Гейдар Алиев спас нас всех от большой беды

Гейдар Алиев-100
02 Декабрь 2022
09:31
475
Гейдар Алиев спас нас всех от большой беды
Об этом посте
Гейдар Алиев спас нас всех от большой беды
Читать
Об этом посте
Гейдар Алиев спас  нас всех от большой беды
Читать
Об этом посте
Гейдар Алиев спас нас всех от большой беды
Читать
Об этом посте
Гейдар Алиев спас нас всех от большой беды
Читать

В 2023 году исполнится сто лет со дня рождения выдающегося азербайджанца, архитектора независимой Азербайджанской Республики, политика планетарного масштаба Гейдара Алиева.

Газета «Бакинский рабочий» с особой чуткостью отнеслась к распоряжениям Президента Азербайджанской Республики об объявлении 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и об утверждении «Плана мероприятий в связи с объявлением 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и решила внести свой вклад в общее дело по увековечиванию памяти общенационального лидера азербайджанского народа.

В связи с этим в газете «Бакинский рабочий» открывается новая рубрика «Гейдар Алиев - 100», которую будет вести известный народный писатель Азербайджана, общественный и политический деятель, кавалер Ордена «Шохрат», давний автор нашей газеты Эльмира ханым Ахундова. Примечательно, что Э.Ахундова готовит к изданию новый двухтомник под названием «Гейдар Алиев и ближний круг», куда войдут интервью со многими его соратниками в разные периоды жизнедеятельности великого лидера - начиная с работы в КГБ СССР и до возвращения его к власти в начале 90-х годов. Публицист любезно предоставила редакции нашей газеты некоторые из этих интервью, которые ранее нигде не публиковались в полном объеме.

Представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с Ибрагимом Иса оглу Исмайловым - доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Азербайджана, государственным советником юстиции 3-го класса (с 1980 по 1986 годы - председатель Верховного суда республики).

Эльмира Ахундова: - Ибрагим муаллим, я знаю, что вы общались и дружили с Гейдаром Алиевым с самых детских лет. И ваше общение, а впоследствии сотрудничество продолжалось долгие годы.

Ибрагим Исмайлов: - Мы даже родились в один год. Я родился 15 марта 1923 года в Нахчыване. Моя мама говорила, что  Гейдар родился, когда мне исполнилось сорок дней. Семеро братьев и сестер, родившихся до меня, не выжили.

В то время в Баку жил мой дядя. Когда я родился, он приехал и предложил моему отцу взять меня в Баку, усыновить, чтобы хоть один ребенок остался в живых. Поэтому через несколько недель после моего рождения меня перевезли в столицу.

В Баку я поступил в среднюю школу №9 Абдуллы бека Абашидзе, это дядя нынешнего главы Аджарии Аслана Абашидзе - он был директором этой школы. Она находилась в двухэтажном доме на месте нынешней музыкальной школы №12.

Все каникулы я проводил в Нахчыване. Наши с Гейдаром дома стояли напротив, на противоположных сторонах улицы, и мы постоянно встречались, играли вместе.

Э.А: - А в какие игры вы играли?

И.И.: - В основном мы играли в «чилинг-агадж». Берутся одна большая палка и две маленькие. Кладут одну маленькую палочку на другую, бьют по ней большой палкой, и маленькая летит. Выигрывает тот, чья палочка улетит дальше. Чилинг - называлась маленькая палочка, а агадж - большая.

Любили играть в «альчики». В эту игру играют бараньими косточками. Играли «на интерес», естественно, не на деньги, надо было выиграть у соперника как можно больше альчиков.

Это были примерно 1932-1934 годы. Мы часто ходили купаться на Нахчыванчай, это недалеко от дома Гейдара, на Пушкинской улице. Нахчыванчай была в то время полноводной рекой, и там можно было плавать. Особенно под мостом, где было углубление, там мы и купались. А еще близ Нахчывана было озеро под названием «Эдилага гелю». Мы и туда ходили купаться. Это километра три от города. Гейдар в Нахчыване научился хорошо плавать.

