала войны. В Габоне, напротив, международное осуждение было приглушенным, поскольку новое правительство широко рассматривалось как предпочтительная альтернатива автократической и антидемократической семье Бонго. Однако у большинства из них есть кое-что общее: яростное неприятие французского военного присутствия и дипломатических усилий.
На первый взгляд этот отказ кажется естественной реакцией на дипломатическое осуждение, полученное этими правительствами за подрыв гражданского правления. Однако дорога, ведущая к широкому распространению антифранцузских настроений, была проложена не только лидерами переворота. Франция и другие западные державы уже много лет не могут правильно предвидеть изменение общественного мнения в Сахеле.
В последней попытке изменить курс Париж взял на себя обязательство сократить свое военное присутствие в регионе и вернуть исторические сокровища бывшим колониям, но многие из этих усилий были слишком малы по масштабу и безнадежно запоздали.
Не будет излишнем сказать, что французская политика в Западной Африке достигла критической стадии. Даже если Francafrique никогда не был серьезным препятствием на пути к позитивным отношениям, Парижу все равно необходимо взаимодействовать со своими бывшими колониями таким образом, который намного превосходит сегодняшний транзакционализм. Если эти деликатные отношения имеют хоть какую-то надежду на восстановление, необходимо внести существенные изменения в структуру власти французской бюрократии и отношение нации к своим бывшим колониям. Хотя это уже практически невозможно. Макрон не отступит…
В мае 2021 года Париж взял на себя обязательство переработать Вашингтонский консенсус, введя временный мораторий на выплаты долга африканских государств и распределение валюты. Многие надеялись, что, укрепляя резервы африканских стран, Франция сможет улучшить правила прозрачности долга и восстановить экономические мосты. Но тщетно.
В то же время иммиграция из стран Африки к югу от Сахары во Францию застопорилась по сравнению с конкурирующими странами, такими как США и Китай. Это снижение вызвано решением Парижа повысить плату за обучение для всех студентов, не входящих в ЕС. Не следуя примеру других стран, предлагая программы стипендий и гранты, Франция преждевременно осудила потенциальные связи с элитой, средним классом и государственными служащими своих бывших колоний, которые необходимы для обеспечения дипломатических усилий Парижа в этом регионе. Эта недальновидная политика снижает его шансы на формирование новых партнерских отношений и усиление своего голоса в Африке. При должной предусмотрительности такая политика должна быть отменена. Но по мере того, как растущее антииммиграционное движение охватывает Европу, это кажется все более маловероятным.
Словом, макроновская Франция, желая объять необъятное, изо дня в день только теряет свои позиции на мировой политической арене, и если Пятая республика во главе с ее президентом не перестанет придерживаться подобной политики, то избежать политического банкротства будет невозможно.

Экономика
Новости