Каждый чувствовал, что над его действиями есть контроль

Гейдар Алиев-100
07 Апрель 2023
02:07
580
Каждый чувствовал, что над его действиями есть контроль

Статья 9-я, часть 2-я 

Это было сенсацией, что в Баку таким образом проявили заботу о детях. А это была личная инициатива Гейдара Алиевича. Пионерских лагерей не хватало, не каждая родительница могла повезти ребенка в Мардакяны, Гаджикенд, а в Баку ей было удобно. Пусть ребенок идет в пионерский лагерь на бульваре, на свежем воздухе покушает, а вечером родители приходят и забирают детей. То есть усилилось материально-техническое оснащение, организация отдыха, досуга детей, обучения на более высоком квалификационном уровне, создание целой системы дошкольных учреждений, целой системы внешкольных учреждений, домов пионеров, различных кружков для детей - это все заслуга Гейдара Алиевича. Этого всего до него не было.

Э.А.: - А откуда он брал все эти идеи?  

С.К.: - У Гейдара Алиевича была уникальная способность слушать людей. На каждой встрече с людьми, а он очень много встречался, задавал вопросы, расспрашивал о проблемах, и это давало ему возможность собрать информацию о том, что надо для народа.

Гейдар Алиевич с первых дней, как стал первым секретарем ЦК, пошел по колхозным рынкам, по магазинам, по общественно-политическим местам. Он стал встречаться с людьми, и эти встречи были сенсацией среди народа. До него встреч на таком уровне не было. И поэтому Гейдар Алиевич знал, что нужно народу, вплоть до мелочей. И вместе с тем это был невероятно внимательный человек.

Где-то в начале семидесятых годов Гейдар Алиев пригласил меня к себе, персонально.

- Светлана, мне сказали, что жена Ази Асланова лежит в глазной больнице. Мне неудобно, ты сходи к ней, прояви внимание, пока она там в больнице. Может быть, ей что-то надо.

То есть при всей своей занятости он узнал, что жена Ази Асланова в больнице. Это маленький пример. Но он говорит об очень многом.

Он встречался с выдающимися женщинами, деятелями Азербайджана. Он знал их заботы. По его поручению я много ходила к разным женщинам. Особенно к женщинам пожилым, одиноким, чьи вопросы надо решать и т.д. И от его имени, выполняя его поручения, я решала какие-то вопросы.  

 

Борьба с дефицитом  в торговле

Э.А.: - Гейдар Алиев очень требовательно относился к кадрам. Он требовал, чтобы назначенные им люди оправдывали его доверие, и самое главное, чтобы работали честно и добросовестно. Как вы, например. Кстати, почему он именно вас порекомендовал на должность министра торговли?  

С.К.: - Я не хотела идти в торговлю, я не торговый работник, в магазин и то редко заходила. Но  Гейдар Алиев вызвал меня и говорит:

- Светлана, Бюро ЦК приняло решение направить группу партийных, советских работников для наведения порядка в торговле. Торговля - эта такая отрасль, которая соприкасается с интересами всего населения. Там должны работать люди честные, к которым было бы доверие, которые бы не зависели ни от кого и навели партийный порядок в торговле.

Я отказывалась и сказала, что это невозможно. Я и торговля - несовместимые вещи. Мое образование, мой опыт работы не дают основания мне работать там.

- Мы не специалиста в торговле ищем. Мы ищем партийного человека, который выполнял бы в этой сфере решение Бюро ЦК о наведении порядка в торговле.

Этот вопрос обсуждался несколько раз. Он меня несколько раз приглашал. Я очень не хотела. В конце концов он вызвал меня и строго сказал:

- Это партийное поручение.

Я говорю:

- Гейдар Алиевич, как же я буду там работать? Там бандиты! - тогда именно такое отношение было к сфере торговли. - Там взяточники, бандиты, махинаторы, как я там буду работать? Я не смогу.

Он мне сказал:

- Если ты будешь честно и добросовестно работать, Бюро ЦК и я лично будем тебя поддерживать. Иди и смело работай. Мы тебе верим, будем следить за твоей работой. Иди и наводи там порядок.

Это было очень непросто.

Э.А.: - Расскажите, что тогда происходило в сфере торговли, и как проходила борьба на вашем уровне, на уровне Бюро ЦК с негативными явлениями. Дефицит же был всеобщий. Это, наверное, была самая главная проблема?

С.К.: - Главное было в том, чтобы удовлетворить потребность населения. Там, где не удовлетворяется потребность, там, где острейший дефицит тех или иных товаров, там, конечно, было и будет злоупотребление. Народ был очень недоволен.

Первое, с чего мы начали, - это ввели талоны на мясо и масло. В республике этих продуктов более чем недоставало. Республика мало производила, все это завозилось. А объем завозимого был очень маленьким, не хватало. Продавали по спекулятивной цене. Люди приходят в магазин после работы, а прилавки пустые. И тогда, обсудив этот вопрос, приняли решение на уровне Бюро ЦК ввести продовольственные талоны.