Очень любили ловить голубей. Примерно в полутора километрах от города на берегу Нахчыванчая были голубиные гнезда. Вот туда мы и ходили ловить голубей. У нас были силки, с их помощью мы ловили птиц и приносили их домой. Даже соревновались, кто больше поймает. У каждого из нас дома были свои голубятни. Мы подкладывали под голубей яйца, они выводили птенцов.

Помните, Гейдар Алиевич рассказывал, как мы ходили красть алычу? Вот мы с ним и ходили на это «дело». Был такой известный профессор Фарзалибеков, уролог. Его отец, Муслим бек, жил по соседству с домом Гейдара и имел большой сад, где росли виноград и фруктовые деревья. Сейчас там построили здание прокуратуры и жилой дом. И вот у самого забора росли терновые (гейчя) деревья. Мы перелезали через стену и рвали фрукты. Два-три раза Муслим бек нас ловил, один раз даже побил и пожаловался на нас родителям. Словом, детство у нас было озорное и веселое. Еще мы очень любили ходить в кино в местный Дом культуры.

Э.А.: - Какие фильмы в 30-е годы крутили в этом Доме культуры?

И.И.: - Мы с Гейдаром пересмотрели в то время все американские фильмы с Дугласом Фербенксом, обожали фильмы Чарли Чаплина. Ну и конечно, советская классика - «Волга-Волга», «Веселые ребята». Агиль, брат Гейдара, устраивал нам возможность бесплатного посещения киносеансов, потому что работал помощником киномеханика. Он был с детства очень трудолюбивым парнем. Придет, сообщит, какой фильм вечером будут крутить, и мы с Гейдаром идем. Денег-то у нас не было. Билеты на киносеанс стоили от 25 до 50 копеек.

В театр мы тоже часто ходили, на «Мертвецов» Мамедгулузаде, «Муж и жена» Узеира Гаджибейли, «Трагедия Фахраддина» Везирова, «Гаджи-Гара» Ахундзаде… Должен сказать, что в Нахчыванском драматическом театре был очень сильный коллектив. Отец композитора Рамиза Миришли - Миргасан Миришли, потом Иса Мусаев, Рза Исфендиярлы, Ибрагим Гамзаев… Они были очень сильными артистами.

Обратите внимание, в Нахчыване театр был создан раньше, чем в Баку. Местная публика с удовольствием ходила в театр. У нас был и любительский театр в бывшей мечети Завия (Завиййя мясчиди). Мечеть называлась по имени мехелле - Завия. Из нее сделали клуб, а потом Дом пионеров. Там был драмкружок, все увлекались театром, и Гейдар играл там большие роли. Причем ставили те же постановки, что и в профессиональном драмтеатре.

Э.А. - А вы были знакомы с родителями Гейдара Алиевича?

И.И.: - Конечно. Его мама, Иззет хала, была исключительно сердобольной женщиной. С ней из Сисиана, из Зангезура, кроме дочери, пришел ее племянник Рзакули (Рзагулу) Кулиев, он воспитывался у нее. В годы войны он работал в военкомате в Нахчыване, а потом тоже перешел на работу в КГБ. Они жили очень бедно, как и большинство нахчыванцев. Богатые люди у нас были наперечет. Но тем не менее... Бывало, мы набегаемся, наиграемся и приходим к ним домой. Иззет хала обязательно должна была покормить нас. Без этого она никого не отпускала. У нее всегда была кекя - печеное, которым она нас непременно угощала. Помню, у них в доме стояла металлическая печь, которая топилась дровами, а также каменным углем. В этой печи она и готовила, и пекла. Я даже помню, как Иззет хала в этой печи делала нам шашлыки. Но это было, когда мы уже немного подросли. Мы помогали Гейдару рубить дрова и складывать их в подвале на зиму.

Собак в Нахчыване почти не было. Нас пугали собаками, что с ними нельзя играть, что, мол, их волосы попадают в кишечник, от этого могут быть болезни и пр. У Гейдара дома в Нахчыване была кошка.

Гейдар не любил домашних собак. Я смутно помню, что его как-то покусала собака, когда ему было 5-6 лет. Поэтому он собак остерегался. А кошки дома у всех в Нахчыване были, из-за мышей.

Э.А. - Каким вам запомнился отец Гейдара - Алирза киши?

