Гейдар Алиев всегда добивался нужного ему результата

Гейдар Алиев-100
16 Март 2023
11:08
382
Гейдар Алиев всегда добивался нужного ему результата

В 2023 году исполнится сто лет со дня рождения выдающегося азербайджанца, архитектора независимой Азербайджанской Республики, политика планетарного масштаба Гейдара Алиева. 

Газета «Бакинский рабочий» с особой чуткостью отнеслась к распоряжениям Президента Азербайджанской Республики об объявлении 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и об утверждении «Плана мероприятий в связи с объявлением 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и решила внести свой вклад в общее дело по увековечиванию памяти общенационального лидера азербайджанского народа.

В связи с этим газета «Бакинский рабочий» открыла новую рубрику «Гейдар Алиев - 100», которую ведет известный народный писатель Азербайджана, общественный и политический деятель, кавалер ордена «Шохрат», давний автор нашей газеты Эльмира ханым Ахундова. Примечательно, что Э.Ахундова готовит к изданию новый двухтомник под названием «Гейдар Алиев и ближний круг», куда войдут интервью со многими его соратниками в разные периоды жизнедеятельности великого лидера - начиная с работы в КГБ СССР и до возвращения его к власти в начале 90-х годов. Публицист любезно предоставила редакции нашей газеты некоторые из этих интервью, которые ранее нигде не публиковались в полном объеме.

Сегодня представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с генерал-майором, почетным сотрудником органов государственной безопасности СССР, заслуженным юристом Азербайджанской Республики Бахадуром Мамедгулу оглу Гусейновым (1921-2016).

 

1958-1960. 

Знакомство с Гейдаром Алиевым и начало работы в КГБ

Эльмира Ахундова: - Задам вам традиционный вопрос: когда вы познакомились с Гейдаром Алиевым и при каких обстоятельствах?

Бахадур Гусейнов: - Я впервые встретился с Гейдаром Алиевичем в 1958 году в городе Пришиб Джалилабадского района, где в то время служил в погранвойсках. Я был подполковником, заместителем начальника отряда по разведке. Гейдар Алиевич, будучи тогда начальником 2-го отдела КГБ, находился в командировке в Лянкяране и на обратном пути заехал в Пришибский пограничный отряд. Тогда мы с ним и познакомились. Первый вопрос, который он задал:

- Много ли здесь азербайджанцев?

- Всего два человека, - отвечаю, - я и капитан Касумов.

- А почему так мало в таком большом отряде?

- Подбор кадров проводят в Баку и Москве, - объяснил я.

- Это безобразие! Мы из республики отправляем в армию десятки тысяч людей, а здесь всего два человека.

Я почувствовал, что его волнует проблема отсутствия в органах, в пограничных войсках национальных кадров. Таково было мое первое впечатление об этом человеке. Я понял, что он думает об этом и ведет работу по увеличению числа национальных кадров в пограничных войсках, органах КГБ.

Он поинтересовался обстановкой на границе и ее охраной.

- Давно ли вы служите в пограничных войсках? - поинтересовался он потом.

- С 1942 года, - доложил я.

- Не надоело служить на одном месте? - полушутя спросил он.

- Я - человек военный, служу там, куда направят.

- Не думали о переходе на работу в органы?

- Если будет такой приказ, перейду в органы.

На этом наша встреча закончилась.

…Гейдар Алиев был противником применения необоснованных репрессивных мер по отношению к местным жителям приграничных районов. В связи с этим мне вспоминается знаменательный эпизод.

В 1958 году я выступил на совещании, на котором присутствовал Гейдар Алиевич:

- Мы из отряда ежегодно отчитываемся в том, что задержаны тысячи нарушителей пограничного режима. Но ведь этими нарушителями являются жители пограничных районов, которые живут и работают в Баку, студенты, которые учатся в столице и во время каникул приезжают в пограничную зону. Мы таким образом искусственно создаем нарушителей.