Борьба с негативными явлениями в торговле велась тремя путями. Первое - это меры по ликвидации дефицита. Второе - меры по внедрению более качественной организации торговли. Это фасованные изделия, исключающие недовес или перевес, продажа товаров на предприятиях, в учреждениях. И третье - кадры, выдвижение проверенных, испытанных людей, которым доверяли. Когда я была назначена министром торговли, решениями Бюро ЦК Компартии Азербайджана, решениями бюро городских, районных комитетов партии многие комсомольские, партийные работники, имеющие экономическое образование и опыт работы с массами, направлялись в торговлю. И они в свою очередь начали вести правильную кадровую политику, начали работать честно, не будучи связаны ни с какой мафиозной структурой, с теневиками. И это очень дисциплинировало остальных людей.

Борьба велась острая. За тридцать граммов недовеса передавали дело в прокуратуру. Проходили общественно-показательные суды. Завмагов сажали за обвес и обсчет покупателей в магазине. Сажали, заметьте, не продавца, девчонку, а завмага, много таких людей снимали с должности, принимались решения о недопуске их к работе в торговле и т.д.

Многих директоров ресторанов, оптовых баз снимали с работы за сокрытие товара, за продажу по спекулятивным ценам, за злоупотребления и передавали их дела в прокуратуру. Простой народ это поддерживал. И я вам должна сказать: люди знали, что с этим борется лично Гейдар Алиевич, что все это контролируется первым секретарем ЦК.  

Каждую неделю он ездил по магазинам, рынкам. Он заставлял районы, имеющие сельхозпродукты, колхозы, совхозы привозить свою продукцию в промышленные центры, создавать изобилие, продавать товар по твердым ценам, чтобы не было спекуляции. Колхозы, совхозы привозили хороший, натуральный сыр, масло, яблоки, груши - все, что у них есть. Для продаж отводились определенные места. Я сама вместе с Бакгорисполкомом или с горкомом партии определяла места, выделяла специальные площади. И эти ярмарки носили регулярный характер. То есть каждую субботу и воскресенье в Баку, Сумгайыте, Али-Байрамлы (ныне Ширван), Гяндже пригородные колхозы и совхозы привозили свою продукцию. Это создавало изобилие, это была помощь в борьбе со спекуляцией, с сокрытием товаров.  

Но с промышленными товарами, товарами народного потребления было все-таки сложно. И поэтому ввели такую форму торговли - по предприятиям, по организациям, в порядке строгой очередности. Это была форма борьбы со спекуляцией, и должна сказать, очень эффективная форма. Потому что всем нужна импортная мебель, а ее было мало. Если оставить в магазине, то завмаг продаст ее по спекулятивной цене. А так велся специальный учет. Вместе с АСПС мы определяли перечень предприятий, где будет организована выездная торговля мебелью, холодильниками, телевизорами, одеждой, обувью и т.д. Работа проводилась под контролем местных профсоюзных организаций. С особым вниманием мы относились к запросам писателей, композиторов, других представителей творческой интеллигенции.

Э.А.: - Я это помню, так как работала в Союзе писателей и как раз писала на ваше имя письма с просьбой выделить тот или иной комплект мебели или машину тому или иному нашему писателю и т.д. И это, как правило, удовлетворялось.  

С.К.: - Ко мне приходили разные люди. Однажды пришел педагог и говорит:

- Мне нужен трехрублевый шарф, потому что я кашляю, болею, мне нужен шарф. Дорогой мне не нужен - трехрублевый.

Я беру трубку и звоню директору ЦУМа.

- К тебе придет такой-то, ты обязательно дай, если сейчас есть. Если нет, возьми его координаты и когда у тебя будет, организуй.

Прошло много лет, я уже секретарь ЦК.

Вообще удивительно: в советское время после министерства торговли стать секретарем ЦК. Знаете, как меня проверяли? По очереди мы делали доклады на День Республики - 28 апреля.  

…Очередной доклад делаю я. Я вышла на трибуну, выступила с докладом, вернулась на место. Была прямая трансляция по телевидению. Через неделю перед Бюро ЦК Кямран Багиров говорит:

- Если бы вы знали, какое я получил заявление о Светлане Чингизовне.

У меня сердце ушло в пятки, в то время же анонимки были. Он говорит: «Я поставлю визу, пусть все члены Бюро прочитают».

Очередь дошла до меня, и я прочитала это письмо. Это писал педагог, который приходил ко мне за трехрублевым шарфом. Оказывается, он трижды был у меня на приеме. Был на приеме, когда я была заведующей отделом горкома партии. Это был где-то 1969 год. Через несколько лет он пришел на прием в Бакгорисполком по вопросам школы. И я опять его вопрос решила. В третий раз он пришел ко мне за шарфом. И вот он все эти три встречи вспомнил, написал в этом письме: «Я уверен, что если придут такие люди, которых знает народ и которые, поднимаясь по служебной лестнице, оправдывают свое назначение, к ним будет доверие».  

(Продолжение. Начало в №58)

(Продолжение следует)

Новости