У него был исключительный талант руководителя

Гейдар Алиев-100
23 Декабрь 2022
10:49
302
У него был исключительный талант руководителя
Об этом посте
У него был исключительныйталант руководителя
Читать

 Интервью Эльмиры Ахундовой с Исмаилом Алиевичем Ибрагимовым

В 2023 году исполнится сто лет со дня рождения выдающегося азербайджанца, архитектора независимой Азербайджанской Республики, политика планетарного масштаба Гейдара Алиева.  

Газета «Бакинский рабочий» с особой чуткостью отнеслась к распоряжениям Президента Азербайджанской Республики об объявлении 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и об утверждении «Плана мероприятий в связи с объявлением 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и решила внести свой вклад в общее дело по увековечиванию памяти общенационального лидера азербайджанского народа.

В связи с этим газета «Бакинский рабочий» открыла новую рубрику «Гейдар Алиев - 100», которую ведет известный народный писатель Азербайджана, общественный и политический деятель, кавалер Ордена «Шохрат», давний автор нашей газеты Эльмира ханым Ахундова. Примечательно, что Э.Ахундова готовит к изданию новый двухтомник под названием «Гейдар Алиев и ближний круг», куда войдут интервью со многими его соратниками в разные периоды жизнедеятельности великого лидера - начиная с работы в КГБ СССР и до возвращения его к власти в начале 90-х годов. Публицист любезно предоставила редакции нашей газеты некоторые из этих интервью, которые ранее нигде не публиковались в полном объеме.

Сегодня представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с ректором Азербайджанского института нефти и химии (с 1960 по 1970 год и с 1978 по 1988 год), первым заместителем председателя Совета Министров Азербайджана (с 1970 по 1978 год) Исмаилом Алиевичем Ибрагимовым.

Эльмира Ахундова: - Исмаил муаллим, когда вы познакомились с Гейдаром Алиевым?

Исмаил Ибрагимов: - Мы познакомились 3 сентября 1952 года на Бакинской партийной конференции. Незадолго до этого Багиров снял меня с работы. Я работал секретарем парткома АзИИ и одновременно преподавал в институте, а мне предложили перейти на освобожденную работу секретарем парткома МГБ. Я написал заявление, что не хочу там работать. И меня сняли с поста секретаря парткома института. Если бы все это не происходило в конце 1952 года, за несколько месяцев до смерти Сталина, со мной могли бы сделать еще чего-нибудь похлеще. Я в то время защитил диссертацию, а из ЦК КП Азербайджана написали в ВАК письмо о том, чтобы мою диссертацию не утверждали, так как я снят с работы.  

В это время в филармонии проходила Бакинская партийная конференция, я делаю доклад как председатель ревизионной комиссии Бакинской парторганизации. Багиров подозвал к себе Мамеда Искендерова и, по всей видимости, уточнил, тот ли это самый Ибрагимов. Потом он встал, подошел к трибуне и, когда я закончил читать доклад, стал мне задавать вопросы «на засыпку». Один, второй, третий… На последний я ответил: «Не знаю». Он говорит: «Ты - бюрократ». И поворачивается к залу: «Товарищи, мы хотели сделать его секретарем парткома МГБ, он отказался. Я сказал: тогда оставайся на преподавательской работе. Ты доволен?» Я ответил: «Спасибо, товарищ Багиров».

После моего доклада объявили перерыв. Я спустился в буфет выпить стакан чаю. Рядом со мной стоял молодой человек. Он обратился ко мне: «Товарищ Багиров с вами говорил хорошо, я вас поздравляю». Это был Гейдар Алиев.

Э.А.: - Когда вы с ним стали более тесно общаться?

И.И.: - Более тесные контакты начались с начала 60-х годов, когда я стал ректором Института нефти и химии. Гейдар Алиев был в то время начальником 2-го отдела КГБ. С 1961 года к нам в республику на учебу начали направлять иностранных студентов, а этот контингент находился под наблюдением и контролем органов госбезопасности. Мы с ними все время были в контакте. Я недавно ездил в Анголу по приглашению президента Эдуарда душ Сантуша, он уже 25 лет возглавляет эту страну. Так вот он учился в нашем институте с 1961 по 1966 год.  

А вообще иностранные студенты, не знающие русский язык, учились у нас сначала на подготовительном отделении один год, а потом пять лет в вузе.

Э.А.: - В начале 60-х годов Гейдар Алиев практиковал выступления перед различными аудиториями. Он у вас не выступал?

И.И.: - Выступал. Мы как-то раз созвали расширенное собрание, на которое пришли все студенты и преподаватели. Я его пригласил выступить с лекцией, это было где-то в 1963-64 году. Алиев был очень общительным человеком и умел наладить контакт с любой аудиторией. Выступил он блестяще и произвел на всех большое впечатление.

У нас проректор института по работе с зарубежными студентами был их человеком и работал «под крышей». Кроме того, были два деканата - один для студентов подготовительного факультета, а второй - по работе с зарубежными студентами. Он вел работу со всеми факультетами, где учились иностранцы, решал все их вопросы. Заместителями декана в этих деканатах были сотрудники органов госбезопасности. Поэтому были тесные контакты и контроль.