И.И.: - Он был добрым, мягким, ласковым человеком. Очень любил детей. Он всех друзей  Гейдара считал своими детьми. Хлебосольный был, как и его жена.

Э.А.: - Кого больше Гейдар Алиев любил?

И.И.: - Он отца ценил, уважал, а к матери относился очень нежно. Его отец прожил очень тяжелую жизнь. Пришел в Нахчыван без ничего, все в Зангезуре потерял - дом, нажитое добро. Дети не увидели ни дедушки, ни бабушки.

Жил Алирза сначала на квартире, скитался по чужим углам, потом, очевидно заработав в Баку на промыслах, купил домишко в Нахчыване. Дом был глинобитный. С улицы заходили сразу в коридор, справа была большая комната, а дальше по коридору открывался вход во двор. Там росли груша, алыча, абрикосы. Иззят хала любила возиться в саду.

Э.А.: - Вы говорили с Гейдаром Алиевым о деньгах, о том, что хорошо бы стать богатым. Или у вас были другие ценности?

И.И.: - Эти вещи нам даже на ум не приходили. В основном разговоры шли об учебе, о занятиях, о любимых книгах, о театре. Родители были набожными, соблюдали все ритуалы, ходили в мечеть. Поэтому у нас было полупатриархальное, полусоветское воспитание. О деньгах не было и речи. Иметь много денег даже грехом считалось, богатых презирали. Эти вещи не были для нас определяющими.

Гейдар Алиев очень любил розы. У них во дворе были розы. Когда он стал первым секретарем, он первым делом поручил главе города побольше роз в Баку сажать. Помню, Айдын Мамедов был председателем Бакгорисполкома, он пришел к «первому» и стал жаловаться, мол, высаживает в городе розы, а люди воруют цветы. Гейдар Алиев ответил: «Ничего, ты продолжай сажать, приучай людей к красоте. В конце концов им надоест разорять парки». Я как-то был у него с женой и принес им в подарок дивные розы. Помню, они долго восхищались этим букетом. Вообще он природу очень любил.

В сводное время мы ходили на речку. Он любил ходить по пойме реки, по зеленой траве. Общение с природой доставляло ему истинное наслаждение.

В Загульбе ему дали дачу. Там пустынно было, а он все посадил, озеленил ее, сам работал в саду. Потом он эту дачу подарил брату Зарифы - Тамерлану Алиеву.

Гейдар очень любил литературу, особенно поэзию. Гусейн Джавид, Микаил Мушфиг. Потом Самед Вургун, Мамед Рагим. Гейдар любил цитировать стихи любимых поэтов. У него был очень хороший голос, баритон, и он с детства любил петь, особенно Dəli ceyran, Uca dağlar başında. И еще он превосходно рисовал. У него был очень большой талант. Он рисовал цветными карандашами, я видел его рисунки. Жаль, что они затерялись. Он рисовал элементы зданий, архитектурных памятников, например, Момине хатун. Он рассказывал мне, какие красивые здания в Баку построит. А какой у него был красивый почерк! Среди нас он был самым одаренным. Аллах ни в чем не обидел его, дал ему все. И внешность, и рост, и ум, и память.

В Нахчыване были сильные школы и педагоги. Дядя Рамиза Миришли - Мирджафар - был педагогом. Педагоги были исключительно подготовленные, нахчыванцы к образованию относились очень серьезно. Все жили бедно, и единственный способ как-то вырваться вперед, из провинции - было хорошо учиться. Мы учились на латинице. До 1939 года была латиница, только в 1940 году перешли на кириллицу.

Э.А.: - О чем вы мечтали в детстве? Может, Гейдар Алиев говорил, кем хочет стать?

И.И.: - С детства у него была склонность к гуманитарным наукам и к рисованию. Он мечтал стать архитектором. И поэтому уже в школе много читал по этой специальности, готовил себя. Он сначала поступил в педтехникум, чтобы подготовиться к поступлению в вуз. Наряду с гуманитарными науками он очень хорошо знал математику, потому и поступил впоследствии в АзИИ, на архитектурный факультет. Там сначала надо было пройти конкурс - сдать черчение, рисунок, а тех, кто проходил конкурс, уже допускали до остальных экзаменов.