Дело в том, что бывшее руководство КГБ и пограничных войск разработало правила соблюдения погранрежима, согласно которым лица, едущие в пограничную зону, должны получать пропуска. И вот люди, временно находившиеся в Баку на учебе или в командировке, должны были получить пропуск, чтобы приехать домой.

Гейдар Алиевич отреагировал немедленно.  

- Этого нельзя делать, - сказал он. - Пограничники должны задерживать тех, кто не имеет никакого отношения к пограничной зоне, у кого в пограничных районах нет ни близких, ни родственников.

 

После вмешательства  

Гейдара Алиевича это ограничение было полностью снято. По инициативе Алиева КГБ Азербайджана вышел с предложением в КГБ СССР о внесении изменений в «Положение о приграничном режиме в Азербайджанской Республике», в результате чего жители приграничных районов получили возможность въезжать в эту зону по предъявлении паспорта, то есть без получения специальных пропусков. Это вызвало большое удовлетворение у местных жителей. Очень скоро количество нарушителей погранрежима сократилось до минимума - человек 10-15 в год. Пропуска мы требовали в основном у тех, кто приезжал из других республик.

…В 1960 году я написал рапорт с просьбой перевести меня на работу в Баку по семейным обстоятельствам и получил перевод в Управление пограничных войск в Баку. Но это Управление скоро было расформировано, и на его базе создали Оперативно-войсковой отдел азербайджанского направления. А мне предложили переехать в Тбилиси на работу в центральном штабе. До этого я уже успел прослужить десять лет в Грузии, снова туда ехать с семьей не хотелось, и, вспомнив наш разговор, я зашел к Гейдару Алиевичу.

- Гейдар Алиевич, - сказал я, - вы помните наш разговор? Наше Управление расформировано. Если есть возможность, я был бы рад работать в КГБ под вашим руководством.

- Подумаем, - ответил он. - Я доложу председателю Комитета, и мы сообщим вам о своем решении.

Через неделю Гейдар Алиевич вызвал меня и сказал:

- С вами хочет побеседовать заместитель председателя по кадрам Самедов. Наверное, ваш перевод будет возможен. Я предварительно заручился согласием председателя и думаю, что они пойдут вам навстречу. Тем более что вы как пограничник отлично знаете оперативную работу.

Я зашел к Самедову, мы поговорили с ним, я рассказал свою биографию. Он велел мне написать рапорт на имя председателя Комитета. Я написал рапорт, и меня перевели на работу в КГБ республики. Так с должности начальника разведки я стал рядовым оперуполномоченным 1-го отделения 2-го отдела. Это было для меня периодом стажировки, я изучал специфику деятельности 2-го отдела, нашего и других отделений. Это было в 1960 году.

 

1963-1986.  

Работа в КГБ

Б.Г.: - Через три года по инициативе Гейдара Алиевича я был выдвинут на должность начальника отделения. Работали мы по иранскому направлению. Позже было решено, что я могу принести больше пользы на посту начальника отделения 5-го отдела. Это был новый отдел, занимавшийся борьбой с идеологическими диверсиями, негативными явлениями, кроме того, мы осуществляли охранные мероприятия, это было как раз связано с последующей деятельностью Гейдара Алиевича, когда он стал первым секретарем ЦК. В этом отделе я проработал с 1965 по 1969 год.

В 1969 году Гейдар Алиевич перешел на работу в ЦК. Через некоторое время меня вызвали и спросили, не хочу ли я поехать в Нахчыван.

Так, из начальника отделения я сразу стал председателем КГБ при Совете Министров Нахчыванской Автономной Республики. Там я проработал до 1976 года. Потом меня назначили заместителем председателя КГБ Азербайджана, и в этой должности я проработал до 1986 года.

Безусловно, я и другие чекисты прошли хорошую школу Гейдара Алиевича. Я фактически все время работал под его руководством. Это была очень напряженная работа. Гейдар Алиевич был исключительно требовательным, ответственным человеком. Он требовал железной дисциплины от подчиненных.