За этими иностранцами пристально следила и Москва. Первые иностранные студенты, из Йемена, появились в Баку именно в Институте нефти и химии в 1963 году. У нас даже сначала общежития для них не было - мы их селили в подвалах, по частным квартирам. Потом мы, правда, построили 5 или 6 корпусов.

Когда иностранцы у нас появились, интерес у спецслужб к нам возрос. В год у нас обучалось по 300-400 студентов на подготовительном факультете и столько же на основных факультетах. Всего в СССР было три подготовительных факультета: в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы, в Киевском государственном университете и у нас. Это был пестрый неоднородный контингент, с многочисленными проблемами, самыми разными устремлениями и желаниями. За ними нужно было тщательно следить, вовремя предупреждать возникающие эксцессы, гасить их и пр. Здесь без органов и их контроля было не обойтись, они нам очень помогали.

Э.А.: - Каким вам запомнился Гейдар Алиев по 60-м годам? Чем он отличался от других сотрудников спецслужб?

И.И.: - Его прежде всего отличали доступность и простота. Он был очень простым, демократичным. Он был добрым человеком.  

У нас с ним сложились теплые личные контакты. Мы с ним вместе и на хаш ездили, и семьями в неформальной обстановке встречались.

Он пользовался очень большой популярностью, прежде всего, повторяю, благодаря своей простоте. Не чувствовалось, что он занимает такой высокий пост в КГБ, он никогда не выпячивал свою должность, свое генеральское звание.  

Гейдар Алиев уже тогда общался с деятелями культуры, я знаю, что он дружил с Ниязи, Таиром Салаховым.

Э.А.: - А как Гейдар Алиевич относился к Вели Ахундову?  

И.И.: - Исключительно хорошо. Я вам два примера приведу. Мне как-то позвонил Вели Юсупович: «Приходите с Марьям ханым, будем вместе встречать Новый год». - «А кто будет?» - спрашиваю. «Больше никого, только вы и мы с детьми». Я предложил: «Давай пригласим и Гейдара Алиева с супругой». Вели Ахундов с удовольствием согласился. Это было то ли в 1967, то ли в 1968 году. Встречали мы Новый год в квартире Вели Юсуповича в Ереванском переулке. Помню, Гейдар Алиевич принес Ахундову новогодний сувенир - бутылку коньяка с музыкой.  

Или второй пример искренности наших отношений. В июне 1968 года я в Москве защитил докторскую диссертацию. Вели Юсупович тоже был в столице, я позвонил ему в гостиницу «Москва», поделился радостью. Он мне говорит: «Приезжай». Мы с ним выпили по рюмке коньяка, и он говорит: «Когда приедешь в Баку, за тобой банкет». 14 июля 1968 года он звонит мне: «Давай завтра отметим твою защиту в Загульбе», на правительственной даче, значит. Я опять предлагаю пригласить Гейдара Алиева. Он говорит: «Обязательно!» И мы опять провели весь вечер вместе. Перед началом угощения я говорю: «Я виновник этого торжества, ты - хозяин квартиры, но кто-то же должен управлять столом. Давай изберем Гейдара тамадой». Эти примеры демонстрируют простоту характера и самого Вели Юсуповича (мы с ним еще в техникуме подружились с 15 лет), и простоту, искренность Гейдара Алиевича. Они ладили, и Алиев был очень предан Ахундову.  

Жены их - Сара ханым и Зарифа ханым - были глазными врачами, подругами. Эта близость тоже создавала фон. Вы не представляете, какие это были женщины: простота, скромность, высочайшая культура, обаятельные, нежные. Я таких женщин больше не встречал.

Э.А.: - Говорят, одной из причин отставки Ахундова явились конфликты, трения между ним и членами его команды, прежде всего Алихановым и Искендеровым. Что это были за люди?  

И.И.: - Мамед Абдулович Искендеров вообще в истории Азербайджана и в науке был человеком случайным. Он был доктором наук, директором НИИ, инженером-геологом. Не очень серьезный человек, примитивности в нем было много, не простоты, а именно примитивизма. Любил охоту, был сибаритом.

Что касается Алиханова, то это был человек с большим самомнением. Талантливый, хитрый, склонный к интригам. Явно выступал против Ахундова, не скрывал своего к нему отношения. Причем у него мысли были в том плане, что он является крупным специалистом, инженером-нефтяником. А Ахундов - врач, в экономике не слишком разбирается. Если в экономике в последние годы пребывания Ахундова у власти был спад, то здесь вина не столько Ахундова, сколько правительства во главе с Алихановым, который работал спустя рукава. Они тянули республику в разные стороны. Не сложились у них взаимоотношения. Налицо была откровенная борьба за власть. Они ожидали его скорой отставки, тем более с учетом того, что Вели Юсупович болел сильной формой диабета. Ну и, конечно, каждый из них примеривал это кресло на себя. Они события подталкивали. Правда, никто не ожидал, что вместо Вели Ахундова придет Гейдар Алиев.

(Окончание следует)

Новости