О борьбе с коррупцией и аскетизме Гейдара Алиева...

Гейдар Алиев-100
14 Сентябрь 2023
09:55
2062
О борьбе с коррупцией и аскетизме Гейдара Алиева...

Газета «Бакинский рабочий» с особой чуткостью отнеслась к Распоряжениям Президента Азербайджанской Республики об объявлении 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и об утверждении «Плана мероприятий в связи с объявлением 2023 года в Азербайджанской Республике «Годом Гейдара Алиева» и вносит свой вклад в общее дело по увековечиванию памяти общенационального лидера азербайджанского народа. 

Джафар Джебраил оглу Велиев - советский государственный и политический деятель, доктор юридических наук, профессор, генерал-лейтенант внутренней службы. В советское время работал в органах прокуратуры, был заведующим отделом административных органов ЦК КП Азербайджана, затем министром внутренних дел Азербайджанской ССР. Умер в Баку в 2012 году. 

В рубрике «Гейдар Алиев - 100» мы продолжаем знакомить вас с публикациями народного писателя Азербайджана, общественного и политического деятеля, кавалера ордена «Шохрат», давнего автора нашей газеты Эльмиры ханым Ахундовой, ее беседами со многими соратниками Гейдара Алиева в разные периоды его жизнедеятельности - начиная с работы в КГБ СССР и до возвращения его к власти в начале 90-х годов. 
Сегодня представляем вашему вниманию беседу Эльмиры ханым Ахундовой с Джафаром Велиевым.   
Эльмира Ахундова: - На какой период приходится ваше знакомство с Гейдаром Алиевым?
Джафар Велиев: - Мы познакомились еще в 1962-1963 годах, когда я был заместителем заведующего административным отделом ЦК. Я окончил юридический факультет Ленинградского университета. Был, кстати, единственным азербайджанцем - секретарем комсомольской организации юридического факультета. Меня даже Владимир Путин узнал, когда приезжал в Баку. После университета три года проработал в Москве.
Э.А.: - Что курировал ваш отдел?
Дж.В.: - Все правоохранительные органы. В начале 60-х годов Гейдар Алиевич частенько заходил к нам, он тогда еще работал начальником 2-го отдела КГБ. Так что познакомились мы по долгу службы. В 1964 году меня назначили первым заместителем прокурора республики, и я работал там до 1969 года, до знаменитого пленума. 
Э.А.: - Расскажите, пожалуйста, о первом знакомстве, когда Гейдар Алиев еще работал в КГБ. Какое он на вас произвел впечатление?
Дж.В.: - Он был очень аккуратным, подтянутым человеком. Когда мы познакомились, он сказал, что хорошо знает моего тестя. Тесть был участником Отечественной войны, полковником, дважды кавалером ордена Ленина. В 1944 или 1945 году он был направлен в Нахчыван военкомом. 
Э.А.: - А вот когда он был на посту заместителя председателя КГБ, вы можете вспомнить какой-то интересный случай?
Дж.В.: - Случаев было немало. Будучи заместителем прокурора, я допрашивал шпионов, агентов, которых они ловили. Я приходил туда, в КГБ, вел допросы, и мы долго беседовали с Гейдаром Алиевым. Он прекрасно знал агентурную работу. И даже меня просвещал в некоторых вопросах, причем делал это очень корректно.
14 июля 1969 года Гейдара Алиева избрали первым секретарем ЦК. На пленум от нас был приглашен прокурор республики, он тогда являлся кандидатом в члены ЦК. На следующий день Гамбой Мамедов звонит мне и спрашивает:
- Сегодня в газетах опубликован список членов ЦК. Велиев Д. - это ты?
Принесли мне газету, я прочитал и удивился, каким образом в список попало мое имя. Меня избрали членом ЦК, хотя я не был даже кандидатом. Я понял, что это, конечно, инициатива нового первого секретаря.
Прошло несколько месяцев, шел уже 1970 год. Вечером, а мы засиживались в прокуратуре допоздна, мне позвонил референт Гейдара Алиева:
- Гейдар Алиевич хочет встретиться с вами...
Во время беседы Гейдар Алиев предложил мне перейти в Центральный Комитет заведующим отделом административных органов. Он уже в мельчайших подробностях, вплоть до дальних родственников, изучил мою биографию, послужной список и считал, что моя кандидатура на эту должность - самая подходящая.
- Административные органы в ужасном состоянии, - сказал он мне в напутствие. - Мы должны возродить их, решительно очистить от всяческой скверны, подобрать для работы в них честные, порядочные кадры. Я учитываю то, что ты знаком с этой сферой, хорошо проявил себя, работая в прокуратуре, а до этого в ЦК. Иди и составь план первоочередных мероприятий. 