Э.А.: - А в чем проявлялась эта требовательность? В отношении к работе? В составлении бумаг, донесений?

Б.Г.: - В выполнении поставленного задания. Например, если сегодня проводятся какие-то оперативные мероприятия и меня назначают ответственным за их осуществление, то я старался провести эту работу так, чтобы не получить никаких замечаний. В любом деле бывают и ошибки, и упущения. Его требовательность заставляла людей с большой ответственностью решать поставленные задачи, сводить эти ошибки к минимуму.

 

О кадровой политике Гейдара Алиева

Б.Г.: - Работая в Баку, я особенно отчетливо почувствовал, как Гейдар Алиевич беспокоится о национальных кадрах. Тогда в органах работало много русских, армян. Он же хотел укрепить органы, даже руководящий состав, национальными кадрами. Например, когда он перешел работать в ЦК, по его инициативе председателем КГБ был назначен азербайджанец Зия Алиевич Юсифзаде. То есть после Алиева был назначен Красильников, а потом назначили Юсифзаде.

Направляя меня в Нахчыван, он давал наставление:

- Займитесь воспитанием кадров с таким расчетом, чтобы они отвечали требованиям сегодняшнего дня, чтобы не было упреков, мол, азербайджанец не может работать. Я надеюсь на вас, верю, что вы поднимете там работу, знаю, какой вы ответственный человек. Обязательно передавайте своим подчиненным эту ответственность, умение организовать работу, чтобы в будущем мы могли их выдвигать.

Будучи секретарем ЦК,  Гейдар Алиевич впервые дал азербайджанцу, Мустафе Насирову звание генерала. Впервые руководителем азербайджанского направления границы стал азербайджанец.

По инициативе Гейдара Алиевича в погранвойсках появилось много азербайджанцев. Даже начальники пограничных отрядов, начальники штабов, начальники пограничных застав.

Гейдар Алиевич всегда старался укрепить все направления национальными кадрами. И это оправдало себя впоследствии.

 

Работа  с диссидентами

Б.Г.: - Еще я хочу отметить его отношение к репрессиям. КГБ в то время вел активную борьбу против проявлений антисоветизма, национализма, сепаратизма.

Э.А.: - Можно ли говорить о наличии в конце 60-х - начале 70-х годов диссидентов среди творческой интеллигенции? Какие установки давал своим подчиненным Гейдар Алиевич в работе с диссидентами?

Б.Г.: - Гейдар Алиевич говорил: «Высокую оценку оперативному работнику можно дать в том случае, если он путем предупреждений, профилактики добьется исключения из нашего общества новых арестованных».

Он несколько раз в моем присутствии говорил, что в органах КГБ Азербайджана не должны повториться признаки трагедии 1937-1938 годов. Он говорил это, и вся деятельность его была направлена на максимальную профилактику, предупреждение, анализ, на то, чтобы наставить людей на правильный путь, избежать их ареста. Это большая гуманность, проявление величайшей политической зрелости Гейдара Алиевича.

Отношение к этому Москвы можно продемонстрировать на одном примере. Долгое время мы разыскивали распространителя одного анонимного документа, в котором звучали ноты протеста против национальной политики в СССР, против диктата русских, засилья русского языка и т.д. Это была небольшая листовка на одной странице.

Нашли мы этого человека в Али-Байрамлы. Автором листовок оказался некий Керимов, человек лет сорока, фотограф по профессии. Мы пригласили его в Комитет, я провел с ним профилактическую беседу. Он поблагодарил за то, что ему объяснили недопустимость его поведения, которое могло привести к аресту, написал чистосердечное признание, и мы его отпустили. Мы всегда брали у профилактируемых письменное объяснение и обещание впредь не совершать подобных деяний.

 

(Окончание следует)

 

Новости