Отец Гейдара работал на железной дороге, и мы ходили часто на вокзал, смотрели, как идут поезда из Баку, увлекались транспортом. Другого-то практически не было в детстве, мы видели только железную дорогу. Поезда, вагоны, рельсы, железнодорожные пути, составы - все это казалось нам очень интересным, овеянным романтикой дальних дорог, путешествий. У меня до сих пор при звуках паровозного гудка щемит сердце. Он однажды шутливо сказал мне, имея в виду, что я живу и учусь в Баку: «Sən Adam oldun, biz isə qaldıq». А когда я защищал кандидатскую диссертацию, он присутствовал на защите от начала и до конца (это было в 1967 году, он был первым заместителем председателя КГБ), принес большой букет из роз и просидел до конца. А в конце опять сказал: «Adam oldun da sən, biz qaldıq».

Окончив в 1939 году педагогический техникум, Гейдар приехал в Баку, поступил на архитектурный факультет АзИИ, где проучился до 1940 года.

Э.А.: - А в детстве, юности драк между вами не было? Мальчишки ведь любят драться.

И.И.: - Нет, такого не помню. Однажды мы подрались с военными, когда уже война кончилась. В 1946 году это было. Военнослужащие задевали местных девушек, мы вступились за них и подрались. Я, Гейдар, еще кто-то из наших друзей возле кинотеатра подрались с военными. Избили их.

А другой раз меня провожали в Баку в командировку, и надо было взять билет, а билетов не было. Они - Гейдар, Рзагулу - пустили меня вперед, чтобы я подошел к кассе. А там стояла большая очередь. Мне же непременно нужно было попасть в Баку. Передо мной стоял русский капитан. Он грубо окрикнул меня: «Куда лезешь, елдаши?» Я его ударил по лицу. Он хотел ответить, но Гейдар с Рзагулу его задержали и увели в милицейский участок за то, что тот оскорбил наши национальные чувства.

Э.А.: - Что собой представлял Нахчыван 30-х годов? Как жили люди, где работали?

И.И.: - Там были артели промкооперации. Занимались изготовлением сбруи для лошадей, ну еще ковроткачество, сладости. Местное производство. Железнодорожное депо, соляной рудник и сельское хозяйство.

Нахчыван отличался тем, что там почти не было преступности. Народ был очень законопослушным. Не сравнить было ситуацию ни с Баку, ни с Гянджой. Я работал заместителем прокурора, и к нам приехали коллеги из Москвы - ознакомиться с обстановкой. Они предложили пойти посмотреть тюрьму и условия содержания заключенных. Это был 1946, 1947 год. В тюрьме было всего 6 камер. Открывают одну камеру, вторую - там никого нет. «А где ваши заключенные? Что, здесь разве нет преступности?». «Есть преступность, - отвечаю, - но это такие правонарушения, которые не вызывают необходимости изолировать людей. Ограничиваемся штрафами: мелкое хулиганство, мелкая кража». «Нет, такого не может быть!» Я говорю: «Пойдемте, я вам дела покажу, вы сами убедитесь!»

В результате они наградили прокурора Нахчыванской Республики орденом «Знак Почета» за искоренение преступности.

Э.А.: - Однако вернемся в годы вашей юности. Вы продолжали общаться с Гейдаром Алиевым после окончания школы?

И.И.: - Я окончил в Баку  161-ю школу. После школы в 1939 году поехал в Тбилиси, хотел поступать в Тбилисский институт инженеров железнодорожного транспорта, потому что мечтал стать инженером-путейцем. Там был очень большой конкурс. Из нашей школы поехали десять человек, но поступили только двое.

Меня призвали в армию, так как я подправил год своего рождения на 1921-й: очень хотелось вступить в комсомол. Туда принимали с четырнадцати лет. У меня тогда лет не хватало. Поэтому я «потерял» свою метрику, а, получая новую, сказал, что родился в 1921 году. Никто, естественно, ничего проверять не стал.

Поэтому в конце 1939 года, когда началась финская компания, меня призвали в армию. В то время призывали всех, кому исполнилось восемнадцать лет, невзирая на то, учишься ты или нет. Так как я родился в Нахчыване, меня направили в распоряжение Нахчыванского военкомата.

 

Продолжение следует

Новости