В этой должности я проработал до 1978 года, а затем был назначен министром внутренних дел вместо погибшего Арифа Гейдарова.
Э.А.: - Почему его убили?
Дж.В.: - Я вел следствие. Это нелепая история. Ариф Гейдаров был хорошим, порядочным человеком. Убийца работал в России, но хотел перевестись в республику. Он приезжал в МВД, жаловался, что у него много детей, просил работу, и его в конце концов перевели инспектором в женскую тюрьму Шуши. Но он возражал, говорил, что не может там работать, так как это далеко, он сам из Касум-Исмаиловского района (ныне Геранбойский район. - Ред.). Наверное, когда его переводили из России, ему что-то обещали, но этого следствие не установило. Однажды он был на приеме у 
Гейдарова, тот обещал, что переведет его. Он не раз приходил в отдел кадров, и у него вроде бы потребовали взятку. Он вышел оттуда разъяренным, понял, что его обманывают, зашел в приемную министерства, убил дежурного и ворвался в кабинет министра. В это время у Гейдарова сидел его заместитель, генерал Кязымов. И убийца с пистолетом в руках зашел в кабинет. Это произошло летом, окна открыты, шумно, звука выстрела, когда он стрелял в дежурного, не было слышно. Я об этом несколько раз у свидетелей спрашивал. Застрелив министра и его заместителя, он последним патроном убил себя.
Э.А.: - Став заведующим отделом административных органов, вы курировали правоохранительную сферу. В те годы велась очень жесткая борьба со взяточничеством, злоупотреблениями в торговле, проводились большие показательные суды. Суровые меры были оправданны?
Дж.В.: - Мы с Гейдаром Алиевым подолгу беседовали об этом. Гейдар Алиевич говорил, что положение плохое и в здравоохранении, и в других областях. Всюду процветают взяточничество, спекуляция, кумовство. Поэтому мне было дано задание продумать, как все это можно изменить, чтобы народ почувствовал позитивные перемены, поверил в справедливость. Он поручил мне в первую очередь очистить правоохранительные органы: МВД, прокуратуру, пересмотреть состав судебных органов. Мы «почистили» МВД, сняли Ализаде, был такой министр. Министра, его заместителей - всех на Бюро ЦК освободили от занимаемых должностей.
Э.А.: - А где находили новые кадры?
Дж.В.: - Мы их подбирали из того же МВД, из прокуратуры, были же порядочные люди.
Э.А.: - А из России никого не приглашали?
Дж.В.: - Нет, опирались на местные кадры. Я, честно говоря, не очень ладил с МВД СССР, потому что там было много армян. И я не во всем их слушался. 
Помимо чистки в органах, мы проверяли информацию о злоупотреблениях районных партийных руководителей. Помню, обнаружили фальсификацию объемов хлопка в Кюрдамирском районе. Был такой секретарь Кюрдамирского райкома, его называли «Бала Ленин», до того он был с виду принципиальным. А когда проверили его работу, то нашли приписки, прочие нарушения и исключили из партии, а позже привлекли к уголовной ответственности. Наказывали и других секретарей за злоупотребления и приписки.
Боролись со спекуляцией, проводили специальные рейды. Но, конечно, особенно жесткая борьба шла с приписками. В середине 70-х годов вскрыли большие злоупотребления в Шамхоре (ныне Шамкир). Одним словом, мы постоянно работали над этими вопросами, приходилось освобождать от должности министров, руководителей хозяйств. В те годы Бюро ЦК проходило очень напряженно. 
Э.А.: - Почему? 
Дж.В.: - Потому что вопросы обсуждались остро, принципиально, снимали людей с работы, давали выговоры. Никто, даже на самом высоком посту, не мог быть застрахован. Помню, заведующие отделами ЦК Энвер Джабраилов и Микаил Назаров подходили ко мне и говорили: «Тебе хорошо, мы видим, как он к тебе относится, а мы сидим и дрожим».
Мы действительно порой сидели на Бюро и думали, что завтра и нас может ожидать та же участь. 
Гейдар Алиевич был бескомпромиссным человеком, за проступки наказывал очень строго.
Прошло некоторое время после назначения меня завотделом, и как-то меня вызвал Гейдар Алиевич. 
- Я хочу, чтобы ты был парткомом, - сказал он.
- Гейдар Алиевич, я завотделом, вы знаете, сколько там грязи. Стану я еще парткомом. Откуда у меня на все время?
Он на меня строго посмотрел, его взгляд ведь как рентген. Но я с ним долго работал, привык.
- Ты коммунист?
- Пока да.
Он начал смеяться.
- Приходи вечером на партийное собрание.
Я пришел, он встал и говорит:
- У меня есть предложение...
И предложил избрать меня парткомом.
- Есть вопросы? - обратился он к залу.
Все, конечно, проголосовали «за». 

(Окончание следует)

Новости